Отдых

спектакль

Зоопарк на дому

Зоопарк на дому
Фото: Иван Черничкин

В Национальном академическом драматическом театре имени Ивана Франко режиссер Андрей Приходько поставил «Носорогов» Эжена Ионеско

Пьеса «Носороги» (или же, как в оригинале, «Носорог») французского классика театра абсурда Эжена Ионеско, безусловно, принадлежит к числу культовых текстов ХХ века. Созданная в конце 1950‑х годов, она тут же вошла в репертуар ведущих мировых театров. В январе 1960‑го в парижском «Одеоне» ее поставил легендарный Жан-Луи Барро (он же стал исполнителем роли неприкаянного чиновника Беранже), а в апреле того же года «Носорогов» показал лондонский Royal Court в режиссуре Орсона Уэллса и с Лоуренсом Оливье в заглавной роли. Десятки самых разных постановок и сотни показов на Западе сыграли в судьбе пьесы на территории СССР злую шутку. В 1965‑м, на гребне «оттепели», русскоязычный перевод «Носорогов» напечатал московский журнал «Иностранная литература», после чего пьеса впала в немилость властей, и путь на большую сцену ей был заказан на десятилетия.

Но чудеса случаются. В 1964 году молодой драматург и режиссер Марк Розовский прогремел на весь СССР студенческим спектаклем МГУ «Целый вечер как проклятые», сквозь который явственно проступал абсурдный сюжет Ионеско (кстати, на тот момент Розовский даже не был знаком с «оригиналом»). А вот собственно «Носорогов» — наверное, впервые в Советском Союзе — можно было увидеть именно в Киеве. В 1970‑х годах вместе со студенческим театром Института иностранных языков взяться за англоязычный вариант запрещенной пьесы отважился знаменитый украинский писатель и переводчик Владимир Диброва.

Так или иначе, а нынешняя премьера Театра им. Франко — первая постановка «Носорогов» на большой украинской сцене, которую ее создатели во главе с режиссером Андреем Приходько вполне могли бы приурочить к 20‑летию со дня смерти Ионеско (1909‑1994). Но политические события конца 2013 — начала 2014 годов (именно в разгар Евромайдана начались репетиции) сами собой отменили возможное посвящение и актуализировали более близкий контекст: необходимость сохранять человеческое лицо и достоинство даже тогда, когда все вокруг превращаются в толстокожих животных, а влезть в носорожью шкуру становится не только желательным для построения карьеры, но и модным.

Приходько, одновременно с исполнением обязанностей режиссера в Театре им. Франко руководящий Театральным центром «Пасека» Киево-Могилянской академии, давно доказал свое умение привносить свежую струю даже в самые заигранные тексты и работать с молодыми артистами. Из «могилянки» же он привел за собой тандем художников — Елену и Богдана Полищуков, которые раскрасили неприхотливую мебель французской провинциальной забегаловки в цвета украинского национального флага, превратили эпизод чтения новостей в роскошный театр теней на фоне газеты-арьерзанавеса, обнажили бесконечную глубину сцены франковцев и заставили актеров прохаживаться по зрительному залу в носорожьих шкурах. Благодаря всему этому может создаться впечатление, что Андрей Приходько попытался вместить в трехчасовой хронометраж штук пять спектаклей-миниатюр. Первый, где чинно-занудный Жан (Владимир Николаенко) наставляет на путь истинный вечно нетрезвого друга Беранже (Дмитрий Завадский) на фоне путаных бытовых диалогов — это безобидный (до поры до времени) сумасшедший дом, отчасти отсылающий к «Пролетая над гнездом кукушки» Милоша Формана. Их же дуэтная сцена, в которой Жан на глазах у Беранже в считанные минуты превращается в зеленое шершавое чудовище — своего рода «Палата № 6», где все действие сосредоточено на кровати советского образца с металлической сеткой. Живая анимация и видеоряд из «мира животных» (последний — дело рук Павла Вавриневича) — любимый режиссером и присутствующий во многих его спектаклях вертеп. Сцена в юридической конторе — как подвал с заложниками, а квартира Беранже — как последнее убежище в городе, где выть по‑носорожьи и давить всех на своем пути вдруг стало в порядке вещей.

Практически каждый задействованный в спектакле артист играет несколько ролей. Виктория Васалатий, написавшая для постановки ароматные, веющее французской легкостью мелодии, — секретарши Дэзи и Домашней хозяйки. Олег Терновой — Старого господина, Мсье Папийона, Логика и Пожарного. Елена Яблочная — Официантки и Домашней хозяйки. Дмитрий Чернов — Жана, Хозяина кафе и Ботара. Список можно продолжать, но режиссерский посыл и без того понятен: будь ты хоть начальником государственной конторы, свято блюдущим дисциплину и рабочую продуктивность подчиненных, хоть рядовой лавочницей, хоть первым и второй в одном лице, но остаться человеком — обязан.

 

Киев, Национальный академический драматический театр им. Ивана Франко

16, 17 июля, 19:00

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама