Мнения

перспективы

Путь к устойчивости — прогресс без спешки

На фоне увеличения количества неблагополучных банков Национальный банк инициирует создание единого регулятора, который в соответствии со «Стратегией реформирования банковского сектора на период до 2020 г.» будет надзирать за банковским, страховым, финансовым и фондовым рынками. Допускаю, что предполагаемая ликвидация Нацкомфинуслуг и НКЦБФР вызовет сожаление лишь у сотрудников этих организаций. Иное дело, что необходимости в создании единого регулятора сейчас нет, и в ближайшее время не предвидится.

Казалось бы, международная практика свидетельствует об обратном. Ряд серьезных в экономическом отношении государств успешно реализовали концепцию финансового мегарегулятора. В качестве примера приведу Великобританию и Швецию. В отдаленной перспективе — в 2025 г. — планируется создание единого финрегулятора в странах Евразийского экономического союза. В пользу создания единого регулятора финансовых рынков порой высказывался МВФ, сотрудничество с которым переоценить сложно (во всей комплексности смыслов).

Перечислю основные критерии, при которых создание мегарегулятора считается оправданным. Высокий уровень универсализации финансовых учреждений. Наличие финансовых конгломератов, в которых консолидированный собственник владеет несколькими фининститутами, предоставляющими принципиально разные по своей секторальной природе продукты и услуги. Присутствие большого количества финансовых учреждений, занимающихся кросс-сейлингом: это когда один финансовый институт — будь то банк, страховая компания, инвесткомпания, оператор фондового рынка — одновременно продает инвестиционные, страховые, пенсионные, банковские продукты. Активная секьюритизация кредитных и иных финансовых продуктов.

Попробуем экстраполировать на отечественную действительность. На статус универсальной финансовой группы, напоминающей что‑то из западных реалий, с определенной долей натяжки намеревались претендовать лишь группы «Дельта» и ТАС. Причем скорее в прошлом, нежели сейчас. А главное — без видимого успеха. Другие финучреждения, даже из первой пятерки рейтинга банков, не сочли нужным активно работать в этом направлении. В нынешних кризисных условиях финансовым институтам еще много лет будет не до этого. Сейчас сложно выделить финансовую группу, представители которой элементарно занимали бы лидирующие позиции одновременно в нескольких секторах рынка. Качество и сложность украинских финансовых продуктов, как правило, отстают от европейских аналогов.

В тех развитых странах, где создан единый макрорегулятор финансовых рынков, на протяжении длительного времени наблюдается стабильный рост продажи трансграничных диверсифицированных финансовых продуктов. Весьма ощутим в этих странах и процесс вхождения крупнейших предприятий в финансовый бизнес. Насколько это схоже с украинскими реалиями? Вопрос риторический.

Вряд ли подлежит сомнению то, что хотя бы для постановки вопроса о мегарегуляторе в дискуссионную плоскость, в нашей стране должна быть достигнута гораздо более высокая степень зрелости финансового рынка, должны сформироваться мощные диверсифицированные финансовые учреждения. В конце концов, почему не действовать постепенно: от функциональной системы управления финансовыми рынками сначала перейти к секторной, далее — к кросс-секторной. И если целесообразность движения в данном направлении будет подтверждена практикой, лишь тогда подумать о переходе к созданию единого регулятора финансовых рынков Украины. Эволюционный путь, лишенный спешки, — вот пусть к устойчивости финансовой системы нашей страны.

В непростые для финансовой системы страны времена, которые наступили не вчера и, к сожалению, закончатся не завтра, предполагаемый единый регулятор финрынков вряд ли сможет с должным вниманием относиться к надзору, контролю и развитию каждого отдельно взятого сектора рынка. Не будем забывать и о необходимости формирования принципиально новой нормативно-правовой базы в случае создания единого финрегулятора. Несложно представить негативные последствия этого — рост системных рисков, которые способны спровоцировать дополнительную турбулентность на финансовых рынках. Совсем грустно становится, если наложить это на нынешний кризис в финансово-банковской системе страны.

Поэтому сложно удержаться от вопроса к протагонистам создания мегарегулятора: разве сейчас нет более актуальных проблем, нежели создание регуляторного монстра, возможные результаты работы которого отнюдь неочевидно будут положительными? Неужели работа банковского надзора столь хорошо отлажена, что отвечающие за нее лица со временем готовы взвалить на свои плечи надзор за инвестиционными, страховыми компаниями, операторами фондового рынка, кредитными союзами? Наличие постоянно растущего мартиролога отечественных банков не дает основания для позитивного ответа.

Тем, кто будет апеллировать к международному опыту, отвечу словами бывшего руководителя финансового макрорегулятора Великобритании Г. Дэвиса: «Тот факт, что в Европе существует почти столько же моделей регулирования финансовых рынков, сколько стран — членов ЕС, говорит сам за себя». Впрямую скопировать зарубежный опыт, даже наиболее позитивно себя зарекомендовавший, не получится из‑за специфики украинских финансовых рынков.

Полагаю, стоит с изрядной долей осторожности отнестись к идее создания в Украине единого регулятора всех финансовых рынков. Впрочем, осознание проблемы не так уж много значит. Особенно если в деле присутствуют чьи‑то интересы. Похоже, присутствуют?

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
Покупка Продажа
100 долларов 2.605,38 0.0223 2.629,36 0.0218
100 евро 3.023,95 0.0132 3.079,43 -0.0257
10 рублей 3,83 -0.0016 4,28 -0.0009
Курс обновляется 1 раз в сутки