Мнения

сигналы

Дороги, которые мы выбираем

5 июня Европейский центробанк снизил базовую ставку с 0,25 % до 0,15 %, а также заявил об установлении с 11 июня отрицательной процентной ставки по депозитам на уровне –0,1 %. Неординарное решение мотивируется необходимостью борьбы со стагнацией и дефляцией. Снижая ставку кредитования и дестимулируя банки размещать депозиты в ЕЦБ, Марио Драги надеется на впрыск ликвидности в экономику и последующее оживление ее динамики. Причины для беспокойства есть: рост ВВП стран еврозоны в I квартале 2014 г. не впечатляет — лишь 0,2 %, а ожидаемые темпы инфляции приводят еврочиновников в уныние — всего 0,7 % годовых. Но не факт, что последствия этих решений будут позитивными.

Нужно признать: ЕЦБ не обладает широким набором инструментов влияния на экономическую динамику. В отличие от ФРС США, Евроцентробанку сложно проводить скупку гособлигаций стран — членов валютного союза, управляя кривой их доходностей. Это не позволяет делать финансовая архитектура еврозоны, в которой 18 государств и столько же кривых доходности гособлигаций.

Вероятно, отрицательная ставка по депозитам коммерческих банков, размещенным в ЕЦБ, это предвестник отрицательной процентной ставки по кредитам. Тем более что Драги зондирует почву в этом направлении с конца 2012 г. Может сложиться любопытная ситуация. Начиная с 11 июня европейские банки будут доплачивать за право разместить депозит в ЕЦБ, а в случае установления отрицательной базовой ставки Евроцентробанк станет доплачивать финучреждениям за то, что они у него будут брать кредиты. При условии последующего направления денег на предоставление займов субъектам реального сектора экономики.

Следствием доплат банкам за кредитование в ЕЦБ станет рост расходов последнего и снижение его собственного капитала. До недавнего времени это не было критичной проблемой. Однако серьезные успехи «евроскептиков» на майских выборах в Европарламент ставят под сомнение политическую возможность безболезненного увеличения капитала ЕЦБ, формирующегося за счет центробанков государств, входящих в зону евро. Возможность достижения политического консенсуса по этому вопросу ощутимо снизилась.

Если будет введена отрицательная базовая процентная ставка, кредитные риски в экономике еврозоны будут субсидироваться коммерческими финструктурами, причем в объемах, приближающихся к сотне миллиардов евро в год.

Сложно узреть побудительные мотивы, в силу которых банки примут на себя эти риски. Тем более что в свете ожидаемого установления отрицательной базовой ставки риски будут сопровождаться для банков отсутствием доходов. Пожалуй, финучреждениям будет выгоднее хранить деньги на своих счетах, что не принесет им номинальных убытков, чем принимать на себя кредитные риски, за которые банки не будут вознаграждены. А если учесть низкую инфляцию, то и реальные убытки (номинальные, скорректированные на уровень инфляции) от «ухода в кеш» могут оказаться ниже, чем потери от предоставления кредитов по отрицательной процентной ставке, да еще и сопровождаемых риском невозврата части таких займов.

Два вышеописанных фактора могут привести к тому, что банки установят отрицательные процентные ставки по депозитам граждан (не путать с введенной отрицательной ставкой ЕЦБ по депозитам комбанков). Вероятным результатом может стать отток вкладов из банковской системы с последующим обращением некоторых финструктур за поддержкой в соответствующие центробанки. Нельзя исключать, что немалая часть предприятий, имеющих большие объемы денег на балансах, постараются досрочно погасить ранее полученные (под положительную процентную ставку) кредиты. Если так произойдет, это демпфирует отток вкладов, но отрицательно скажется на финрезультатах банков из‑за недополученной прибыли.

Не стоит исключать, что отсутствие экономической выгоды в привлечении депозитов и выдаче кредитов приведет к тому, что часть денег может быть направлена на скупку каких‑либо финансовых либо товарных активов. Это может привести к образованию классических «bubble». А если случится рост цен на активы, не факт, что это будет способствовать положительной экономической динамике.

Отрицательная базовая процентная ставка может не дать позитивного импульса экономической динамике в нынешней экономической парадигме, при которой рост базируется на банковском кредите. Возможно, руководству ЕЦБ стоило бы проявить творческий подход и вместо установления отрицательных ставок по депозитам банков и кредитам субъектам экономики ввести негативную ставку по банковским резервам. Это способствовало бы нивелированию дисбалансов платежной системы ЕЦБ. Если немецкие и австрийские банки столкнутся с необходимостью платить Евроцентробанку за размещенные в нем резервы, они вполне могут находящиеся в ЕЦБ средства с выгодой для себя одолжить банкам из Португалии или Италии. А те в свою очередь смогут вернуть ранее привлеченные кредиты Евроцентробанку. Польза этого очевидна.

Но не будем забегать вперед. К тем, кто принимает неоптимальные решения, но элементарно удачлив для того, чтобы победить, мы относимся как к героям. Возможно, Драги повезет. Но ему стоит помнить, что лишь героев древнегреческих мифов судили за действие, а не за результат. В нынешние времена все наоборот. Впрочем, стоит осознать и то, что оптимальных методов решения проблемы экономического роста в существующей финансово-банковской архитектуре еврозоны, вероятно, попросту нет.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама