Интересы

театр

премьера в оперетте

премьера в оперетте
Фото: Константин Мельницкий

Склонный к громким заявлениям художественный руководитель Национальной оперетты Богдан Струтинский сообщил, что его спектакль «Целуй меня, Кэт!» — первый бродвейский мюзикл на украинской сцене. Верить режиссеру на слово, конечно, было бы наивно — попытки показать в Киеве, как поют в Нью-Йорке, уже случались не однажды. Более того, этот адаптированный к нашим реалиям жанр процветал и в советское время: партитуры Вадима Ильина, Жанны Колодуб, Игоря Поклада и других не только покупались Минкультом, но и непременно ставились.

Другое дело, что «Целуй меня, Кэт!» Коула Портера — явление исключительное даже в американском контексте. Персонажи мюзикла — артисты, готовящие премьеру шекспировского «Укрощения строптивой». Они существуют одновременно в вымышленном прош­лом и гангстерском настоящем, но это нисколько не портит историю о бурно ссорящихся и мирящихся в финале любовниках. За красочное сопоставление эпох здесь отвечает только музыка, которую Портер мастерски напичкал всем, что знал, — от стилизации ренессансных танцев до джаза.

Но если оркестр под управлением Дмитрия Морозова из этого благодатного материала честно выжал максимум возможного, а хормейстер Игорь Ярошенко повторил подвиг дирижера, то о самом зрелище этого не скажешь. Людей на сцене много, они кувыркаются, стоят на головах, демонстрируют подъемы с переворотом (балетмейстер-постановщик Вадим Прокопенко), а толку мало.

Интонация разговорных диалогов в основном приподнято-однообразна: создается впечатление, будто артисты на протяжении трех часов пытаются популярно разъяснить нерадивым школьникам смысл классического произведения, и все даром. В двухъярусной сценографии Вилмы Галяцкайте-Дабкиене совершенно не работает первый ярус, отчего возникает закономерный вопрос: зачем было строить второй этаж без первого? Просто для того, чтобы зрителям галерки было виднее?

Каждого исполнителя центральных партий театр предусмотрительно оснастил радиомикрофонами, значительно усиливающими голос. Однако другую проблему «Целуй меня, Кэт!» это не решило: даже пение главного трио Евгения Прудника (Фред Грэхем — Петруччо), Ирины Беспаловой-Примак (Лилли Ванесси — Катарина) и Галины Грегорчак (Лоис Лэйн — Бьянка) скроено всегда по одной мерке: сначала — стандартная демонстрация вокальных возможностей, переходящая затем в разговорно-истерические окончания.

Национальная оперетта показала такой Бродвей, каким его представляет себе режиссер из Киева, и такой, на который пока способна его команда. Если вынести за скобки текст и сюжет, то после просмотра нашего местного спектакля найти хотя бы отдаленное сходство с американским мюзик­лом вряд ли у кого‑то получится. Так что «Целуй меня, Кэт!» просто займет одну из рядовых позиций в репертуарной афише украинского театра оперетты — и по списку, и по стилю.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама