Экономика

аналитика

Опасна ли пропасть между богатыми и бедными для мировой экономики

8811
Опасна ли пропасть между богатыми и бедными для мировой экономики

Экономисты никогда не отличались особым сочувствием. Для них интересны прежде всего цифры, а не человеческие судьбы. Поэтому большинство из них не видит проблем в неравенстве доходов и не равном распределении богатства. Скорее наоборот: эксперты аргументируют, что люди, мол, работают больше, когда хотят улучшить свою экономическую ситуацию. А перераспределение доходов, по этой логике, только требует дополнительных затрат и уменьшает мотивацию.

Тем не менее, в последние годы взгляд на эту ситуацию меняется. Примечательно, что именно Международный валютный фонд (МВФ), который часто обвиняют в содействии росту экономического неравенства, сейчас предупреждает о негативных последствиях нынешнего положения дел. В Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), объединяющей ряд мощных экономик мира, имеют схожую позицию по этому поводу. При этом самое главное, что их аргументы обоснованные экономически, а не политически.

Тормоз экономического роста

«Если неравенство в доходах увеличивается, уровень экономического роста снижается», — к такому выводу приходят авторы исследования ОЭСР. МВФ пришел похожему выводу. «Если доля 20 процентов самых богатых в совокупных доходах увеличивается, в среднесрочной перспективе экономический рост замедляется», — говорится в исследовании МВФ.

Исследователи ОЭСР подсчитали, что если бы не рост пропасти между богатыми и бедными в течение последних 25 лет, то ВВП стран сообщества был бы на 8,5 процента больше. Для Германии, по данным Немецкого института экономических исследований в Берлине (DIW), это означает потерю потенциальных 40 млрд. евро в год.

Такие подсчеты дают надежду сторонникам перераспределения доходов. Ведь аргументы в пользу борьбы с экономическим неравенством, казалось бы, теперь не только этически или политически, но и экономически обоснованы.

Слишком хорошо, чтобы быть правдой

«Если бы это было так, то все мыслящие люди должны были бы выступать за перераспределение доходов», — говорит Хольгер Штихнот, руководитель исследовательской группы международного анализа перераспределения дохода Центра европейских экономических исследований (ZEW) в Мангейме. И добавляет: «Это выглядит слишком красиво, чтобы быть правдой».

Критика касательно методологии исследований, данных и периода проведения не замедлила появиться. «В конце концов непонятно, связь между неравенством и экономическим ростом положительная, отрицательная, или ее вообще нет», — утверждает Штихнот.

Впрочем, дискуссия далеко не закончена. Эксперты МВФ не сдаются — они недавно конкретизировали предварительные результаты исследований, пытаясь определить именно ту точку, начиная с которой экономическое неравенство негативно влияет на рост.

Неравенство растет

Так или иначе, но по определенным выводам никаких сомнений среди экономистов нет. Например, семьи с низким уровнем дохода меньше денег инвестируют в образование, а следовательно — имеют меньше шансов на рынке труда, который нуждается в квалифицированных работников.

Нет сомнения и в том, что неравенство в большинстве стран действительно возросло. МВФ называет это «одним из крупнейших вызовов нашего времени». По данным ОЭСР, в 35 государствах, которые являются ее членам, разрыв между богатыми и бедными стал «самым большим за последние 30 лет».

Подобные тенденции наблюдаются во всем мире. «Неравенство в доходах увеличилась за последние десятилетия практически во всех регионах мира», — отмечается в World Inequality Report 2018.

Уровень неравенства остается без изменений только там, где он и без того «чрезвычайно высок», а именно на Ближнем Востоке, в Африке к югу от Сахары и Бразилии.

Неужели нет никакого выхода? Богатые станут богаче, а бедные — беднее? Нет, говорит эксперт Штихнот. «В глобальном плане страны, которые раньше были очень бедны, улучшили свои позиции за последние 30 лет. Выиграли от этого тренда очень богатые, а также средний класс в Китае и других азиатских странах.»

В Китае и Индии пропасть между богатыми и бедными огромна. И все же разрыв по уровню доходов этих стран по сравнению с США или Европой уменьшился. То есть в глобальной перспективе неравенство уменьшилось.

Глобальная ситуация — другая

Об этом свидетельствует также и коэффициент Джини, которым измеряют неравенство. Этот показатель колеблется от 0 (все равны) до 100 (один человек владеет всем). По данным исследования Института международной экономики Петерсона в США в мировом контексте коэффициент составляет на данный момент 65, а это — значительное улучшение. Это является следствием экономического роста многих когда-то бедных стран, особенно в Азии. К 2035 году глобальное неравенство может еще больше уменьшиться. Исследователи исходят из того, что индекс достигнет отметки 61.

Даже при этих условиях глобальный коэффициент все равно будет значительно выше, чем в отдельных странах, таких как Германия (29), США (39) или Китай (47). Мир в целом более справедлив, чем отдельные государства.

В поисках защиты

Но даже если глобальное неравенство уменьшается — «это незначительное утешение для тех, кто все равно с этого ничего не имеет», говорит Штихнот. Это касается людей с низким и средним уровнем заработка в Европе и США. В глобальном смысле они, может, и богатые, но их доходы чуть выросли или вообще не изменились, отмечает World Inequality Report. Другие исследования констатируют также уменьшение доходов.

Сокращения различий в мировом масштабе и одновременно рост неравенства внутри отдельных стран — это и одно из возможных объяснений появления популизма, национализма и протекционизма.

«Граждане могут потерять доверие к институтам, что подрывает сплоченность общества и веру в будущее», — пишут исследователи МВФ.

Пустая государственная казна

Могут ли правительства противостоять этим тенденциям — вопрос открытый. Поскольку часто в государственном бюджете элементарно не хватает средств.

С 1980-х годов практически все страны приватизировали значительную долю государственной собственности. «Страны стали богаче, но правительства, наоборот, обеднели», — заявляет World Inequality Report. Это ограничивает их возможности по борьбе с экономическим неравенством.

Источник: DW
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама
Дмитрий Джангиров
Как известно, киевский мэр Виталий Кличко заявил, что пойдет на парламентские выборы со своей политической силой отдельно от БПП, очевидно, не желая рисковать, связывая себя с действующим Президентом. Понятно, что у Виталия и его киевской команды существует собственные долгосрочные планы по управлению Киевом, причем, судя по всему, не как местом проживания столичной общины, а как своей полноправной вотчиной. Так что, из некоей символической для киевлян фигуры, как предмета гордости, Кличко уже давно перешел в разряд самоуправного барина, подобного Александру Омельченко во время третьего срока или Леонида Черновецкого – во время второго. Да, разумеется «короля играет свита», но, согласитесь, киевляне избирают мэра, а не свиту, распоряжения подписываются мэром, а не свитой, а потому претензии лично к мэру вполне естественны. И в данной статье мы рассмотрим пример из серии «в капле отражается море».