Мнения

анализ

Почему российские банки не приживаются в Крыму

Почему российские банки не приживаются в Крыму

С момента оккупации Крыма число российских банков на полуострове сократилось почти втрое. Это даже не отступление, а настоящее бегство. Причины такого поведения закономерны и являются следствием падения деловой активности в оккупированном Крыму, санкций США и ЕС против РФ, а также неожиданного эффекта от "банковской дипломатии" Украины. Весь этот санкционный букет, конечно, отразился на населении Крыма и его экономике.

Кто и как ушел?

На начало 2014 года в Крыму работало 16 российских банков. Через год Крым покинули шесть из них банков: пять - по причине отзыва лицензии и один - по собственному желанию. На практике выглядело это так.

В самом конце 2015 года Центробанк РФ вывел с рынка кубанский Крайинвестбанк, который еще не так давно был на хорошем счету у Агентства по страхованию вкладов РФ (АСВ, аналог украинского Фонда гарантирования вкладов). АСВ пыталось санировать банк, назначив санатором Российский национальный коммерческий банк (РНКБ), но спасти кубанский банк, похоже, не удалось. На 1 февраля 2017 года его капитал и адекватность капитала были равны нулю. Любопытно, что на протяжении 2016 года акционером Крайинвестбанка оставался субъект Российской Федерации - Краснодарский край. Центробанк РФ при решении о проведении санации выдал 18 млрд рублей, но после работы РНКБ оказалось, что общая сумма, необходимая для санации, должна быть около 30 млрд рублей. Это примерно чуть меньше всего объема выданных кредитов в Крыму.

8 июня 2016 еще один банк "Финансовый стандарт" был лишен лицензии Центробанка РФ. На территории Крыма у банка было пять отделений. После проверки выяснилось, что банк просто растратил свой капитал: уровень достаточности его капитала на момент закрытия составлял 2%, при необходимых 10%.

21 июня 2016 года Центробанк РФ отозвал лицензию у питерского Рускобанка, он же "Русский торгово-промышленный банк". На момент отзыва лицензии у этого банка было три отделения в Крыму. Лицензия была отозвана за отмывание денег.

18 августа 2016 года Центробанк РФ отозвал лицензию у еще одного любителя крымского рынка банковских услуг - "БайкалБанк". В результате проверки выяснилось, что банк полностью утратил свой капитал и фальсифицировал отчетность, неверно отражая в ней стоимость активов.

23 января 2017 года Центробанк РФ отозвал лицензию у Тальменка-Банк (г. Барнаул). Тальменка-Банк также имел несколько отделений в Крыму. 3 марта 2017 года банк уже был признан банкротом.

И в тот же день 3 марта довольно неожиданно для всех о закрытии своего Севастопольского филиала объявил "К2 Банк" (г. Черкесск). Довольно экстравагантным выглядит объявление на сайте банка с предложением крымским клиентам обслуживаться в головном офисе банка в столице Карачаево-Черкесской республики - городе Черкесске.

О тех, кто остался

Часть из банков, которые остались в Крыму, могут до конца года позавидовать "мертвым" коллегам. Кроме шуток, кандидаты на вылет уже есть, и они просматриваются прямо сейчас. На полуострове работают такие банки (в скобках значение норматива капитала Н 1.0):

1. Банк РНКБ (48,68%);

2. Севастопольский Морской банк (18,6%);

3. Банк ТААТТА (16,64%);

4. Генбанк (15,01%);

5. Банк ЧБРР (13,5%);

6. Банк Рублев (12,62%);

7. Банк Северный кредит (12,42%);

8. Банк Россия (12,39%);

9. Банк Верхневолжский (11,86%);

10. Темпбанк (8,8%).

Очень слабые позиции у Темпбанка. Мое внимание привлекло то, что на сайте банка ярко красуются комментарии официальных лиц МИДа РФ о санкциях против российских банков. Чутье не подвело, как оказалось, в феврале этот банк уже вошел в зону риска при исполнении норматива капитала Н 1.0. Так, при нормативе 10% на 1 февраля 2017 года Н1.0 Темпбанка составлял всего 8,8%. Еще чуть-чуть и, возможно, он станет клиентом АСВ, хотя, конечно, нарушение норматива Н 1.0 банками в РФ сейчас не такая уж и диковинка.

Также в зоне определенного риска остаются банки: Верхневолжский, Россия, Северный Кредит и Рублев банк. ЧБРР, скорее всего, будет поглощен Генбанком, эта информация всплывала в СМИ, а у самого банка были какие-то проблемы с публикацией отчетности, но на 1 февраля публикация состоялась.

Сюрпризом оказалось другое: те банки, у которых на первый взгляд с капиталом все неплохо, вдруг в 2015-2016 гг. начали просить капитал. Под программу по докапитализации через облигации федерального займа (ОФЗ) попал и банк Россия, его вкладчикам пришлось понервничать в первом квартале 2016 года: банк докапитализировали с опозданием. Банку дали 10,6 млрд. рублей на докапитализацию.

Довольно наглым оказался РНКБ, который попросил у властей на три года капитал в сумме 21 млрд рублей. Судя по всему, попросил впрок, т.к. из банков, работающих в Крыму, у него был самый большой запас капитала, и он же обслуживал некоторые выплаты АСВ вкладчикам пострадавших банков.

Поспекулировать на теме Крыма решил и Генбанк: в апреле 2016 года этот банк попросил и получил докапитализацию в сумме 1,4 млрд рублей, а уже в январе 2017 года решил повторить процесс, сообщив что для кредитования крымских заемщиков ему нужно влить в капитал еще 2 млрд рублей, а лучше все 5 млрд. При этом я бы не сказал, что у банка был сильно низкий норматив капитала, но ему, наверное, виднее. Подсчитав общие "хотелки" банков, которые остались в Крыму к марту 2017 года, я пришел к выводу, что правительству России придется влить в них еще около 30-35 млрд рублей - это примерно объем всех кредитов, выданных в Крыму за всю историю его оккупации. Справедливости ради скажу, что эта сумма докапитализации почти вся уходила не в Крым, а по месту регистрации банка, и только Генбанк отважился аргументировать свои желания "заботой" о жителях Крыма.

Основные наблюдения

Изучая отчетность банков и их рекламные материалы, я сделал шесть основных выводов, которые должны помочь читателю представить, что именно происходит внутри так называемой "банковской системы Крыма".

Судя по характеру отзыва лицензий, особенно по эпизоду с питерским Рускобанком, у которого отозвали лицензию с формулировкой "за отмывание денег", многие из мелких банков полезли на полуостров в надежде, что им простят старые грехи и помогут наполнить капитал. Как тут не вспомнить классика русской литературы Салтыкова-Щедрина: "Когда в России начинают говорить о патриотизме, знай: где-то что-то украли... ".

Центробанк РФ достаточно строг и не собирается идти ни на какие экономические компромиссы. И это не потому, что он не любит Крым, а потому как хорошо умеет считать. Только за 12 последних месяцев пять выведенных банков, которые имели в Крыму свои подразделения, утянули с рынка сумму, в 3-3,5 раза большую, чем весь кредитный портфель российских банков, выданный в Крыму.

Работать банкам в Крыму тяжело еще по двум экономическим причинам. Первая - идет дикое падение деловой активности. К примеру, в сравнении с 2013 годом розничный товарооборот в Крыму упал в 2015 году примерно на 60%, в 2016 году он чуть восстановился, но не достиг еще показателя 2013 года. Причина тому - пустые пляжи и провальные курортные сезоны 2014-2016 гг. Вторая причина вытекает из первой: Крым, даже по официальным данным, - это один из бедных российских регионов. Вся статистика по зарплате держится на соцвыплатах и обеспечении военным, они же своими деньгами поддерживают видимые рыночные процессы. В таких условиях кредитование не развернуть, а малейшие задержки выплат из Федерального бюджета просто приведут к обвалу ликвидности на полуострове, и ее нужно будет чем-то поддерживать.

Очень большие российские банки, такие как Сбербанк и ВТБ, на полуостров не идут. Да, их карты можно обслужить в банкоматах РНКБ и других банков, но вести фактические операции на полуострове они не могут. В июле 2014 года Центробанк РФ по-быстрому создал Национальную систему платежных карт (НСПК), и поэтому в принципе любые транзакции по картам международных платежных систем, но внутри НСПК, проходят без сбоев. Т.е. если турист из Нижнего Тагила приедет с внутренней картой VISA в Крым, то наличные ему должен выдать любой банкомат. А вот если в Крыму появится турок с такой же VISA, но выданной турецким банком, то он не сможет ее там обслужить.

Больше всего крупные российские банки, особенно госбанки, от Крыма отпугивает сейчас официальный Киев. Тут вообще одно упоминание пресс-службой Сбербанка РФ о принятии паспортов "ДНР/ЛНР" вызывает волны беспорядков и протестов, что уж говорить о реакции на работу в украинском Крыму. Думаю, что в Сбербанке, ВТБ и ВЭБе сидят также отличные бухгалтера, которые уже посчитали, что утрата трех банков в Киеве принесет им убытки, сопоставимые с пятикратным размером активов всех банков Крыма. НБУ сделал очень правильный ход, чуть придавив санкциями банки с участием российского госкапитала, но не закрыв их. Пока эти банки работают в Киеве, то, как ни странно, кредитный рынок Крыма будет во власти банковских малышей, которые то отмывают деньги, то выпрашивают копеечку у властей в Москве: 2 млрд, а лучше 5 млрд на кредитование Крыма.

Даже те банки, которые работают в Крыму, к населению Крыма относятся специфически. Наверное, у половины банков для Крыма разработаны специальные депозитные программы, которые отличаются от тех, что используются на остальной части РФ. Во-первых, из-за более бедного населения снижены минимальные суммы депозитов. Во-вторых, депозитные программы рассчитаны на заманивание денег вкладчиков на более длительные сроки хранения. Очевидно, местный вкладчик - это в основном лица пенсионного или предпенсионного возраста.

Короткие итоги

Размышляя о том, как изменилась банковская система Крыма за три года после оккупации, могу сказать, что как таковой банковской системы в Крыму уже нет. Есть некая инфраструктура, которая удовлетворяет слабый спрос населения на банковские продукты, но свою основную функцию банки там не выполняют. Они, скорее, делают две вещи: пытаются попрошайничать у правительства и Центробанка РФ и пытаются зарабатывать на том населении, которое не может из Крыма по каким-то причинам выехать. Правительство РФ в присущей ему манере решает, кого казнить, а кого помиловать.

Ну а если бы я сам для себя выбирал банк в Крыму, то предпочел бы хранить сбережения в наличных, поскольку сейчас на полуострове собрался не очень хороший контингент банков, некоторые из них я бы не решился использовать даже для расчетных операций. Все эти банки очень далеки от стандартов услуг, надежности и динамичности операций даже киевских дочерних компаний Сбербанка и ВТБ.

Сложно предсказать, что будет делать Центробанк РФ и правительство РФ, но сейчас ситуация складывается так, что главным реципиентом "банковской дипломатии" НБУ остается официальный Киев. Мы получаем выгоды от работы российских банков на территории Украины и одновременно уничтожаем экономический смысл прихода в Крым гигантов типа Сбера и ВТБ, как бы замедляя экономическое развитие подконтрольного Кремлю полуострова.

Источник: Левый берег
Комментарии (1)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
Сергей Кузнецов 17 марта 2017, 13:33

Ничто не мешает жителям Крыма открывать карточки Сбера , ВТБ и др на материке и затем работать через интернет, в том числе карточками международных ViSA и Мастеркард. А сейчас повсеместно в России и В Крыму вводят карточку "МИР", которую принимают все банки и банкоматы.

10
реклама
Покупка Продажа
100 долларов 2.612,87 0.0312 2.634,97 0.0234
100 евро 3.105,84 0.1177 3.156,56 0.0931
10 рублей 4,20 0.0014 4,58 0.0004
Курс обновляется 1 раз в сутки
Дмитрий Джангиров
20 августа на сайте Белого дома была обнародована петиция американских граждан с требованием к Президенту объявить Джорджа Сороса «террористом» и арестовать все активы его головных организаций в соответствии с «Законом о конфискации имущества террористов». В петиции говорится, что Соросом созданы и финансируются десятки организаций, чья единственная цель – разложить методами террора конституционный порядок Соединенных Штатов, подчинить своему влиянию структуры Демократической партии и Федерального правительства. Первые 100 тысяч подписей, необходимых для того, чтобы администрация президента США рассмотрела петицию, были собраны досрочно, намного раньше отведенного для этого срока в 1 месяц. В то же время, 30 августа, «верный соросовец» Сергей Лещенко провел митинг у СБУ, требуя разобраться с «монополизацией рынка сжиженного газа», виновными в чем наш калиброванный еврооптимист назначил СБУ, Петра Порошенко и… Виктора Медведчука.