Мнения

Мнение

Мужское и женское

Мастера сортировки политических туш, без устали делящие Украину на Восток и Запад, на части, годные к употреблению, и на отходы, сталкиваются с проблемой, хорошо известной любому мяснику или патологоанатому.

Соединительные ткани оказываются гораздо прочнее, чем кажется на первый взгляд, а рвется вовсе не обязательно там, где тонко. Политические предпочтения и сопутствующие им социальные страсти выглядят в информационном пространстве как некроз или острое воспаление гражданской позиции, но на этом все и заканчивается.

Тем нe менее постоянно мутирующее и ловко приспосабливающееся к политико-финансовым катаклизмам украинское общество содержит в себе как минимум две неизменные сoставляющие, находящиеся в вечном творческом диалоге и конфликте.

Это мужское и женское начало, порождающее самые типологические для Украины ситуации, начиная конфликтным дуэтом Одарки и Карася в опере «Запорожец за Дунаем» («Ой, Одарко, годі буде, перестань-бо вже кричать!» — «Ні, нехай почують люди, ні, не буду я мовчать!») и заканчивая аналогичным — Юлии Владимировны и Виктора Федоровича в современной политической мистерии-буфф.

Негативная селекция украинского народа — восстания, революции, голодомор, войны, репрессии — привела к тому, что мужчины в полноценном значении этого слова были физически истреблены и не оставили потомства. В лучшем случае им поставили памятники, как известно, не обладающие способностью к воспроизводству.

История Тараса Бульбы, лишившегося сыновей из‑за политических амбиций и погибшего из -за неумеренного пристрастия к табакокурению, продолжает быть хрестоматийным примером. Что чувствовала при этом его вдова, история, к сожалению, умалчивает.

Еще одна икона украинской ментальности, уже феминная, — это Мавка авторства Леси Украинки, приятная душой и телом, но совершенно неконкурентоспособная перед своей протагонисткой Килиной даже в борьбе за такого инфантильного недоросля, как Лукаш. В нынешних украинских реалиях он наверняка сменил бы ориентацию, сбежав от слезливых и шумных баб к какому‑нибудь любителю сопилок.

Характерно, кстати, что мифологический прототип Мавки хорош лишь в том случае, если лицезреть его в фас, — со спины это натурально разложившаяся утопленница.

То есть у нашего общества есть архетипы, следовать которым невозможно, потому что это ведет к самоистреблению.

Мимикрируя и выживая, украинские мужчины приобретают черты женского поведения, фемины же начинают останавливать коней на скаку и входить в горящие избы, по пьяни подожженные бывшими мужьями.

Время берет свое, но странным образом. Женщины стареют и превращаются в бабушек, а мужчины — в их внуков, со всем куражом и безответственностью, присущими предпубертатному периоду.

Это и есть две главные политические партии современной Украины. С полноценным многомиллионным членством, тайными и явными программами, настоящими лидерами на местах. Этот тайный двухпалатный парламент нанимает себе статистов-терпил в виде формальной власти.

Национальная фольклорность, предлагаемая «западниками» в качестве политической программы, рассыпается в пыль при малейшем соприкосновении с монстром госаппарата, где тон по‑прежнему задает сильно постаревшая, но все та же советская бюрократическая сволочь.

Пацанские чисто конкретные призывы к лопате и кайлу от «восточников» упираются в полную или частичную нетрудоспособность тех же бабушек и внучков, подкрепленную десятками миллионов справок, льгот и привилегий, легитимизирующих попрошайничество и юродивость.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама