Финансы

валюта

Курсопад: как гривна испугалась военного положения

6940
Курсопад: как гривна испугалась военного положения

Панические настроения на наличном валютном рынке, которые наблюдались в начале недели, к концу недели начали спадать. Хотя еще в понедельник казалось, что курс грозится перейти в состояние свободного падения. Катализатором скачка курса доллара стал указ президента о введении военного положения в десяти областях Украины. Уже вечером 26 ноября банки резко завысили обменные курсы валют: продавать доллар финансисты готовы были даже по 29 гривен и выше, хотя курс покупки валюты у них оставался низким – 28 грн (спред между покупкой и продажей достигал 1 грн). Еще накануне наличный доллар можно было купить по 27,95 грн.

При этом на межбанке доллар подорожал всего на 10 коп., а официальный курс вырос с 27,79 грн до 27,89 грн за доллар. Во вторник панические настроения на наличном рынке отступили: банки сохранили максимальную планку (29,1 грн) и начали искать равновесный курс в диапазоне 28,3-29 грн. Средний наличный курс составил 28,67 грн. В НБУ спокойно наблюдали за ситуацией, поскольку понимали, что банки, завышая курс, борются с возможностью арбитража на валютном рынке: иначе украинцы покупали бы дешевый доллар в кассах банков и продавали бы его в небанковские обменные пункты, которые не сдерживали себя и поднимали котировки до 34 грн.

В последующие два дня средний наличный доллар даже немного подешевел – до 28,55 грн/$, но межбанковский и, соответственно, официальный курс НБУ продолжили подтягиваться к этому уровню. На пятницу НБУ установил курс 28,39 грн/$, что на 59,5 копеек выше, чем в понедельник.

Нет жизни без паники

Банкиры уверяют, что причина девальвации – население. «Всплеск спроса на наличную валюту имел место. Но не все банки готовы были удовлетворить такой большой спрос, в связи с чем были вынуждены устанавливать в кассах курсы выше, чем у конкурентов или в обменных пунктах», – говорит начальник отдела продаж казначейских продуктов ОТП Банка Юрий Крохмаль.

Год назад в Нацбанке заявили, что гривне удалось преодолеть фактор сезонности и украинцы уже меньше подвержены паническим настроениям на валютном рынке, но реальность показывает, что в критических ситуациях покупка валюты остается одним из первых действий, предпринимаемых гражданами. «Вероятно, до конца избавиться от психологического фактора невозможно, и не стоит недооценивать его влияние на рынки, но объективно клиенты банков относительно спокойно отреагировали на недавние события», – говорит Юрий Крохмаль. Директор казначейства Банка Кредит Днепр Олег Куринной напоминает, что паника – плохой советчик. «Но при стабилизации ситуации, плюс грамотной информационной и коммуникационной политике, она обычно имеет краткосрочное действие и минимизирует свое влияние, уступая место более фундаментальным и экономически обоснованным факторам курсообразования», – считает он.

Население спровоцировало девальвацию гривны, которую банкиры ожидали ближе к концу года. «Паника привела к усилению дисбаланса спроса и предложения валюты: спрос резко вырос, разогреваемый наличным рынком, ушедшим в отрыв по котировкам и широте спреда. Это создало предпосылки для активизации спекулятивных переливов между наличным рынком и межбанком, на фоне одновременной активизации импортеров и значительного запаса гривневой ликвидности в системе», – поясняет Олег Куринной. За два дня корсчета выросли на 9 млрд грн – до 59 млрд грн.

В то же время продажа валюты уменьшилась: экспортеры не спешили продавать ее на растущем рынке. Острой необходимости в гривне у них не было после получения крупных возмещений НДС. «На этом фоне НБУ был вынужден несколько дней подряд выходить на рынок с продажей валюты, поэтому рост можно назвать обоснованным. Но без военного положения, вероятно, рост курса был бы не таким резким», – считает Юрий Крохмаль. Объем продаж НБУ не публикуется.

Аналитики успокаивают, что предновогодняя девальвация – это нормальное явление для Украины. «Наш прогноз курса доллара на конец года – 29 грн. На прошлой неделе мы ожидали, что на этой неделе начнется девальвация. Ситуация, которая сложилась с военным положением, лишь ускорила этот процесс. Сложно сказать, какая доля в нынешней девальвации панических настроений, а какая – реальные макроэкономические факторы», – говорит руководитель подразделения по финансовому анализу корпораций группы ICU Александр Мартыненко.

 

Небезоблачная перспектива

Александр Мартыненко считает, что военное положение в нынешнем виде не несет рисков для экономики Украины и валютного рынка. «Негативное влияние от введения военного положения на курс гривны и котировки украинских ценных бумаг было результатом психологического фактора и должно вскоре значительно сократиться», – считает Александр Мартыненко. «Эти факторы бесследно не исчезнут, так как приток валюты по некоторым инвестиционным проектам может не возобновится. Но эффект на курс в среднесрочной перспективе будет вряд ли заметным – это будет в рамках нашей погрешности прогноза в 29-29,5 грн за доллар на конец года», – говорит руководитель аналитического департамента ИК Concorde Capital Александр Паращий.

Военное положение может негативно повлиять на валютный рынок из-за препятствования Россией украинскому экспорту. «Основной продукт этих грузопотоков – сталь мариупольских комбинатов «Метинвеста» – составлял около 20% украинского экспорта стали или 4% от общей экспортной выручки Украины в 2017 году. В случае блокирования или серьезных затруднений перевозок Азовским морем, отгрузки стали могут быть полностью переориентированы по железнодорожным путям в черноморские порты», – прогнозирует Александр Мартыненко. Александр Паращий видит риски в таком сценарии. «Железнодорожная ветка из Мариуполя уже работает на пределе. Переориентация продукции в другие порты может привести к падению вывоза металлургической продукции из Мариуполя где-то на 15%. Очевидно, что это скажется на экспортной статистике и добавит, хотя и незначительно, к копилке девальвации», – говорит Александр Паращий.

Источник

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама