Политика

смена власти

Смена власти пока ничему не научила политиков

Еще этой зимой Виктор Янукович сохранял уверенные шансы на победу в будущих президентских выборах — до самой кровавой развязки противостояния в феврале. Но ни он, ни его соратники не хотели видеть явного запроса на перемены в обществе — и на западе, и в центре, и даже на востоке. И это стоило им всего. Произошедшее не стало уроком и для бывших оппозиционеров. Придя сомнительным путем к власти, они начали с того же, чем закончил Янукович, — проигнорировали настроения в ряде регионов. За это новые лидеры заплатили потерей части страны и бунтами в других областях. Новое правительство еще может избежать многих трудностей, если более внимательно отнесется к проблемам всех украинцев, а не только своих сторонников.

Страна
 недовольных

Утверждать, что Майдан стал неожиданностью для власти, было бы не совсем верно. Соратники Януковича, готовясь к предстоящей президентской кампании, активно мониторили настроения населения, регулярно заказывая ведущим социологическим центрам — Центру социальных и маркетинговых исследований SOCIS, Киевскому международному институту социологии (КМИС) и компании Research & Branding Group — исследования настроения избирателей.

Последний такой масштабный закрытый опрос был проведен в апреле 2013 г. По данным исследования, результаты которого есть в распоряжении «Капитала», социологи уже год назад зафиксировали весьма негативное отношение украинцев к власти — таким оно, впрочем, было и в предыдущие годы. Правда, столь же критично наши сограждане относились и к другим видным политическим фигурам, которые могли бы претендовать на высший государственный пост. Очевидно, из‑за этой обманчивой «стабильности» команда Януковича и недооценила существующие риски, что привело к поражению в битве за столичные улицы.

Несмотря на объявленное предыдущей властью «покращення», согласно данным SOCIS, по состоянию на апрель 2013 г. украинцы крайне негативно оценивали и экономическую ситуацию в стране, и свое собственное материальное положение — лишь на три балла из десяти. При этом большинство опрошенных считали само направление, в котором развивалась экономика страны, неправильным. Не туда двигались власти и в социальной, и во внешнеполитической сферах, полагали граждане.

Более половины респондентов характеризовали политическую ситуацию в стране как напряженную, а более четверти и вовсе называли ее взрывоопасной. Однако такое впечатление рождалось скорее от отрицательного фона в СМИ: как только украинцев просили оценить ситуацию в своем регионе, их оценки оказались значительно более оптимистичными. Так, стабильным положение вещей в непосредственной близости от себя людям казалось вдвое чаще, чем в стране в целом, а взрывоопасной ситуацию в своем регионе видели, напротив, вдвое меньше.

Характеризуя общее состояние дел в стране, более половины респондентов указывали, что жить тяжело, но еще можно терпеть. Лишь около трети украинцев считали, что ситуация настолько тяжела, что терпеть ее уже немыслимо.
Аналогичные результаты зафиксировал и проведенный тогда же опрос КМИС. Большинство граждан по состоянию на апрель 2013 г. не были удовлетворены положением дел в Украине. 70 % полагали, что дела во внутренней политике идут в неправильном направлении (в т. ч. 32 % были однозначно в этом уверены), 73 % негативно оценивали тенденции в экономике (в т. ч. 43 % — однозначно негативно), а 60 % — во внешней политике (не сомневались в этом 26 %).

Опросы показали, что воспринимаемая людьми реальность значительно отличается от той, что описывается языком цифр и экономических сводок. Жители самого благополучного с точки зрения формальных показателей региона страны — Киева — оказались и наибольшими пессимистами. Почти половина киевлян заявила социологам, что терпеть нынешнее положение вещей уже невозможно, а ситуацию в экономике горожане оценили на 2,1 балла из 10 возможных.

А вот, например, в Крыму, который после отделения в марте украинские СМИ начали показывать как депрессивный и не очень‑то нужный стране регион, местное население оценивало свое положение почти в полтора раза лучше, чем в столице: там на крайние тяготы жизни пожаловались лишь 27,5 %. Примерно такой же показатель был зафиксирован и на Волыни, которая по цифрам статистических сводок тоже мало похожа на край обетованный.

Фактически именно относительно благополучный по сравнению с остальной страной Киев год назад был тем регионом, где может вспыхнуть революция. И именно в столице, а не в Галичине или на Волыни вспыхнуло восстание, собиравшее зимой на Майдане по несколько сотен тысяч недовольных.

Народ — за Януковича и «регионы»

Согласно данным SOCIS, весной 2013 г. украинцы демонстрировали низкий уровень доверия практически ко всем общественным институтам. Но если на Майдане чуть ли не каждое выступление заканчивалось призывами к отставке Януковича, наибольшее недовольство украинцев вызывал все же не президент, а другие органы власти. Рекордным был уровень недоверия к Верховной Раде — отрицательно оценивали работу совсем недавно избранного парламента 84 %. Это объяснимо полной его неработоспособностью в первые месяцы: депутаты блокировали трибуну, оскорбляли друг друга, устраивали потасовки — в общем, делали все что угодно, только не рассматривали законы.

Доверие к другим органам власти, не проявлявшим такую нарочитую неработоспособность, было лишь немногим ниже — по 80 % опрошенных заявили, что не доверяют ни правительству, ни судам. А вот рейтинг доверия к Януковичу составлял значительные по украинским меркам 27 % (полностью либо частично) при 67 % тех, кто ему не доверял (полностью либо частично).

Даже такое, мягко говоря, не слишком лестное для бывшего президента отношение к нему избирателей позволяло ему выиграть первый тур выборов, свидетельствуют результаты всех социсследований. Например, согласно опросу КМИС, в апреле прошлого года за него были готовы отдать свои голоса 23 % избирателей. Проиграть кому‑то из оппозиционеров он теоретически мог во втором туре. По данным того же КМИС, выйди Янукович во втором туре вместе с Кличко, он почти наверняка проиграл бы главе УДАР. Если же ему пришлось бы соревноваться с Яценюком или Тимошенко, исход выборов мог бы решить случай — опросы показывали почти одинаковые рейтинги и Януковича, и руководителей «Батькiвщини».

Удивительно, но на рейтинги политиков мало повлияли и отказ от подписания Януковичем ассоциации с Евросоюзом, и многотысячные митинги на Майдане, и столкновения на Грушевского: вплоть до кризисного февраля экс-президент все еще мог рассчитывать на победу. До самого конца Майдана Янукович оставался самым рейтинговым политиком страны, и даже за несколько дней до силового свержения около 30 % избирателей готовы были голосовать за него. Более того, как бы ни хотелось этого столичным оппозиционерам, пользовалась поддержкой большинства избирателей и Партия регионов: по данным тех же опросов, она однозначно выигрывала бы парламентские выборы, если бы они состоялись в то же время.


Анатомия 
протеста

Хотя о недовольстве положением заявляли многие украинцы, ни один опрос не показывал, что изначально мирный Евромайдан мог привести к массовым акциям протеста и перерасти в кровавую бойню. Согласно данным КМИС, после победы первого Майдана в 2004 г., который обернулся лишь сменой некоторых лиц во власти, но не позволил хоть что‑то серьезно изменить в стране, протестные настроения среди украинцев лишь слабели. Если в декабре 2004 г. 36 % граждан выразили готовность участвовать в акциях социального протеста, то в феврале 2009 г. таких было лишь 32 %, в ​​феврале 2011 г. — уже 25 %, а перед самым началом Евромайдана в середине ноября 2013 г. желающих протестовать было лишь 22 %.

Накануне Майдана, 9‑20 ноября 2013 г., КМИС провел опрос общественного мнения, поинтересовавшись, в каких акциях социального протеста лично готовы принять участие украинцы. 56 % вовсе не собирались участвовать в акциях массового протеста, 22 % не смогли дать определенного ответа. 22 % выразили готовность участвовать в определенных акциях протеста, но из них лишь 3,4 % были готовы принять участие в несанкционированных митингах и демонстрациях, 2,8 % — в бойкоте решений органов власти. И только 0,5 % граждан решились бы пойти на захват административных зданий, а еще 0,4 % — на создание независимых от властных структур вооруженных формирований.

При этом уровень протестных намерений среди граждан Украины, живущих на западе, юге, востоке и в центре страны, существенно отличался. Самая большая доля граждан, готовых участвовать в акциях протестов — 28,5 %, фиксировалась в западном регионе, тогда как самая незначительная — 16,7 % — в восточном.

Две страны

Катализатором силового противостояния стал отказ власти от подписания договора об ассоциации с ЕС. После того как в конце ноября Украина не подписала соглашение, «точка равновесия» сдвинулась в сторону противников власти. Согласно результатам исследования, проведенного в декабре 2013 г. SOCIS и социологической группой «Рейтинг», отношение к Януковичу ухудшилось у 45,7 % опрошенных и лишь 15,7 % стали относиться к нему лучше.
Оппозиции удалось использовать возникшее недовольство и ошибки власти в полной мере, практически моментально сместив акцент с геополитического выбора на социально-экономические проблемы. Если в ноябре протестующие выходили требовать подписания ассоциации с ЕС, то уже в декабре требования приобрели сугубо внутриполитический характер, обнажив все накопившиеся проблемы и существенные региональные противоречия.
Согласно опросу КМИС, проведенному с 8 по 18 февраля 2014 г., основной причиной выхода людей на улицы большинство опрошенных (43 %) называли возмущение коррумпированным режимом Януковича (на западе — 68 %, на востоке — 20 %). При этом почти треть респондентов (30 %) высказали убеждение, что среди основных причин протеста было влияние Запада, стремящегося втянуть Украину в орбиту своих политических интересов (мнения населения резко дифференцированы по регионам: на востоке и юге так считали 57 % и 44 % соответственно, в центре и на западе — только 17 % и 5 %); третье место среди основных причин протестов разделяли четыре варианта, каждый из которых назвали примерно четверть опрошенных: стремление сделать Украину такой же цивилизованной, как и другие страны Европы (27 %), протест против жестких действий силовиков (26 %), националистические настроения (26 %) и чувство гражданского протеста против произвола властей (25 %).

Примечательно, что уже с первых недель Майдана отношение к нему жителей разных регионов Украины кардинально отличалось.

По данным опроса, проведенного Research & Branding Group в период 23‑27 декабря 2013 г., половина украинцев (50 %) не поддерживала киевский Евромайдан, в то же время практически столько же респондентов (45 %) отнеслись к нему положительно.

По данным КМИС, по состоянию на середину декабря максимальное количество симпатизирующих протестующим было сконцентрировано в западном (80 %) и центральном регионах (51 %). На юге лишь 20 % поддерживали Майдан. Меньше всего таких было на востоке (8 %). И, наоборот, максимальное количество сторонников власти во главе с Януковичем было сконцентрировано в восточных областях (52 %). В южном регионе таких было 32 %. Меньше всего благосклонны к власти в западных (3 %) и центральных областях (11 %).

Раскол общества по отношению к акциям протеста зафиксировала и социологическая группа «Рейтинг», проводившая опрос 7‑17 декабря 2013 г. Согласно исследованию, 42 % респондентов положительно относились к тому, что в Киеве и во многих городах Украины люди вышли на улицы и организовали митинги, 35,6 % — негативно.

При этом большинство украинцев выступали против силовых акций с обеих сторон. Так, 44,7 % негативно относились к тому, что в ходе протестов блокируются административные здания (положительно — 24,9 %, нейтрально — 15,4 %). Также подавляющее большинство (73,6 %) осудили разгон митинга в Киеве спецподразделением «Беркут» в ночь на 30 ноября.

Примечательно, что если оппозиции в целом удалось мобилизовать своих сторонников, то власть этого сделать так и не смогла. Все время протестов социологи фиксировали высокую активность сторонников оппозиции и пассивность сторонников президента.

Согласно результатам исследования, проведенного SOCIS и социологической группой «Рейтинг», по состоянию на вторую половину декабря 2013 г. в мероприятиях в поддержку действующей власти принимали участие 0,5 % опрошенных, еще 3,5 % были готовы сделать это. Также 12 % отмечали, что приветствуют митинги в поддержку власти, но не намерены в них участвовать.

С другой стороны, в мероприятиях, направленных против власти, принимали участие 5,7 % респондентов. Еще 17,5 % были готовы принять участие в таких митингах и демонстрациях. Каждый пятый опрошенный (21,6 %) поддерживал такие митинги, но не склонен был принимать в них участие.

Имеем то,
что имеем

Финал противостояния на Майдане в виде силового захвата власти оппозицией стал наименее удачным вариантом с точки зрения сохранения гражданского мира в стране. В обществе существовал довольно высокий запрос на мирное решение конфликта, который был проигнорирован политиками. И это привело к нынешним последствиям — вооруженным бунтам в восточных и южных регионах при поддержке или как минимум молчаливом согласии местного населения, которое не восприняло результаты переворота.

Согласно опросу, проведенному SOCIS и КМИС в период с 24 января по 1 февраля 2014 г., подавляющее большинство опрошенных (63,3 %) считали, что для достижения положительного результата протеста его сторонам нужно сесть за стол переговоров. Лишь 11,1 % полагали, что пора переходить к применению силы.

Подобные настроения зафиксировал и опрос группы «Рейтинг» (7‑17 декабря 2013 г.), в котором подавляющее большинство (72,6 %) также поддерживали идею круглого стола и проведения переговоров между властью и оппозицией. Против этой идеи высказались лишь 13,9 %.

Более того, представление о том, что победу Евромайдана приветствовала вся Украина за исключением небольшого количества приспешников Януковича — а именно так предпочитают толковать результаты зимнего противостояния новые власти, — является откровенно ложным. Еще в декабре большая часть (43 %) населения страны предполагала, что последствия Евромайдана будут скорее негативными для государства. Противоположной точки зрения придерживались в полтора раза меньше украинцев, а еще 17 % думали, что Евромайдан не будет иметь никаких последствий (опрос Research & Branding Group, 23‑27 декабря 2013 г.).

К сожалению, результат превзошел самые пессимистические ожидания. В настоящее время социологи фиксируют печальный итог многомесячного противостояния — нелегитимность существующей власти в глазах значительной части жителей восточных и южных регионов. Наши сограждане, оценивая первые шаги пришедших к власти оппозиционеров, еще меньше уверены, что они действительно что‑то «здобули».

Согласно исследованию, проведенному социологической службой Центра Разумкова и социологической группой «Рейтинг» с 28 марта по 2 апреля 2014 г., лишь 21,1 % опрошенных выразили полную поддержку деятельности исполняющего обязанности президента Украины Александра Турчинова. Только 32,8 % украинцев назвали правильными отдельные его действия, а 38,5 % вовсе не поддержали. Деятельность премьер-министра Арсения Яценюка сограждане оценили хотя и лучше, но ненамного: о полной поддержке заявили лишь 30,8 % респондентов, отдельными действиями довольны только 28 %, полностью недовольны — 35,5 %. При этом если в западном и центральном регионах не поддерживали деятельность Турчинова 15,5 % и 24,1 %, то в южном — 46,7 %, а на востоке — 64,2 %.

Парламент Украины, который после Майдана взял на себя и функции других ветвей власти, при этом так и не смог получить признание народа — его работу полностью одобрили лишь 15,6 % опрошенных, а 38 % отнеслись к действиям Верховной Рады сугубо отрицательно.

Более того, согласно опросу КМИС, проведенному 8‑16 апреля 2014 г., 32,1 % жителей юго-востока убеждены, что и. о. президента Украины действует незаконно. Полностью уверены в легитимности Турчинова лишь 16,6 % жителей региона. В Донецкой области 53 %, а в Луганской 49,9 % жителей уверены в незаконности нынешнего и. о. президента. Приблизительно такое же отношение у жителей юго-востока и к действующему премьер-министру Арсению Яценюку.

В целом данные социологии фиксируют серьезную проблему — неприятие центральной власти значительным количеством граждан. 46 % жителей юго-востока считают события на Майдане в Киеве прошедшей зимой государственным вооруженным переворотом, организованным оппозицией с помощью Запада. В Донецкой области такое мнение разделяют 70,5 % жителей, в Луганской — 61,3 %.

Впрочем, антагонизм Киева и востока не является непреодолимым. Как свидетельствуют данные КМИС, жители юго-востока ожидают конкретных шагов от центральной власти для сохранения единства страны. Это прежде всего разоружение и роспуск незаконных радикальных формирований (за это выступают 37,8 %); восстановление экономического и политического диалога с Россией — 23 %; обозначение четкой перспективы экономики юго-востока (поддержка предприятий региона) — 22,4 %; налаживание постоянного публичного диалога между юго-востоком и центральной властью — 19,5 %.
До последнего времени центральная власть вместо диалога пыталась решать проблему преимущественно силой. Этим она не очень отличается от предшественников. Хотя бывшая оппозиция, ставшая властью на волне народного протеста, лучше, чем кто‑либо другой, должна понимать, как опасно игнорировать мнение сограждан.

Тем не менее остается надежда, что ситуация изменится после президентских выборов. Украинцы откровенно устали от многомесячного противостояния, что дает карт-бланш политикам на достижение практически любых договоренностей во имя мира и единства страны.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама