Отдых

концерт

Бунтарь без причины

Бунтарь без причины
Фото: Fotobank.ua

Экс-вокалист 
The Smiths, депрессивный 
поп-идол и вечный оппозиционер Моррисси махнул рукой на проблемы со здоровьем и отправился в европейское турне с новой пластинкой.

Ему посвящали свои песни Бьорк, группа Sparks и другие знаменитые коллеги. Уважаемый журнал NME назвал Моррисси одним из самых влиятельных артистов мира, создавшим «лучшую английскую группу всех времен» (именно так, в обгон The Beatles). В Голливуде о школьных годах музыканта собираются снять биографический фильм. Чего еще желать?

Впрочем, будем честны: после распада The Smiths прошло уже почти 30 лет, и сольная карьера Стивена Патрика Моррисона (настоящее имя Моррисси), увлекающегося экспериментами и плевавшего на массовые вкусы, больше напоминает кривую самописца, нежели траекторию космического запуска. Последняя успешная пластинка манчестерского мизантропа датируется аж 2004 годом, а после «Years of Refusal» в 2009‑м он не баловал фанатов свежими альбомами вовсе. Хотя не сказать, что бездельничал: печатал футболки в защиту животных, писал мемуары, выступал со своим бэндом (среди прочего спев на церемонии вручения Нобелевской премии)…

В интервью Моз неизменно демонстрировал свой фирменный едкий стиль: обличал мясоедов, ругал полицию, называл королевскую семью надменными диктаторами, а Маргарет Тэтчер — тираном без капли человечности. Новый, десятый в его сольной карьере лонгплей «World Peace is None of Your Business», утекший летом в сеть за две недели до официального релиза, продолжает все тот же монолог о наболевшем: автора возмущает социальная несправедливость, обывательская глупость, циничные политики. Для пущей злободневности упомянута даже Украина («Brazil and Bahrain, oh Egypt, Ukraine / So many people in pain»). На общую поп-роковую канву альбома Моз накрутил венок стилей в разбросе от эмбиента до индастриала; среди звучащих инструментов можно обнаружить аккордеон, испанскую гитару, кастаньеты, ситар, африканские барабаны и даже диджериду. Порох ничуть не отсырел: хотя Моррисси давненько не приписывали расистских высказываний и не пытались цензурить заголовки его песен и альбомов, присущие артисту пессимизм, острый язык и горький юмор представлены на пластинке в ассортименте. Никуда не делись и его снобизм с нарциссизмом: например, в треке «I’m not a man» Моз предлагает не называть его больше мужчиной — ведь он «не ест животных, не боится рака простаты и никогда не бил жену». Умение подавать неудобную правду в саркастической упаковке по‑прежнему выгодно выделяет 55‑летнего бунтаря среди коллег, хотя идущий в нагрузку пафос переваривают не все. «Я, конечно, бываю невыносим, — признал однажды певец. — Но если ты не доставляешь дискомфорта, до общества ты не докричишься».

В юности Моррисси мечтал стать рок-жур­на­лис­том, пописывал статьи в культовые музыкальные издания, и если бы The Smiths не перевернули его жизнь, вполне мог бы прославиться как акула пера. Однако его писательский талант не пропал втуне и вылился в увесистую автобиографию, которую певец опубликовал в прошлом октябре. Пятисотстраничный поток сознания, в котором он, в частности, признавался в своей бисексуальности (до этого утверждал, что практикует целибат), наделал шума и стал национальным бестселлером.

О главном — своих онкологических проблемах — Стивен предпочел не распространяться и молчал даже тогда, когда из‑за них ему пришлось свернуть американское турне в поддержку нового альбома. Тогда, в июне, официально было объявлено, что виновата лихорадка, подхваченная им во Флориде (в 2013‑м концерты отменялись по схожим причинам: пневмония, пищевое отравление и прободение язвы). Правду Моррисси раскрыл только на этой неделе в интервью испанской газете: «Мне делали биопсию раковой ткани уже четыре раза, но плевать. Умру так умру. А нет — значит нет. Сейчас я чувствую себя хорошо, хотя, может, по последним снимкам этого и не скажешь. Особо париться я не собираюсь. Отдохну, когда умру». По словам Моррисси, врачи не раз советовали ему перестать концертировать. «Но это сложно, — говорит певец. — Уж очень я привязан к сцене».

Британца не беспокоит, что его не крутят по радио: то, что он плохо вписывается в современный шоу-бизнес, не мешает молодежи знать слова его песен наизусть. «В моем возрасте люди уже не делают музыку, — усмехается Моз. — Многие классические композиторы к 34 годам были мертвы. А я все еще здесь, и что вы прикажете с этим делать?»

 

13, 14 октября — Рим

16 октября — Милан

17 октября — Болонья

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама