Политика

аналитика

После Трампа. Как республиканцы превращаются в «партию рабочего класса»

10597
После Трампа. Как республиканцы превращаются в «партию рабочего класса»

45-й президент США Дональд Трамп вовсе не вышел из игры. Покинув свет софитов, в прошлом один из самых могущественных людей планеты продолжает действовать: его задача — сплотить вокруг себя единомышленников в рамках Республиканской партии. Ранее боровшийся с «вашингтонским истеблишментом», теперь Трамп сузил задачу, нацелившись на прежних соратников, готовых к компромиссу с демократами. В этом противостоянии шансы миллиардера выглядят предпочтительнее: несмотря на превратности последних месяцев, он сохраняет поддержку большинства республиканских избирателей. Опираясь на них, экс-президент может преобразить партию в объединение противников глобализма в защиту традиционных ценностей с опорой на американцев с невысокими доходами. Либо проиграть все.

Трампа ждет суд

Первая остановка на пути, предстоящем Трампу, — зал заседаний американского Сената. 9 февраля верхняя палата Конгресса рассмотрит, заслуживает ли бывший президент импичмента за подстрекательство к вторжению в Капитолий 6 января этого года. Расклад сил пока в пользу обвиняемого. Предложение его сторонника Рона Пола признать процедуру фиктивной (отрешение уже ушедшего президента иногда называют противоречащим духу конституции) набрало 45 голосов из 100. Даже проиграв, Пол праздновал победу: 45% против запуска процедуры означают, что, когда дело дойдет до волеизъявления, Трамп, скорее всего, «выживет»: чтобы признать его не справившимся со своими обязанностями, требуются не менее чем две трети голосов сенаторов.

Избежать оценки «неуд» — важная задача для республиканца. Если импичмент утвердят, последует голосование в Сенате о запрете для отрешенного лидера баллотироваться вновь. И вот тут противникам Трампа достаточно простого большинства голосов.

Обеспечить его демократы могли бы и собственными силами, даже если бы на их сторону не перешли пять сенаторов-республиканцев, представляющих умеренную часть партии. На деле внутренних оппозиционеров гораздо больше. Как заявил конгрессмен Адам Кинзингер, Трампа в партии не любят настолько многие, что «куда больше половины» проголосовали бы за его устранение, если бы могли сделать это тайно. Правда, это замечание распространяется лишь на тонкий срез партийных лидеров. Опросы общественного мнения фиксируют обратное: если бы первичные выборы среди республиканцев состоялись в наши дни, победу на них по-прежнему праздновал бы Трамп.

Экс-президент без внятного будущего?

Сильная низовая поддержка в сочетании с дезориентированной, но цепкой оппозицией наверху создает для республиканской партии эффект зазора. Конгрессмены и сенаторы не согласны следовать за Трампом в становящуюся все более правой Республиканскую партию. Но многие не готовы заявить об этом открыто, поскольку принципиальный разрыв с трампизмом может означать для них завершение карьеры. Это подтвердили состоявшиеся в 2020 году выборы в Конгресс. Их исход предопределила партийная лояльность. Американские избиратели отказались от практики ticket-splitting, допускающей на выборах депутатов и президента поддержку разных партий одновременно. Успех кандидата-республиканца в каждом избирательном округе напрямую зависел от отношения местных жителей к Трампу. Волей или неволей это привязывает большинство республиканских политиков к их лидеру, до сих пор, несмотря на поражения, все еще способному кое-что предложить им: на выборах в Палату представителей в 2020-м республиканцы получили больше мест, чем в 2018 году.

В этой ситуации, чтобы бросить вызов Трампу, требуются аргументы далеко не сиюминутного толка. С такими выступает бывший сенатор-республиканец Джефф Флейк. Он называет курс экс-президента тупиковым по демографическим причинам: рост числа мигрантов, прибытию которых противился Трамп, меняет США. Постепенное получение ими гражданства, разница в количестве рождений, уверенное сокращение числа белых в перспективе выбивают почву из-под ног у сторонников старой Америки — классических трампистов. При таком подходе поворот влево и компромисс с демократами — единственная ответственная стратегия. Но насколько верны допущения Флейка?

Демографическое проклятие республиканцев

Утверждения, будто республиканская партия доживает свои последние десятилетия, стали общим местом в публицистике демократов еще в 2000-е годы. Президенты-республиканцы своей откровенной опаской в отношении мигрантов подводили многих к той же самой мысли. Строительство стены на границе с Мексикой набрало обороты еще при правлении Джорджа Буша — младшего. А следующий президент-республиканец Дональд Трамп сделал из нее один из символов своего правления. Не сумев довести этот проект до конца, Трамп все же кардинально изменил миграционную политику, снизив квоты на въезд для беженцев до символических 15 тыс. человек в год.

Однако итоги выборов 2020 года продемонстрировали, что численное укрепление испаноговорящей Америки не стало приговором для республиканцев. Напротив: за Трампа, несмотря на его непримиримость, проголосовали в штате недавних мигрантов — Флориде. Наблюдался парадокс: 20 лет назад, когда испаноговорящих там насчитывалось меньше, и голосов республиканцы набирали меньше. А в наши дни Трампа поддержали преимущественно латиноамериканские counties — графства в составе штата.

В заметно меньших пропорциях, но та же тенденция прослеживается и среди чернокожих. Подавляющее большинство из них своими голосами обеспечило победу Джо Байдена. Но афроамериканцев-трампистов оказалось больше, чем рассчитывали социологи. Курьезным символом происходящих перемен стала фигура Энрике Таррио — лидера правоэкстремистской группировки Proud Boys, участники которой были среди ворвавшихся в Капитолий. По происхождению Таррио — потомок кубинских эмигрантов, при этом в его жилах течет и африканская кровь. Смешанное происхождение и отсутствие прямых связей со старой Америкой не помешали ему, обращаясь к демократам, прокричать: «Паразиты в Конгрессе и в украденном Белом доме! Вы хотите войны, вы ее получите!» Вскоре после этого Таррио был взят под стражу полицией.

Рабочая Америка

Новую ситуацию, в которой обнаружила себя Республиканская партия, обрисовал в ноябре один из самых популярных ее лидеров сенатор Марко Рубио — сын латиноамериканского эмигранта.

«Я думаю, будущее Республиканской партии — быть многонациональной, мультирасовой партией рабочего класса. А под „рабочим классом“ я имею в виду нормальных, трудолюбивых людей, которым не нравится жить в городе, откуда убрали полицейский участок, где на улицах устраивают погромы всякий раз, когда кто-то чем-то недоволен, где дети боятся не сдать экзамен, если разойдутся во мнениях с чокнутым преподавателем, где люди боятся говорить о том, во что верят, просто потому, что это влечет потерю работы», — перечисляет Рубио, допускающий критические нотки в отношении одной из святынь партии: «Это рынок существует, чтобы служить нашему народу, а вовсе не наши люди, чтобы служить свободному рынку».

Проект, на котором настаивает Рубио, предполагает объединение американцев по культурному и экономическому признакам. В коалицию правых сторонников порядка приглашаются все те, кто считает невыгодной для себя свободную торговлю, предполагающую перенос производства в более бедные страны. Среди таких немало рабочих по профессии, так что название «рабочая партия» может и закрепиться, пусть даже и примененительно к историческим консерваторам-антикоммунистам звучит несколько двусмысленно.

Разворот шахматной доски

«Ирония в том, что республиканцы и в самом деле собирают вокруг себя мультирасовую коалицию представителей рабочего класса — ровно то, о чем всегда мечтатали демократы», — говорит близкий к левым социолог Дэвид Шор. По его мнению, вопреки межрасовым столкновениям, предварявшим выборы, голосование 2020 года высветило раскол Америки в основном по образовательному цензу. «Прослеживается значимая тенденция: белые американцы с высшим образованием все более начинают преобладать среди избирателей-демократов, и они тянут партию в свою сторону, особенно по вопросам, которые можно назвать общественными или культурными. А у белых, но необразованных — больше общего с афроамериканским или испаноговорящим рабочим классом и избирателями, его представляющими», — замечает Шор.

Эта тенденция дала о себе знать на первичных выборах демократов и во многом обеспечила успех Джо Байдена. По итогам первого предварительного голосования в штате Айова победу одержал Пит Буттиджич, приветствуемый одними и критикуемый другими за заключение гей-брака. Однако в Южной Каролине, где среди избирателей-демократов преобладают афроамериканцы, Буттиджич потерпел сокрушительное поражение, а победу праздновал Байден, вставший с того момента на прямую дорогу, приведшую его к президентству. Обнаруживается зазор между ценностями афроамериканской общины и магистральным курсом демократов, и вопрос лишь в том, хватит ли у республиканцев ловкости, чтобы воспользоваться этими трениями.

Понимая, что поражение Трампа не окончательное, а успех на обозримую перспективу не обеспечен, демократы пробуют сделать ставку на недавних мигрантов. План, предложенный Байденом, предполагает легализацию 11 млн переселенцев, чье пребывание в США противоречит закону. Получив паспорт из рук левых, эти новые американцы могут пополнить когорту их избирателей. Но надолго ли? Даже если история пойдет по этому пути, финальное поражение трампизма вовсе не гарантировано.

Источник

 

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама