Интересы

спрашивается

Как вы относитесь к предметам роскоши?

По итогам прошлого финансового года самой успешной компанией мира в сфере производства предметов роскоши оказалась французская LVMH (подробнее читайте здесь)

Катерина Костерева,
управляющий партнер Terrasoft:

Абсолютно равнодушно отношусь к предметам роскоши, но успехами LVMH восхищаюсь. Маркетинг на рынке предметов роскоши — особое искусство: клиент покупает не товар, а бренд. Исторически так сложилось, что в ІТ-сообществе, где я провожу большую часть времени, брендовой одежде или аксессуарам не уделяется много внимания. Но во многих других индустриях по‑прежнему встречают по одежке, так что сила бренда имеет огромное значение для владельца вещи.

 

Гарри Андреасян,
генеральный директор СК «Allianz Украина»:

Вещь прежде всего должна быть удобной и функциональной. Часто предметы роскоши непрактичны: дорогие перьевые ручки красивые, но неудобные в использовании, а у эксклюзивных автомобилей — проблемы с сервисным обслуживанием и т. п. Еще важно, чтобы обладание дорогой вещью не было самоцелью и соответствовало образу жизни и уровню дохода. Когда люди, живя на съемной квартире, покупают телефоны Vertu в кредит, чтобы произвести впечатление на кого‑то, это грустно.

 

Оксана Калетник,
народный депутат Украины (внефракционная):

Некоторые считают: только покупка сумки известной торговой марки делает их частью бомонда. В моем понимании любой бренд — прежде всего невероятный труд человека и его история. Например, тот же Louis Vuitton был создан 160 лет назад, за ним стоит история человека, который верил в свое дело и одним из первых начал создавать дорожные сумки для путешествий. Поэтому к luxury-вещам отношусь именно так: это история, узнавая которую, ты воодушевляешься.

 

Оксана Маркарова,
президент инвестиционной группы ITT:

Рынок предметов роскоши уникален и в нем эмоции играют определяющую роль. К предметам роскоши у меня противоречивое отношение: с одной стороны, красота и комфорт не могут никого оставить равнодушным, но с другой — как человеку, зарабатывающему деньги и знающему им цену, мне здравый смысл не позволяет иногда купить вещь, в которой стоимость бренда — 90 % от цены. Поэтому я скорее ценитель качества, а не роскоши.

 

Александр Кардаков,
председатель наблюдательного совета компании «Октава Капитал»:

Есть мужчины и женщины. Для женщин владение двумя-тремя такими вещами — вопрос статуса. Если это подарок мужчины — знак защищенности и желанности. Если же объект мечтаний куплен на собственные деньги — еще и критерий личного успеха. Для мужчин — это либо подтверждение статуса, либо обыкновенные понты. Хотя я знаю людей, которым искренне нравятся luxury-предметы. В моем случае, как пошутил мой друг, «истинная крутизна в понтах не нуждается».

 

Виктория Волошина,
председатель правления СК «НОВА»:

В жизни есть вещи намного важнее, чем престиж, марка, бренд или веяния моды. Если человек имеет финансовую возможность приобретать драгоценные украшения или произведения искусства и они ему приносят удовольствие, это нормально. Важно, чтобы люди не тратили последние деньги, находясь в постоянной погоне за престижем.

 

Елена Деревянко,
вице-президент Украинской PR-Лиги:

Для меня, как человека бизнеса, престижные бренды - способ облегчить коммуникацию. Разумеется, их не должно быть слишком много, потому что это тоже дурной тон. Фамильные драгоценности и bespoke-вещи (сшитые по мерке) от классного, но не попсового дизайнера - намного лучший выбор. Истинная роскошь - то, что видно и понятно немногим. Именно так свояк свояка видит издалека ( скорее по духу, чем по толщине кошелька) издалека.

 

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама