Экономика

конкуренция

Налоговая и бизнес поборются с Минюстом за право торговать конфискатом на 20 млрд грн

Налоговая и бизнес поборются с Минюстом за право торговать конфискатом на 20 млрд грн
Фото: rian.com.ua

1 июля состоялись первые электронные торги по реализации конфискованного и арестованного имущества. Пока они прошли в четырех пилотных регионах: Киеве, Днепропетровской, Винницкой и Львовской областях. Но Кабмин уже принял решение расширить пилотный проект еще на шесть регио­нов — Запорожскую, Ивано-Франковскую, Киевскую, Одесскую, Харьковскую и Черниговскую области. Таким образом, по словам министра юстиции Павла Петренко, министерство намерено искоренить коррупцию в этой сфере путем исключения посредников, «зарабатывающих сотни миллионов гривен на реализации конфискованного имущества». Всего по состоянию на 30 июня в систему электронных торгов было внесено 737 лотов на сумму свыше 81 млн грн.

Подготовка к старту

На сегодняшний день продажей конфиската и арестованного имущества в Украине занимается исключительно Государственная исполнительная служба (ГИС) Министерства юстиции. В предверии запуска электронных торгов Минюст своим указом от 6 июня № 896 / 5 был вынужден изменить Временный порядок реализации имущества путем проведения электронных торгов. Согласно поправкам к документу, министерство обязало сообщать о торгах на сайте за месяц до даты их проведения, а не за два, как было ранее. Но самое важное, согласно вступившим в силу изменениям, хранителем арестованной недвижимости станет сам должник (или кто‑то из‑членов его семьи), который будет обеспечивать сохранность имущества бесплатно. До сих пор этим занимались компании-хранители.

Пилотный проект призван увеличить объем продаваемого имущества. «На сегодняшний день из всего количества арестованного имущества, общая стоимость которого составляет 20 млрд грн, реализуется только 5 %. Это объясняется отсутствием доступа граждан к различным видам имущества», — утверждает Петренко. Система электронных торгов, по его словам, позволит всем желающим узнать о продаже того или иного товара, который выставляется на торги, и принять в них участие, что автоматически должно увеличить количество реализуемого имущества и соответственно — поступления в госбюджет.

Согласно официальной статистике, показатель реализации конфиската довольно низкий — в прошлом году из фактически переданного в распоряжение ГИС конфиската на сумму 160 млн грн, продать удалось всего на 19,6 млн грн. По арестованному имуществу результаты лучше — в течение года его удалось продать на сумму 3,2 млрд грн, тогда как всего в этот период на реализации находилось имущества на 11,2 млрд грн.

Практика электронных торгов арестованным имуществом распространена в мире. В Германии продажа имущества должников с 2009 года регулируется законом об интернет-аукционах в рамках исполнительного производства. В работе интернет-платформы Justiz-Auktion («судебный аукцион») участвуют 11 из 16 федеральных земель. Высший Хозяйственный суд Беларуси в 2011 году своим приказом также закрепил возможность и порядок проведения электронных торгов. Аукцион проводится в электронной форме на интернет-портале хозяйственных судов Республики Беларусь или на электронных торговых площадках (ЭТП) юридических лиц, с которыми суды заключили соответствующие договоры. На такой аукцион выставляется арестованное имущество должника, за исключением недвижимости, которая реализовывается только на публичных торгах.

Борьба за полномочия

В то же время установленный Минюстом способ реализации конфиската в онлайн-режиме вызвал нарекания со стороны бизнеса. Минюст выбрал для этих целей аффилированную с ним площадку torgi.minjust.gov.ua ГП «Информационный центр». В свою очередь представители частных ЭТП обращают внимание на то, что Минюст не допустил их к реализации конфискованного имущества, несмотря на просьбы последних к руководству министерства и ГИС. «Наша компания поддерживает инициативу оперативного проведения пилотного проекта… И предлагает рассмотреть возможность проведения аналогичных проектов в Одесской, Харьковской, Полтавской и Сумской областях на площадке ООО «Украинская электронная торговая площадка», — говорится в письме директора УЭТП Владимира Русина на имя министра юстиции Павла Петренко (копией письма располагает «Капитал»). Свою просьбу Русин аргументирует тем, что у ГП «Ин­­формационный центр» нет опыта работы в сфере организации и проведения аукционов, в том числе электронных. По информации издания с подобными просьбами в Минюст обращались и другие компании, однако министерство сохранило за собой монопольное право продавать имущество.

Впрочем в этой сфере у Минюста может появиться более серьезный конкурент. К возможности реализовывать конфиско­­ванное имущество интерес проявляет и Госу­­дарственная фискальная служба (ГФС). Заместитель главы ГФС Михаил Ноняк считает, что полномочия по продаже конфиската ГИС должна передать ГФС. По словам Ноняка, руководство ГФС уже провело переговоры по этому вопросу с Минюстом. «ГФС может реализовывать такой товар, которого у нас десятки тысяч тонн на таможенных складах. У исполнительной службы нет таких складов хранения. Кроме того, она не отвечает за это имущество, только реализовывает. Мы же будем продавать его через свои аукционы», — сказал Ноняк. По его мнению, передача функции по реализации конфиската ГФС позволит «в десятки раз» увеличить отчисления в бюджет. «В принципе, это правильная идея, однако без смены кадров рассчитывать на то, что коррупционная составляющая уменьшиться, не стоит», — полагает замглавы Общественного совета при Минюсте Вадим Хабибуллин. При этом он отметил, что наличие нескольких центров реализации имущества, имеет свои плюсы. «Такая структура более мобильна, на эти центры можно оперативнее влиять. Кроме того, сегодня исполнитель не несет никакой ответственности за то, что он продал конфискованное в пользу государства имущество не в срок или по заниженной стоимости. А прямая обязанность налоговой — заботиться о наполнении бюджета», — подытожил эксперт.

 

мнение

Олег Падалка,
директор ассоциации «Биржевые и электронные площадки»:

Реализация конфискованного имущества должна проходить исключительно на электронных торгах, независимых от любого госоргана. Ведь власть заявляет о повышении прозрачности в этой сфере и борьбе с коррупцией. Бизнес, в том числе члены ассоциации, обращались к министру юстиции Павлу Петренко с предложениями предоставить частным электронным площадкам возможность участвовать в торгах. Поскольку на украинском рынке уже функционируют ЭТП, имеющие опыт, программное, техническое и кадровое обеспечение, то затраты на организацию аукционов по реализации конфискованного имущества оказались бы гораздо меньшими, нежели у ГП «Информационный центр» при Минюсте. И условия, предлагаемые частными электронными площадками, были намного лояльнее для участников торгов. Однако ни одна частная ЭТП не была допущена к этому процессу. Можно догадаться, что Министерство юстиции не желает отдавать «выгодное дело» частным компаниям. Для обеспечения конкуренции на рынке необходимо минимум три площадки, на которых будут проводиться указанные аукционы. Украина уже неоднократно сталкивалась с государственными монополиями, и все уже давно ощутили их недостатки. Без конкуренции между площадками существуют риски для функционирования коррупционных схем.

 

акценты

Дмитрий Сторожук,
глава Государственной исполнительной службы:
«Право реализации конфиската должно оставаться у государства»

— Государственная фискальная служба (ГФС) ведет переговоры о передаче функций по реализации конфискованного имущества от Государственной исполнительной службы (ГИС) в ГФС. Как Вы оцениваете подобную идею?

— В данном случае речь идет лишь о части имущества, которое реализуется ГИС. В частности, конфискованное имущество, которое находится на таможне. К нему не относится арестованное имущество, конфискат по уголовным делам. Если ГФС подготовит нормативную базу и направит нам свои предложения, мы, безусловно, на них отреагируем. В 1990‑х у таможни были полномочия по реализации конфискованного имущества. Со временем правительство решило возложить их на ГИС.

— Идею запуска каких‑либо торгов в онлайн-режиме традиционно связывают с экономией времени и средств. Какого реального экономического эффекта вы ожидаете от этого проекта?

— Cистема продажи конфискованного имущества в электронном режиме не нова. Мы ориентировались на опыт Грузии, Белоруссии, Молдовы, Германии, Армении, Финляндии и других стран. Запуск электронных торгов позволяет сконцентрировать в единой системе всю информацию об арестованном и конфискованном имуществе. Раньше о том, что оно реализуется, никто не знал, кроме сторон исполнительного производства. А купить его могли только приближенные к этому процессу люди. На сегодня создана унифицированная база имущества пока по четырем пилотным областям. С июля в базу начнут вносить лоты еще по шести областям. В будущем, когда эта система себя оправдает и будет запущена во всех регионах Украины, эта база охватит имущество всей страны. Торги в режиме онлайн повысят спрос на имущество. Соответственно, повысится его стоимость, что в итоге позволит в большей мере удовлетворять интересы взыскателя и должника. А это в свою очередь увеличит поступления в бюджет.

— Существует ли некий индикатор по объемам реализации, на который в течение определенного срока вы рассчитываете выйти?

— Мы поставили себе оптимистичную задачу — увеличить продажи в два раза. Если ориентироваться на опыт соседних стран, то максимальные продажи сегодня — это 70‑75 %. Мы планируем выйти на этот уровень до конца следующего года. Это объективный показатель, поскольку процесс продаж всегда сопровождается решениями судов об остановке производства и запрете на какие-либо действия (когда должник выполняет свои обязательства). В некоторых случаях часть товара оказывается неликвидной.

— Предполагается, что каждый лот будут оценивать разные компании. Не проще ли путем тендера выбрать ограниченное количество компаний и работать с ними?

— Хочу развеять мнение о том, что одна компания якобы может оценивать все имущество. Оценку осуществляет не государство. По закону, ее вправе проводить субъект оценочной деятельности, которого определил государственный исполнитель на уровне каждого района, а не Кабинета министров. Расходы по оценке зачисляются в расходы исполнительного производства и впоследствии взимаются с должника. В отношении тендера существует одно ограничение. Согласно закону о госзакупках, если сумма закупаемых услуг превышает 100 тыс. грн в год, нужно проводить тендер по определению компании-оценщика. Как правило, стоимость не превышает этого порога. Однако если он все же оказывается выше — территориальное Главуправление юстиции обязано провести тендер. На примере нашего центрального аппарата, где есть отдел принудительного исполнения решений, мы сделали свыше 200 запросов к субъектам оценочной деятельности и до 7 июля ждем от них предложений по стоимости своих услуг.

— Рассматриваете ли вы возможность допуска частных компаний и бирж к реализации имущества путем электронных торгов? Или пока государство должно сохранить свою монополию в этой сфере?

— Мы общались с представителями бирж и общественных организаций. Они предоставляли нам свои предложения. Однако на сегодня все частные компании, которые имели отношение к реализации конфискованного и арестованного имущества на публичных торгах, дискредитировали себя. Они брали непомерные 15 % заработка с реализации, максимально занижали стоимость лотов, никто об этих торгах не знал. Гарантом нашего пилотного проекта выступает государство. Если возникнет необходимость в дальнейшей популяризации этого проекта, я не исключаю возможности привлечения частных компаний. Они могут помогать в реализации имущества через свои электронные площадки, но продажи все равно должны проходить через единую систему. Считаю, что базовая электронная площадка должна быть одна — человек не должен заходить на десятки сайтов, чтобы найти нужный товар.

— Компании, которые «дискредитировали себя», продолжают работать?

— В 2013 г. реализацией имущества занимались всего четыре компании, которые по состоянию на сентябрь прошлого года были лишены такого права. По итогам проведенных проверок с ними были разорваны договора, осталась только одна компания. Но даже в отношении нее уже есть решения суда о признании проведенных торгов незаконными.

— Что это за компания?

— «Нива-В. Ш».

— Пока пилотный проект будет осуществляться в десяти регионах. Кто будет продавать конфискованное имущество в других областях?

— Сейчас заканчивается процесс публичного обсуждения 22 компаний, которые подали заявки на реализацию имущества с публичных торгов. В ближайшее время состоится заседание по результатам полученных по этим компаниям материалов: об их собственниках, имуществе, деятельности. После этого пройдет заключительное обсуждение. По его итогам вся информация будет передана тендерной комиссии, которая и примет решение.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама