Технологии

итоги года

Член набсовета «Укртелекома» Баринов: «Не исключаю, что через 5 лет телеком-оператор будет продавать электричество»

Член набсовета «Укртелекома» Баринов: «Не исключаю, что через 5 лет телеком-оператор будет продавать электричество»
Фото: Алексей Солодунов

В уходящем году в «Укртелекоме» полностью обновиласть команда управленцев. Новые менеджеры (костяк пришел из life:)) пытаются превратить старое советское предприятие фиксированной связи в современного мобильного оператора. «Капитал» пообщался с экс-председателем «Укртелекома» Александром Бариновым, который на днях перешел в набсовет компании и будет отвечать за стратегию оператора. Абонентов фиксированной связи с каждым годом все меньше, и Баринов рассказал, какими новыми видами бизнеса намерена заниматься компания, чтобы не потерять место на рынке.

— В 2014 году в «Укртелекоме» вы провели ряд управленческих реформ, выстроили новые функциональные вертикали, пригласили новый менеджмент. Штат компании сократился?

— Если у сотрудников были дублирующие функции, мы пытаемся найти для них применение внутри компании либо находим возможность с ними договориться и полюбовно расстаться. Но массовых сокращений у нас нет.

— Каков сейчас штат «Укртелекома»?

— Год мы заканчиваем со штатом меньше 50 тыс. человек (год назад в компании работало около 56 тыс. человек. — Авт). У нас 55 % всех расходов — это расходы на персонал. Я думаю, что нет ни одного телеком-бизнеса в мире, у которого на персонал бы приходился такой объем затрат. На втором месте расходы на энергоносители (15 %) — электричество, бензин, газ (даже дрова еще закупаются для печного отопления в некоторых точках).

— Кроме реформ в управлении компанией, чем еще год запомнился?

— В этом году мы возобновили стройку. Проложили около 3 тыс. км оптоволоконных сетей в регионах. Таких объемов капитального строительства в «Укртелекоме» не было на протяжении последних 4‑5 лет.

— Сколько новых интернет-портов ввели за год?

— В общей сложности уже более 105 тыс. ADSL-портов. Больше всего было сделано за последние полгода. Сейчас мы вышли на темп порядка 10 населенных пунктов в день. В общей сложности подключим к концу года около 350 сел. За полтора-два месяца мы распродаем подключения к создаваемым портам. Капитальные затраты по таким проектах велики, и окупаемость растягивается на срок до 4‑5 лет. Во многом мы выполняем функцию государства — сокращаем цифровое неравенство между городом и селом.

— Как в следующем году?

— Мы точно постараемся сохранить этот темп. Хотя сейчас и существует большая проблема ликвидности. В первую очередь она связана с зоной АТО и Крымом. Когда мы выставляем счета в Крыму, у нас возникают обязательства по НДС, а абонент нам с большой долей вероятности счет не оплатит. Кроме того, 111 млн грн. — это вы уже писали — нам задолжали органы местного управления по покрытию затрат на услуги, оказанные на условии льготных тарифов. Плюс — сотни миллионов нам должны бюджетные организации. Общая задолженность государства перед нами уже почти 0,5 млрд грн. К нам до сих пор относятся как к старому госпредприятию, которое всем все должно предоставлять даром.

— Намерен ли «Укртелеком» в следующем году наращивать абонентскую базу интернет-доступа не только органическим путем, но и посредством приобретения операторов интернет-доступа?

— Это один из сценариев. Мы уже начали переговоры с некоторыми игроками по этому вопросу.

— Почему вы до сих пор не передали сеть спецсвязи на баланс Госадминистрации спецсвязи и защиты информации?

— Ситуация очень простая. Сеть мы построили, испытания провели. Есть соответствующее постановление Кабмина о передаче. Госспецсвязи с ФГИ и Минэкономразвития должны были подготовить соответствующий порядок. Но он пока не согласован. Мы можем только гадать, почему это до сих пор не произошло? Причин может быть множество: начиная от необходимости включения соответствующей статьи расходов на обслуживание новой сети в бюджетную роспись и заканчивая отсутствием возможностей и навыков эксплуатации этой сети у заказчика.

— Какова сейчас ситуация в Крыму? Вы там будете продолжать работать?

— Мы оказались в очень сложной ситуации. Какой‑либо поддержки со стороны государства мы не ощутили. В общей сложности по Крыму и по зоне АТО мы провели в этом году списания на 230 млн грн. (обесценивание запасов, дебиторская задолженность).

— Каких операционных результатов ждать от «Укртелекома» в этом году?

— Год еще не закончился, но сокращения доходов, несмотря на все сложности, мы не ожидаем. Хотя списания негативно повлияют на уровень EBIDTA.

— Что будете делать с недвижимостью «Укртелекома»? Планируете ее эффективнее использовать?

— Не нужно сильно обольщаться. Большое количество площадей абсолютно технологические: это машинные залы без окон, без дверей. Здания АТС. Очень хорошо они подходят разве что под дата-центры: электропитание подведено, каналы связи есть. Поэтому мы сейчас очень активно работаем в этом направлении.

— Хотите сдавать в аренду под дата-центры или на этих площадях их сами будете создавать?

— И то, и другое. Начиная от сдачи в аренду места под стойку с серверами, заканчивая облачными решениями. Недавно мы реконструировали наш дата-центр в Киеве, и сейчас у нас в работе еще два достаточно больших проекта уровня Tier-2 и Tier-3. Те емкости, которые у нас были, уже почти полностью заполнены. Мы уже больше, чем «Киевстар» в этом бизнесе. Наша задача — войти в 3‑5 крупнейших коммерческих ЦОДов в Украине. Это план на следующий год. Кроме того, мы будем активно развивать IТ-сервисы.

— Как еще вы используете возможности недвижимости?

— Мы начали предлагать недвижимость в пакете с основными B2B услугами связи. Например, мы можем предоставить банку место под региональную сеть отделений, если он наш телеком-клиент. Внутри группы мы уже такое делаем. Например, «Киевэнерго» начало в Киеве размещать центры обслуживания клиентов вместе с нами. Сейчас мы предлагаем подобные услуги и ритейлерам.

— Какие еще направления собираетесь развивать с следующем году?

— Мы хотим стать технологическим оператором для операторов: сдавать места под базовые станции, площадки с подведенными коммуникациями. Быть надежным инфраструктурным партнером для других игроков. 3G требует установки новых базовых станций, и спрос на такие решения появится. Сейчас наша задача — составить своего рода меню услуг для других игроков.

— Каковы результаты запуска в этом году услуги интернет-телевидения в партнерстве с видеосервисом oll.tv? Абоненты активно подключаются?

— Понятно, что общее количество пока не исчисляется сотнями тысяч. Но сейчас уже по 300‑500 абонентов в день подключается.

— Каковы темпы оттока абонентов фиксированной связи, которая пока остается основным источником дохода компании?

— Около 7‑8 % в год. У нас сейчас задача минимизировать отток и компенсировать потерю дохода за счет новых сервисов. Отток домашних телефонных абонентов неизбежен. Хотя сейчас, когда начали отключать электричество, клиенты уже не так часто отказываются от фиксированных аппаратов, так как они могут на некоторое время стать основным источником связи. Мы сейчас ограничены в формировании расценок на местную связь как предельным верхним тарифом, так и нижним (не менее 40 % от установленного комиссией предельного тарифа). «Укртелеком» просил регулятора снять хотя бы нижний тариф и получить возможность выставлять счет отдельным категориям пользователей сразу с дисконтом (льготникам, например). Но одобрения не получил. Наша общая позиция: этот тариф уже давно не должен быть регулируемым. Ведь есть продукт-заменитель —мобильная связь. Либо регулировать всех, либо никого.

— Расширяете ли вы покрытие 3G-сети «Тримоб»?

— Мы его пытаемся максимально улучшить в крупных городах. Эта сеть заточена на мобильную передачу данных. В первую очередь на пользователей планшетов. Примерно 80 % этих устройств, по моим оценкам, в руках пользователей из крупных городов. Сеть, естественно, идет туда, где есть абоненты.

— Какой у абонентов «Тримоба» средний доход с одного абонента (ARPU)?

— Порядка 32 грн.

— Компания все равно в больших убытках?

— Ее результаты сильно зависят от масштабов.

— Сколько должно быть абонентов у «Тримоба», чтобы вывести его в плюс?

— Как правило, на рынке это можно сделать, когда клиентская база насчитывает несколько миллионов человек.

— Продажа «Тримоба» все еще вероятна?

— Продажа — это только один из вариантов.

— И наверное, с учетом того, что НКРСИ через прокуратуру пытается отозвать у «Тримоба» лицензию, не самый по нынешним временам простой?

— Наверное. Но вряд ли дело в действиях НКРСИ, хотя подобная активность комиссии, кроме удивления, ничего не вызывает.

— Рынок — как мобильной связи, так и фиксированной — уже который год в денежном выражении продолжает идти вниз. Как вы думаете, в чем должна состоять сейчас основная задача регулятора?

— Нужно создать единое пространство, которое позволит не замыкать трафик внутри сетей операторов. Кровь нашего бизнеса — это трафик. Зарабатывают деньги на том, что люди разговаривают или потребляют «дату». Сейчас телеком-индустрия (прежде всего мобильная как доминирующая) разучилась зарабатывать на трафике, так как он практически не выходит за пределы сетей. Именно поэтому никакие новые технологии, такие как 3G, сейчас не будут перспективным полем для инвестирования. Не может, например, ставка интерконнекта (ставка доступа к чужой сети), которая сейчас равна 36 коп. за минуту, быть во много раз выше, чем стоимость самой минуты разговора для абонента у оператора внутри его собственной сети. На рынке она уже скатилась до 2 коп. за минуту. Ни в какой другой стране мира такого нет. У каждой минуты должна быть реальная стоимость. Только тогда качество связи перестанет деградировать и появятся деньги для внедрения и развития новых технологий.

— Как может выглядеть оператор будущего?

— Компания будущего — это, прежде всего, IТ-компания. Она будет обладать знаниями об абонентах. Основной инструмент, который есть у оператора, — это его биллинг. Он умеет учитывать и формировать сложную тарификацию на услугу, которую предоставляет. Никто лучше телеком-оператора не сумеет этого сделать. Те же энергетики и близко не подошли к решению этой задачи. Поэтому я верю в межиндустриальную синергию. Звучит абсурдно, но я абсолютно не исключаю, что через 5 лет телеком-оператор будет также предоставлять услуги по розничной продаже электричества. У оператора есть полный цикл предоставления услуги, ее учета, выставления счета и обслуживания. В эту модель можно вложить любую розничную услугу, которая имеет исчисление: киловатт, кубометр, литр и т. д. Параллельно могут появиться чисто инфраструктурные операторы телекоммуникаций, скорее всего принадлежащие производителям оборудования, задачей которых будет просто поддерживать работоспособность сети.

Досье

Александр Баринов 16 декабря вошел в состав наблюдательного совета «Укртелекома». Ранее занимал должность председателя этой компании. Имеет более чем десятилетний опыт работы на руководящих должностях.
С 2010 года занимал должность главного исполнительного директора компании «Астелит» (TM life:)). Был вице-президентом по продажам российского телеком-оператора «Вымпелком», возглавлял «Украинские радиосистемы» (TM Beeline), был вице-президентои по продукции, маркетингу и стратегическому развитию ОАО «Депо Компьютерс» (ГК IBS), директором по маркетингу компании Philips Consumer Electronics BV в России.
Также Баринов работал в корпорации Intel, OK Solutions международной медиарекламной группы Aegis / OKS.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама