Мнения

резонанс

История Чауса показывает, что за политические репрессии придется отвечать. И, скорее всего, до конца жизни

История Чауса показывает, что за политические репрессии придется отвечать. И, скорее всего, до конца жизни

А ведь когда-то «пацан шел к успеху...» Чаус при Порошенко «решал вопросы» и вершил судьбы, складировал на огороде баксы в трехлитровых банках.

История судьи Николая Чауса — а эта «мыльная опера» пока далека от завершения, дай Бог ему здоровья — подвигает сделать ряд далеко идущих выводов.

Вот, например, на наших глазах идет война между Офисом президента и Медведчуком, которого Зеленский считает своим главным политическим оппонентом. Мы зациклились на главных действующих фигурах — это Зеленский, Медведчук, генпрокурор Венедиктова, глава СБУ Баканов...

А ведь есть еще судьи — и они тоже участники этой истории. И они тоже, как и главные герои, находятся в парадигме «выиграть или проиграть». Например, для Офиса президента выиграть — это заставить Медведчука уехать из страны, коль уж даже «ручной» судья отказался сажать его за решетку без доказательств. Для Медведчука выиграть — это разбить обвинения против себя и отстоять свою правоту.

А для судей? Ведь дело Чауса наглядно показывает, что судья, который участвует в политических репрессиях, оказывается между молотом и наковальней. Ведь не секрет, что Чаусу «прилетело» от его «доброжелателей». Вы погуглите, кого Чаус посадил в СИЗО, наплевав на законы и понятия. Ну вот, теперь по понятиям ему «отвечать». И, судя по всему, отвечать до конца жизни. Дай Бог, чтобы эта жизнь была долгой.

А ведь есть еще бывший судья Родион Киреев. Ну, этот не стал испытывать судьбу — и в 2014 году, сразу после победы Евромайдана, сбежал. А иначе сейчас бы «сидел на шконке» и шил рукавицы в колонии где-нибудь в Черниговской области. Может быть, даже в той же самой колонии, где в свое время сидел Юрий Луценко, который в 2005 году был причастен к исполнению политического заказа против одного из лидеров «донецких» Бориса Колесникова.

Но мы отвлеклись на лирику. Действительно, вот есть судья, есть судебный процесс, где СБУ и прокуратура за 5 месяцев так и не осилили предоставить доказательства. С точки зрения «выигрыш или проигрыш», что означает для судьи выиграть в такой ситуации? Думаю, что выиграть здесь нельзя. Но как говорил один мудрый человек, если выиграть нельзя — ТО МОЖНО ХОТЯ БЫ НЕ ПРОИГРАТЬ.

Да, понятно, что, как и в деле Тимошенко, власть давит на суд. Да, понятно, что могут пугать и угрожать. Но любому судье достаточно просто представить, что пережил — И ЧТО ЕЩЕ МОЖЕТ ПЕРЕЖИТЬ — Николай Чаус, чтобы понять, что НЕ НАДО УЧАСТВОВАТЬ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ЗАКАЗЕ. Вот такие вот трезвые выводы получаются из всей этой истории. Плюс истории о бывшем судье Родионе Кирееве.

В общем, между делом Медведчука и историей Чауса есть четкие параллели. Как мы наглядно увидели, политическая традиция Украины — когда «стрелочники» жестко отвечают за политические репрессии. А ведь когда-то «пацаны шли к успеху...»

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама