Бизнес

вызовы

Год испытаний. Не все из них украинская химия выдержала

Не все испытания 2014 г. украинская химия выдержала с честью
Химкомплекс Фирташа пострадал, но по-прежнему хочет укрупняться
Фото: Укринформ

Нынешний год стал, пожалуй, самым тяжелым для химической отрасли за все годы независимости Украины. Таких потрясений, как военные действия на востоке страны, аннексия Крыма, где расположены крупнейшие экспортеры химпродукции, отрасль в своей новой истории не помнит.

Война

Дмитрий Фирташ, концентрировавший активы большой химии в своих руках с 2010 г., пострадал более прочих владельцев химпредприятий в Украине. В мае боевики заняли Горловку и Северодонецк, где расположены мощнейшие экспортеры аммиака и карбамида, принадлежащие Фирташу, — концерн «Стирол» и «Северодонецкое объединение «Азот». В итоге бизнесмен вынужден был приостановить работу этих предприятий из соображений безопасности. Таким образом, была обездвижена та часть азотной империи Фирташа, которая была ориентирована на экспорт продукции. Оставшиеся в его собственности на неоккупированной территории черкасский «Азот», а также «Ривнеазот» стратегически ориентированы на внутреннего покупателя селитры. Они не могут обеспечить Фирташу такой объем экспорта карбамида и аммиака, как «Стирол» и северодонецкий «Азот».

Красноречиво показывает роль этих предприятий для страны статистика падения валютной выручки за последние 10 мес. Если в январе-октябре 2013 г. экспорт удобрений составил около $ 1 млрд, то за аналогичный период текущего года — всего $ 554 млн. Для внутреннего рынка заблокированные в Донбассе заводы создали дефицит удобрений, который к концу текущего года эксперты оценили в полмиллиона тонн. Или 2,5 млрд грн в денежном выражении.

Крымский «титаник»

Сам Дмитрий Фирташ никогда не скрывал, что более остальных направлений бизнеса его занимало строительство титановой империи в Украине. Тут амбиции бизнесмена и украинской экономики в какой‑то мере совпали, ибо интеграция активов в этой отрасли сулила стране укрепление позиций на мировом рынке. Например, на рынке титановой губки Украина планировала увеличить присутствие с 5 % до 14 %. Для этого структура Group DF Дмитрия Фирташа Tolexis Trading вошла в управление Запорожским титано-магниевым комбинатом (ЗТМК) в 2013 г., получив контроль над 49 % имущества комбината в обмен на будущие инвестиции. В обозримом будущем ожидалось, что ЗТМК со временем увеличит мощности по выпуску титановой губки и слиткам в 4 раза — до 40 тыс. т. Это открыло новый для предпринимателя сегмент бизнеса — металлургический.

А тот титановый сегмент, в котором он присутствует уже более 10 лет — выпуск двуокиси титана, был расколот аннексией Крыма. После того, как Россия объявила Крым своей территорией весной этого года и поставила на полуострове своих наместников, они стали угрожать Дмитрию Фирташу «реприватизацией» его «Крымского Титана» и Крымского содового завода. В итоге летом бизнесмен перерегистрировал Крымский содовый завод, присвоив ему адрес «Крым, Россия».

Сложнее было с «Крымским Титаном», выпускающим упомянутую двуокись (она же — титановый пигмент или титановые белила). Это один из наиболее ценных объектов для реализации стратегических планов Group DF Дмитрия Фирташа. Весь крымский химкомплекс бизнесмена до сих пор кормился сырьем с материковой Украины, в частности, поставками ильменитового концентрата с государственного Иршанского ГОКа, пребывавшего до 9 сентября 2014 г в аренде у «Крымского Титана». Чтобы угодить самопровозглашенному премьеру Крыма Сергею Аксенову, Group DF сдала производственный комплекс «Крымского Титана» в аренду московскому ООО «Титановые инвестиции» (учрежденному структурами Фирташа) в сентябре текущего года. А юридический адрес «Крымского Титана» перенесла в Украину, зарегистрировав юрлицо по ул. Мечникова, 2, в своем бизнес-центре «Парус» в Киеве. Угодив, тем самым и себе (чтобы иметь возможность беспрепятственно поставлять ильменитовое сырье с материковой Украины), и украинской власти, создавая иллюзию того, что крымское предприятие все еще принадлежит Украине.

ГОК-стоп

Едва затихла шумиха вокруг регистрации «Крымского Титана» в Крыму и России, истек срок аренды этим предприятием самых богатых залежей ильменитовых руд в Украине — Вольногорского ГМК и Иршанского ГОКа. И осенью компании Фирташа вступили в схватку за эти объекты, пытаясь воспрепятствовать инвентаризации их имущества и передаче его под госконтроль. На войну с бизнесменом правительство Яценюка мобилизовало Объединенную горно-химическую компанию (ОГХК). Она, согласно решению Кабмина, получила в управление имущество Вольногорского ГМК и Иршанского ГОКа в сентябре текущего года. А в октябре уже стала полноценно контролировать предприятия. Попытка затянуть присутствие «Крымского Титана» на ГОКах через суды Фирташу не удалась — Фемида встала на сторону ОГХК.

Потеряв данные ГОКи, Фирташ уже не может с помощью подконтрольных ему ильменитовых активов (Межиреченского ГОКа и компании «Валки-Ильменит») реализовать свой амбициозный план по увеличению производства двуокиси титана на «Крымском Титане» и «Сумыхимпроме» (управляемом менеджментом, лояльным бизнесмену). Сейчас эти заводы суммарно выпускают 150 тыс. т продукции в год. Фирташ собирался расширить их до 400 тыс. т . Эти объемы позволили бы Украине нарастить долю на мировом рынке с нынешних чуть менее 1 % до чуть более 2 %. Прибыльность данного бизнеса для Фирташа после потери ГОКов существенно снизится в связи с отсутствием доступа к дешевому сырью. Также утеряна возможность диверсификации поставок, которой всегда пользовалась Group DF. В период спада цен на пигмент компания наращивала экспорт ильменитового концентрата, полученного на ГОКах, компенсируя тем самым потери на рынке готового продукта.

Факторы поддержки

Но не все следствия политического и экономического кризиса оказали негативное влияние на отрасль. Например, обвал нацвалюты позволил химикам-экспортерам нарастить гривневую выручку и более чем вдвое сократить убытки на предприятиях. «ДнепрАЗОТу» группы «Приват» удалось даже удесятерить прибыль по итогам 9 мес. 2014 г.: до 13,6 млн грн против 1,3 млн за аналогичный период 2013 г. Одесский припортовый завод сократил убытки за этот период в 2,5 раза, до 243,4 млн грн. И даже государственный «Сумыхимпром», пребывающий под контролем менеджеров Фирташа, снизил убытки в 2,3 раза, до 59 млн грн.

Обвал гривни также помог сдержать импорт удобрений: трейдеры, опасаясь потерь, связанных с обменным курсом, на несколько месяцев откладывали поставки сложных, фосфорных и азотных удобрений, в то время как внутренние цены на них росли и значительно опережали экспортные. Это, собственно, тоже поспособствовало улучшению финрезультатов отечественных химпредприятий.

«Защита» внутреннего рынка

Сдерживало импорт и то, что в июле 2014 г. Минэкономразвития удвоило антидемпинговые пошлины на импортную российскую аммиачную селитру производства компаний «Акрон» и «Дорогобуж» (до 20,51 %). Российскому «Еврохиму» и остальным поставщикам была установлена пошлина на уровне 36,03 %. При этом российским компаниям не дали, что называется, даже пикнуть против данного решения — процедура установления заграждений прошла быстро, без заслушивания аргументов российской стороны. После предупреждения российских химиков и до введения пошлин не прошло и месяца.

Для потребителей удобрений такая защита обернулась катастрофой. Это сразу же привело к тому, что российские производители перестали ввозить селитру в Украину в межсезонье. На фоне остановки заводов Фирташа в Донбассе и вызванного этим дефицита селитры стоимость этого удобрения в Украине стала расти, демонстрируя исторические рекорды. В итоге в декабре заводы Ostchem перестали непосредственно снабжать потребителей селитрой. А ее стоимость у трейдеров установилась на уровне 6200‑6300 грн за 1 т. Год назад селитра стоила 2770 грн за 1 т.

Потеря рынков

Сокращать экспорт украинских химиков вынудила в этом году не только остановка ряда предприятий отрасли, но и откровенное вытеснение нашей продукции с ряда внешних рынков. В частности, за истекший год отрасль фактически перестала поставлять карбамид в Индию — один из самых крупных внешних рынков сбыта. Оттуда наших производителей вытеснили китайские, обваливая второй год подряд цены предложения на индийских тендерах. В декабре стало известно, что и рынок Пакистана, который также приобретает карбамид на тендерах, для нас утерян в связи с тем, что покупатель выбрал товар из Ирана. Вернуться на эти рынки в ближайшие несколько лет химикам вряд ли удастся по той причине, что выиграть конкуренцию с Китаем и Ираном значит предложить цену на карбамид почти вдвое ниже уровня себестоимости. Такие жертвы неуместны, пока есть другие рынки сбыта, например Турция, Северная Африка, Латинская Америка и ЕС.

Но беда в том, что в двух-трехлетней перспективе рынки ЕС, а также Латинской Америки тоже могут быть потеряны. В частности, США готовятся к экспансии в страны Латинской Америки в 2016‑2018 гг. с вводом собственных азотных мощностей, работающих на сланцевом газе, что не оставит нашим производителям никаких шансов удержаться в этом регионе. Таким образом, Турция и ЕС — наиболее вероятные рынки, за место на которых еще можно будет побороться нашим химикам в ближайшие пару лет.

Схватка за активы

Ослабленные внешней и внутренней политикой позиции Фирташа в Украине, тем не менее, не охлаждают пыл бизнесмена. Он через свои компании продолжает бороться за контроль над государственными «Сумыхимпромом» и Одесским припортовым заводом, приватизацию которых собирается осуществить правительство уже в следующем году. На сумском заводе предприниматель затягивает санацию и готовится к ликвидации завода, скупая долги у кредиторов, чтобы предприятие в любом случае досталось ему. Прокуратура уже несколько месяцев пытается, но так и не смогла пока добиться увольнения менеджера Фирташа — предправления «Сумыхимпрома» Игоря Лазаковича с занимаемой должности. Руководитель «Сумыхимпрома» не позволяет другим кредиторам получить причитающиеся им средства, которые в сумме составляют более 800 млн грн.

Приватизацию Одесского припортового завода фактически заблокировала судебным иском газовая компания Фирташа «РГК Трейдинг». Ее руководство добивается в суде оплаты за поставленный на предприятие в первом полугодии 2014 г. природный газ стоимостью 1,3 млрд грн. ОПЗ просит у суда рассрочку выплат, а это затягивает расчеты с поставщиком и снижает привлекательность объекта, который Кабмин Яценюка хочет выгодно продать в 2015 г.

Таким образом, большая химия входит в будущий год с перспективой дальнейшего передела активов. Причем как государственных, так и частных. Расшатывает позиции химиков премьер Арсений Яценюк своими непоследовательными решениями на газовом рынке. То он запрещает химзаводам Фирташа использовать ранее приобретенный и заложенный в ПХГ газ, то сводит к нулю возможности реверса Одесскому припортовому заводу, в итоге принуждая все химзаводы заключать невыгодные контракты с «Нафтогазом».

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
Покупка Продажа
100 долларов 2.863,81 0.0213 2.891,29 0.0058
100 евро 3.487,34 0.0303 3.545,41 -0.0013
10 рублей 4,65 0.0008 5,13 0.0014
Курс обновляется 1 раз в сутки