Мнения

перспективы

Внешние долги: сознательно поститься или сидеть на вынужденной диете?

На фоне уменьшения за І квартал размера внешнего государственного долга на 3,3 % промелькнула информация о том, что Украина зондирует почву на предмет возможности реструктуризации внешней задолженности. При этом эксперты считают, что реальной необходимости в этом нет, а речь идет о страховке на случай возможного ухудшения экономической ситуации. Скорее всего зафиксированное снижение внешней долговой нагрузки объясняется ситуативными факторами, связанными с графиком погашения: наступил срок выплаты ряда внешних обязательств, были осуществлены оплаты (надо полагать, за счет полученных от МВФ средств), зафиксировано уменьшение объема внешнего госдолга.

Вопросы, связанные с госдолгом, давно стали в нашей стране предметом жесточайших политических спекуляций, темой для обвинений периодически сменяющих друг друга «попередників». При этом мало кто утруждает себя изучением динамики внешнего долга в период благополучной середины 2000‑х. Мало кто задается вопросом: почему в 2006‑2008 гг. Украина, имеющая положительное внешнеторговое сальдо, одной из причин которого был обильный приток иностранных инвестиций, а одним из следствий — столь же обильное поступление иностранной валюты, активно осуществляла внешние заимствования?

На фоне ожесточенных выяснений отношений, какое из правительств — Азарова или Яценюка — сильнее загоняет в долговую кабалу будущие поколения украинцев, уходит на задний план тот факт, что согласно данным Нацбанка за 2006 г. валовый внешний долг Украины вырос на $ 14,9 млрд, или на 37,6 %, а за 2007-й он увеличился на $ 30 млрд, или на 55 %! Экономическая ситуация отнюдь не требовала того, чтобы страна и ее предприятия загоняли себя в ловушку внешнего долга. Импульс его колоссального роста, полученный в указанные годы, во всей красе проявил себя в последние 3‑4 года.

Полагаю, среди экономистов найдется немало тех, кто объяснит происходившее в 2006‑2007 гг. исключительно благоприятной конъюнктурой международного рынка заимствований. Мол, если в то время можно было привлечь средства по аномально низким процентным ставкам, грех было не воспользоваться такой возможностью. Особенно рьяно поддержат эту точку зрения инвестиционные банкиры. Думаю, в немалой степени это объясняется тем существенным профитом, который они получали в виде щедрого комиссионного вознаграждения. И о котором им теперь приходится лишь мечтать.

Не уверен, что принцип «бери побольше, пока дешево» применим к рынку заимствований. Что и доказывает практика последних 3‑4 лет, когда украинским министрам финансов и финансовым директорам крупнейших отечественных предприятий приходилось изо всех сил изворачиваться, чтобы в условиях спада экономики возвращать внешние долги. При этом, если бы в 2004‑2008 гг. удалось добиться хотя бы относительных успехов в борьбе с выводом отечественного капитала за рубеж, создать условия для того, чтобы украинские компании инвестировали в своей стране, возможно, в 2011‑2014 гг. не нужно было бы предпринимать столь титанические усилия для возврата внешних долгов. Да и актуальность этой проблемы не снизится еще несколько ближайших лет.

Почему в 2006‑2007 гг., когда суммы платежей по внешним государственным и корпоративным долгам вышли на уровень, сопоставимый с положительным в те годы сальдо внешнеторгового баланса Украины, никто не озаботился проблемой уменьшения внешних заимствований? Это в равной степени относится и к государству, и к частному бизнесу.

Механизмы ограничения внешних заимствований достаточно разнообразны, они нередко применяются различными странами. Можно было в 2006‑2007 гг. провести мягкую плавную девальвацию национальной валюты, что послужило бы рыночным сигналом к сворачиванию бурного потока на тот момент недорогих кредитов. К сожалению, эта проблема осталась без внимания. Горькие плоды начали пожинать осенью 2008 г., когда многие кредиторы отечественных корпоративных заемщиков воспользовались возможностью досрочного истребования долгов. Пожинаем их и сейчас. И, возможно, будем делать это еще долго.

Спустя 7‑8 лет Украина и ее крупные корпорации еще сильнее ощущают обратную сторону процесса раздувания активов за счет заемных средств. Это во времена бурного роста мировой и отечественной экономики кредитное плечо работало на заемщика. А в период турбулентности мировой экономики и затяжного спада экономики Украины положение изменилось на диаметрально противоположное. Снижение стоимости украинских активов, как государственных, так и корпоративных, девальвация гривны обостряют проблему возврата внешней задолженности.

Складывается впечатление, что как минимум на уровне государства выводы не пока делаются. Иначе — пусть не вместо разговоров о том, куда страну завели «попередники», но хотя бы параллельно — шла бы дискуссия о том, как кардинально пересмотреть государственную финансовую политику. Как создать облигационный рынок для крупных инфраструктурных проектов общегосударственного значения. Как наладить не только экстренное сверхкраткосрочное рефинансирование банков, но и обеспечить их трех-пятилетней ликвидностью. Как стимулировать внутренние инвестиции.

Без решения этих проблем вопрос реструктуризации внешней задолженности может со временем перейти из категории желательных в категорию необходимых.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама