Экономика

энергетика

Как Украина перепродает украинцам втридорога украинский газ

12984
Как Украина перепродает украинцам втридорога украинский газ

Должны ли граждане страны, которая: 1) занимает второе место в Европе по доказанным запасам природного газа и четвертое место по объемам его добычи; 2) располагает газотранспортной системой №2 в Европе; 3) владеет крупнейшими в Европе подземными газовыми хранилищами (32 млрд кубометров, практически годовая потребность), платить за газ отечественной добычи цену по импортному паритету в пик сезона импортных цен, да еще с искусственной добавкой за его виртуальную доставку от европейского хаба до границы?

Если при этом еще учесть следующее:

1) 70% рынка газа в Украине составляет как раз продукт собственной добычи, а импорт — всего 30%;

2) страна вполне может покрывать собственные потребности в газе, нарастив для этого добычу из уже доказанных запасов;

3) львиная доля газа (как импортного, так и отечественного) закачивается в государственные газовые хранилища в межсезонье, то есть по самым низким ценам, отличающимся в три и более раза от европейских пиковых цен в сезон…

Импортный паритет

Не спешите с ответом. Давайте разберемся, что такое импортный паритет и кому это выгодно.

Справка

Импортный паритет — механизм формирования цены на товар национального производителя на основании определенного ценового индикатора, которым является цена на ближайшей торговой площадке мирового рынка, с которого и осуществляются импортные поставки. Формирование цены методом импортного паритета применяется при отсутствии развитого внутреннего рынка, на котором цена не может быть сформирована под действием рыночных факторов, а также при наличии значительного объема импорта.

Нельзя считать, что в Украине, добывающей самостоятельно ежегодно порядка 20 млрд кубометров газа и потребляющей около 30 млрд, отсутствует рынок газа. О засилье импорта тоже речь не идет. Тем не менее страна, которая вполне могла бы обзавестись собственным газовым хабом, предпочитает признавать себя недорынком, зависимым от импорта. Поэтому в своем ценообразовании ориентируется на газовые индексы ТТF на хабе в Амстердаме (Нидерланды). Однако правильно ли она делает хотя бы это?

Справка

Газовый хаб — биржа, занимающаяся заключением соглашений о покупке, продаже природного газа, сохранении его в подземных хранилищах, поставке по трубопроводам.

Хаб в Нидерландах считается довольно ликвидным, но:

— он не является самым близким к Украине;

— оттуда не осуществляются реальные поставки газа в Украину;

— речь в данном случае не идет о профицитном рынке, ведь Нидерланды потеряли статус крупного газового поставщика Европы. Более того, страна превращается в нетто-импортера газа, и уже сейчас газа собственной добычи не хватает для покрытия пиков потребления зимой.

Все это оказывает негативное влияние на цены в Украине, повышая их. Соответственно, не очень понятно, почему транзитная Украина, самостоятельно добывающая 70% потребляемого ею газа, полностью полагается в своем газовом ценообразовании на Амстердам, да еще приплюсовывает к цене стоимость виртуальной доставки? Почему, например, проблемы, связанные с землетрясениями в Нидерландах, или снег, выпавший Германии и Бельгии, должны сказываться на платежках украинских потребителей?

Наконец, непонятно, каким образом в окончательной цене газа учитывается разное качество «импортного» и украинского газа? Тем более что на самом крупном месторождении в Нидерландах Гронинген добывается низкокалорийный газ. Но информации о применении в Украине корректирующих коэффициентов для уравновешивания цен на газ разного качества нам обнаружить не удалось. Хотя метод импортного паритета как раз предполагает обязательный учет (с помощью коэффициентов) и качества газа, и интересов как всех участников рынка, так и государства с потребителями. И от этого учета зависит, какой будет окончательная цена на товар: доступной и обоснованной или максимально возможной.

Создается впечатление, что Украина использует европейский индикатор таким образом, чтобы оправдать максимально возможную цену на своем внутреннем рынке. Ведь с тех пор, как цены искусственно привязали к котировкам на европейских хабах: сначала в 2016 году — к немецкому NCG, а в январе 2020-го — к TTF в Амстердаме, цены в Украине в отопительный сезон сравнялись с ценами в Европе, несмотря на то, что наша страна импортирует менее трети от потребляемого газа. Фактически украинцам продают дешевый отечественный газ по пиковым ценам в Европе. Приблизительно то же самое относится к импортному газу, закачиваемому в хранилища в период межсезонья по самым низким ценам.

Кому-то такая ситуация очень нравится, и нам настойчиво не перестают вбивать в головы, что Украина продолжит использовать ценообразование на природный газ по формуле «цена на европейских хабах плюс доставка», пока добыча собственного газа не превысит его потребление. То есть даже при достижении самообеспечения газом на 99% (!) мы вместо того, чтобы формировать свою рыночную цену, будем и дальше без каких-либо коррекций пользоваться максимальными индикаторами с хаба в Нидерландах, фактически такой же страны — нетто-импортера газа, как и Украина.

Неестественная монополия

Беда в том, что импортная зависимость в связке с импортным паритетом, ориентированным на максимальные цены, очень выгодна украинским добывающим компаниям и тем, кто имеет доступ к реализации добытого ими газа. Стоит ли удивляться, что в Украине не только провалены планы по выполнению правительственной программы 20/20, но и госкомпании, ее реализующие, не смогли удержать добычу газа даже на прежних рубежах. Их и так все устраивает.

Как закономерный итог, в Украине к естественным монополиям, «сидящим на трубах» и магистральных газопроводов, и распределительных сетей регионального значения, добавилась еще одна, но уже специфическая, фактически единолично распоряжающаяся 73% газа украинской добычи. И если набор средств воздействия и ограничителей аппетитов естественных монополий хорошо известен, и их государство Украина, конечно же, в полной мере использует, то неестественная монополия требует особого подхода. Ведь даже признание существования таковой — уже достижение.

«Основная проблема несостоятельности рынка Украины связана с монопольным доступом НАК «Нафтогаз Украины» к большей части национальной добычи газа. В то время как отмена ПСО для домашних хозяйств была важным шагом на пути к либерализации рынка, НАК «Нафтогаз Украины» поглотила высвободившиеся объемы газа, добытого в стране, не давая другим участникам рынка шанса получить доступ к украинской национальной газодобыче», — убеждены в Европейском энергетическом сообществе.

Вы думаете, кто-то реагирует на такие выводы спецов из Европы, подсказывающих, как Украине перестать мониторить максимальные цены в Амстердаме и создать собственный ликвидный хаб с доступными для населения ценами? Нет, конечно. Делают вид, что их не существует, или просто заговаривают проблему, кивая в сторону естественных монополий. Хотя другого выхода для Украины не существует, кроме как воспользоваться предложениями европейцев.

«Наша концепция предлагает изменения, которые бы позволили всем участникам рынка иметь доступ к ресурсу АО «Укргаздобыча». Этот газ должен торговаться на равных и прозрачных сегментах рынка, которыми управляет Украинская энергетическая биржа. Эти объемы также обеспечат критическую ликвидность на рынке газа, которая необходима для создания стабильного газового индекса Украины. В связи с тем, что в цену будет входить собственная добыча, цена на украинский газ потенциально может быть ниже, чем цена по индексам TTF или NCG, к которым Украина привязана в настоящий момент», — отмечают в Энергосообществе.

Перепродажа втридорога

Увы, НАК «Нафтогаз Украины» как структура, в условиях провозглашенного рынка газа в нашей стране монопольно распоряжающаяся газом, который добыт госпредприятиями, входящими в одноименную группу (АО «Укргаздобыча», АО «Черноморнафтогаз»), фактически заинтересована, чтобы у нас был неразвитый внутренний рынок, и весь газ внутренней добычи продавался по высоким ценам TTF или NCG плюс транспорт до Украины.

Секрет прост: чем больше отличается цена импорта от цены отечественного продукта с учетом сезонности, тем выше прибыль госкомпании и зарплаты менеджеров монополиста. Как в такой ситуации удержать государственного монополиста, к слову, декларирующего социальную защиту населения от высоких тарифов на газ, от соблазна манипулировать ценами для получения конкурентных преимуществ?

Без лишения его монополии на газ украинской добычи это невозможно. Обладатель около 15 млрд кубометров дешевого газа, по сути, является уже не субъектом газового рынка, а его регулятором: цены определяет не рынок, а «Нафтогаз». При этом остаются недовольными как потребители, перекрывающие трассы, так и конкуренты, которые не имеют другого выхода, кроме как оперировать с импортным газом с реальными, а не виртуальными ценами.

На рынке, из которого «вымываются» административными методами 15 млрд кубометров дешевого газа собственной добычи, газ априори не может стать доступным для населения. Новая волна перекрытия трасс, которая на сей раз началась с западных регионов страны (Черновицкой области), — свежее тому подтверждение.

Что мешало государственному монополисту провести интервенцию на рынке и сбить цену на газ рыночными методами, не дожидаясь от государства пожарных ограничительных мер? Только желание побольше заработать? Увы, пока бизнес-модель «Нафтогаза» демонстрирует успешную перепродажу втридорога украинского газа. Да и импортного тоже, если удается закупить его на нижнем пике цен и закачать в хранилища.

Себестоимость добычи украинского газа, по разным оценкам, составляет от 50 до 70 долл. США за 1000 кубометров (1400–1960 грн). НАК «Нафтогаз Украины» покупает его у «Укргаздобычи» по 2800 грн.

Действительно, зачем «Нафтогазу» низкие цены, если и при копеечной разнице (на целых 13 коп. ниже ограничительной 6,99 грн) чиновники не стесняясь рекламируют самые низкие цены государственного монополиста.

Если в период активного наращивания абонентской базы потребителей «Нафтогаз» может, но не предлагает действительно доступные цены своим клиентам, то стоит ли надеяться, что он это сделает, когда его клиентами станут 20–30% домохозяйств. Да и зачем, если доведенные до нищеты люди рады и копеечным скидкам на газ, настоящими собственниками которого они же и являются?

Полноценный рынок (с низкими ценами) в Украине может заработать только в том случае, если украинский газ, добываемый госкомпаниями, будет доступен каждому конечному потребителю. Но для этого его нужно продавать не по максимальной цене далекого европейского хаба, а по рыночной, формируемой на украинской бирже, где он свободно реализуется.

Источник

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама