Интересы

промышленность

Как Адам Свицын усовершенствовал Донецкий металлургический завод и избежал расстрела

Как Адам Свицын усовершенствовал Донецкий металлургический завод и избежал расстрела
Юзовка (Донецк). Металлургический завод, которым управлял Свицын

Адам Свицын родился в октябре 1875 года в городе Ковно (ныне Каунас, Литва). Отец, известный хирург Александр Свицын, определил сына в гимназию, находившуюся в Вильно (современный Вильнюс, столица Литвы). Одноклассником Адама оказался хулиган и второгодник Феликс Дзержинский — будущий основатель и глава ВЧК. Впрочем, спустя много лет судьба еще сведет этих двух людей.

В 1900 году Адам окончил Петербургский горный институт и в поисках работы отправился на территорию современной Украины. Работал инженером-металлургом на нескольких предприятиях, а затем получил приглашение в Екатеринослав (Днепропетровск) стать помощником управляющего Александровским металлургическим заводом (ныне ПАО «Евраз — Днепропетровский металлургический завод им. Г. Петровского»). Эта должность едва не стоила ему жизни. Летом 1906 года у стен паросилового цеха раздались выстрелы. Анархист, метивший в другого помощника управляющего (тот славился постоянными издевками над рабочими), слегка промахнулся и ранил Свицына. На всю жизнь у металлурга остались шрам на щеке и нервный тик.

Впрочем, город запомнился молодому человеку не только этим. В Екатеринославе он встретил свою любовь — местную учительницу Любовь Перазич. Вскоре молодые люди поженились. У супругов было трое детей — дочь и два сына.

Главный управляющий

В 1909 году Адаму Александровичу предложили возглавить металлургический завод в поселке Юзовка (Донецк). На предприятии сложилась конфликтная ситуация. Дело в том, что управляющий британец Джейк Андерсон — рыжий, с огромной плешью, коренастый, угрюмый человек — держался высокомерно, унижал персонал, вводил все новые и новые штрафы для рабочих. На заводе назревал бунт. К счастью, получив в цеху нелепую травму, Андерсон укатил в Англию.

Правление Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производства, которому принадлежал завод, занялось поиском другого руководителя, желательно не иностранца. Из нескольких кандидатов выбрали 34‑летнего Свицына.

Адам Александрович поставил два условия: самостоятельность в кадровых вопросах и финансирование правлением полной реконструкции предприятия. Условия приняли. Свицын переехал с семьей в Юзовку, поселился в доме основателя поселка Джона Юза. Оклад главного управляющего завода и рудников составил 40 тыс. рублей в год.

Свицын, наученный горьким опытом предыдущего главы завода, понимал: подавлять недовольство в рабочей среде нужно не кнутом, а пряником. И начал свою деятельность с того, что повысил заработки на 14‑40 %.

Цена успеха

Новый директор завоевал уважение рабочих не только повышением зарплат. Люди оценили, что Свицын категорически отказался от личной охраны. Юзовку облетела его фраза: «Мне не нужны городовые для охраны — меня будут охранять сами рабочие».

Разговаривая с подчиненными, Адам Александрович не повышал голос, держался с достоинством, демонстрировал уважение к собеседнику. Привлекал на предприятие квалифицированных специалистов, предлагая хороший соцпакет — например, предоставление земельных участков под строительство собственного дома.

Управляющий позаботился и о досуге заводчан — на предприятии открылись летний театр «Аудитория», оркестр духовых инструментов, хоры. Жену Адама Александровича избрали председателем совета спортивного гимнастического общества. Рабочие по достоинству оценили усилия своего руководителя: на заводе вплоть до 1917 года не было забастовок.

Свицын устраивал у себя дома «субботники». Инженеры, техники, мастера с женами и невестами угощались закусками и вином, танцевали, вели светские беседы об искусстве, обсуждали новинки технического прогресса.

4,5 тыс. т рельсов в 1910 году ежедневно производил металлургический завод в поселке Юзовка

Уже в 1910 году завод ежедневно производил более 4,5 тыс. т рельсов, 11 тыс. т проката, на предприятии всего за год появились две электростанции, позволившие заменить ручной труд механизированным. Был построен новый мартеновский цех. Завод поставлял конструкции для крупных мостов по всей Российской империи. Этот успех обеспечил Адам Свицын, добившийся от правления общества выделения на свои реформы 6 млн рублей.

Проклятие инженера Чеховича

В январе 1918 года Юзовку на четыре месяца захватили большевики. Первое, что они сделали, — национализировали завод. Предприятие остановилось. Когда в мае немецкие войска выгнали большевиков, Адам Александрович вывесил объявление по поводу невыплаченной зарплаты: «За месяцы март и апрель выплачиваться не будет, ибо за эти месяцы должна уплатить советская власть. Рабочие могут подавать иск на Совет народных комиссаров».

В тот период большие изменения касались не только политики, но и личной жизни Свицына. Он познакомился с Яниной Чехович, женой польского инженера, работавшего на заводе, и влюбился в нее. Когда в 1918 году Польша провозгласила независимость, Чеховичи решили уехать в Варшаву. Свицын, заболев тифом, лежал без сознания и без ухода — его жена Любовь Антоновна с детьми находилась в крымском имении Албат (ныне поселок Куйбышево Бахчисарайского района). Пани Янина зашла с мужем в вагон, поставила вещи, поцеловала детей и… вышла на перрон. Сказала, что остается спасать Адама Александровича. Муж проклял ее — раз этот Свицын лишил его детей матери, так пусть у их будущих детей тоже матери не будет!

Янина Чехович, нанимая извозчиков и расплачиваясь драгоценностями, привезла бредившего Свицына в Ростов, а оттуда — в Албат, к жене. Сама же поселилась в Симферополе. Поправившись, Адам Александрович спросил у Любови Антоновны, как он здесь очутился — дорогу из Юзовки в Крым он не помнил. Узнав, что его спасла Янина Владиславовна, Свицын собрал чемодан и ушел к ней.

При советской власти Свицын занимал скромный пост инспектора треста «Югосталь», объединившего его родной Юзовский завод (с 1924 года назывался Сталинский), а также Макеевский и Енакиевский. С Яниной Владиславовной он жил в гражданском браке — инженер Чехович так и не дал ей развода.

В январе 1926 года у пары родилась дочь Янина-Виолетта. Через неделю Свицын уезжал в загранкомандировку для закупки оборудования. Янина Владиславовна выбежала на балкон неодетая, чтобы помахать рукой на прощание, и простудилась. Она сгорела за несколько дней… Проклятие Чеховича сбылось.

Опасная критика

Работая инспектором, Свицын видел, что оборудование на многих предприятиях катастрофически износилось, в том числе и на Сталинском заводе. «Техническое состояние отдельных цехов на Сталинском, Днепровском заводах, а также на заводах Шодуар и Бантке ухудшилось, — за­явил он на Всеукраинском съезде промышленности и торговли в марте 1926 года. — Большая сеть электромоторов на заводах пришла в негодность и требует замены. Поэтому некоторые металлургические заводы работают с риском выхода из строя целых цехов».

Критику восприняли как «антисоветские происки» — Свицына хотели арестовать. 50‑летнего правдолюба спас его бывший соученик по гимназии Феликс Дзержинский, возглавлявший ГПУ. Но через два года, когда Железного Феликса уже не было в живых, за Адамом Александровичем пришли. Следствие тянулось три года, но компромата на него так и не нашли. В 1931 году Свицына выпустили и назначили консультантом на завод «Красный Октябрь» в Сталинграде (Волгоград).

Через несколько лет его перевели в Москву — техническим директором металлургического завода им. Серго Орджоникидзе. 5 декабря 1937 года Свицына вновь арестовали. А уже через два месяца расстреляли, обвинив в «шпионаже» и «участии в контрреволюционной организации». Летом 1956 года крупный организатор металлургического производства Адам Свицын был посмертно реабилитирован.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
Покупка Продажа
100 долларов 2.590,01 0.0195 2.612,23 0.0168
100 евро 2.881,24 0.0194 2.927,17 0.0289
10 рублей 4,05 -0.0001 4,46 0.0001
Курс обновляется 1 раз в сутки