Технологии

итоги года

«Мы не знаем, найдется ли в стране валюта, чтобы инвестировать в 3G», — Петр Чернышов

«Мы не знаем, найдется ли в стране валюта, чтобы инвестировать в 3G», — Петр Чернышов

Президент «Киевстара» Петр Чернышов рассказал «Капиталу», какую гарантию ему дал Арсений Яценюк, какой справедливый абонентский чек за 3G, на каких условиях компания готова вернуть часть частот государству.

— Пока шел к Вам, просматривал в электронной почте очередную кляузу народного депутата премьер-министру Арсению Яценюку. Руслан Лукьянчук указывает на то, что контрольный пакет в «Киевстаре» и МТС принадлежит резидентам России, инициатору военной агрессии. Поэтому он считает, что допускать к конкурсу нужно только «представителей исключительно демократических стран мира»... Яценюк поручил разобраться в этом вопросе главе НКРСИ Александру Животовскому. Как думаете, проблем с участием в конкурсе на связь 3G у вас не возникнет?

— Среди 450 депутатов могут же быть и разные оценки? Мы были на персональном приеме у Яценюка полтора месяца назад, вместе с генеральным директором VimpelCom Ltd. Джо Лундером. Подробно рассказывали ему о компании VimpelCom, показывали структуру собственности, кто чем владеет. И в конце концов мы расстались на том, что премьер-министр сказал на прекрасном английском — у нас никаких проблем с допуском к 3G не будет. Мол, можем даже не переживать. У нас российские структуры не контролируют больше 47% голосующих акций в VimpelCom, у них больше половины только экономического интереса в холдинге. Но это просто право получения дивидендов. В совете директоров всего трое из девяти номинируется Letter One (аффилирована с «Альфа-групп Консорциум»). А вы же знаете, что в любой нормальной компании все решает совет директоров?

— В общем, спрятались...

— Мне трудно это комментировать. Скажу такую вещь: Я в компании работаю пять месяцев и еще ни разу не был в России. Меня же, по вашей логике, должны туда вызывать и давать инструкции.

— Вы ведь телеком-компания. Зачем ездить? Для этого существует видеосвязь...

— Спросите у нашего конкурента, сколько он раз был за это время в России...

— Кстати, а Вы уже гражданство украинское оформили?

— Ситуация, с моей точки зрения, какая-то очень странная. Я подал на гражданство не сам, а вместе с семьей (жена и трое детей). Им уже выдали справки, где написано, что они граждане Украины. Мне даже такой справки не дали. Появляется два вопроса. Первый: почему я хуже? Ведь мы еще в августе документы подали. Может, меня СБУ проверяет? Я даже не знаю, что происходит. Никто ничего не говорит. А некоторые недавно назначенные министры получили гражданство со скоростью пули. Это меня удивляет. Кроме того, моим членам семьи паспорта так и не дают. Говорят, сначала сдайте ваши российские паспорта, а потом мы вам будем полтора месяца украинские делать. Возникает вопрос: а как в это время жить вообще без паспорта? То есть украинская бюрократия до сих пор рулит. Когда их попросят, дают за день министрам украинский паспорт, а когда обычный гражданин, без всяких льгот через обычный ОВИР, получается такая ерунда. А я уже давно хочу стать украинским гражданином. Но не дают.

— А зачем Вам это нужно?

— Очень просто: я здесь уже живу в общей сложности десять лет. Пора оформить отношения.

Об ожиданиях от 3G

— Недавно общался с генеральным директором «МТС Украина» Иваном Золочевским. Он говорит, что цена лицензии на 3G экономически не оправдана.

— Полностью с ним согласен. Эта цена взята с потолка и ничем не обоснована. Мы сделали свой подсчет, взяв за индикаторы те же 6 соседних стран, что и НКРСИ. И у нас получилось, что одна лицензия должна стоить в Украине от $60 млн до $90 млн. Когда объявляется цена 2,7 млрд грн (грубо говоря, $170 млн), то она не лезет ни в какие ворота.

— С такой стоимостью лицензии окупится ли новая сеть за 3-5 лет?

— Предсказать вообще ничего не возможно. Мы же не знаем, с какой скоростью люди будут переключаться на 3G. Есть интересный факт: сейчас 40% людей, у которых есть смартфоны, не используют функцию передачи данных вообще. Поэтому мы не знаем, будут ли они брать 3G. Кроме того, мы не знаем, какие цены на 3G выставят наши конкуренты. Если цены будут очень низкие — кейс не окупаемый.

— При каких ценах он окупится?

— У нас сейчас ARPU примерно 36 грн на абонента. Тарифы на 3G должны быть выше, чем текущий ARPU. Их будет несколько. Нам хотелось бы, чтобы ARPU с 3G-абонентов был хотя бы на 30% выше, чем с тех клиентов, которые новой услугой пользоваться не будут. Те люди, которые разговаривают по обычному телефону, не должны страдать из-за того, что мы построили новую сеть. А хочешь технологическую инновацию — должен доплатить.

Сколько людей захотят платить? Вы делали какие-то предварительные расчеты?

— Другие страны начинали развивать 3G очень давно. В Украине из-за того, что почти нет 3G, сильно развилась технология Wi-Fi. Украина в этом смысле уникальна. В других странах нет такого покрытия. Ведь там активное пользование 3G на рынке началось уже в 2008-2009 гг. Много Wi-Fi точек еще не успели построить и 3G его заменило. У нас же Wi-Fi есть в каждом кафе, ресторане. За границей не обязательно в каком-нибудь Starbucks, а для нас это очень важно, потому посетители пойдут охотнее туда, где есть беспроводной интернет. Поэтому сейчас наши пользователи могут задаться вопросом: а зачем мне это 3G, если везде есть Wi-Fi? Поэтому нам трудно прогнозировать. Есть еще один фактор, который отличает нас от других рынков. В нашей сети проникновение смартфонов составляет уже 30%, а в других странах 3G запускалось, когда этот показатель составлял не более 10%. В итоге, поскольку мы остались такими уникальными и устаревшими, мы ничего предсказать не можем.

— Как вы тогда доказываете акционерам, что нужно стоить новую сеть в Украине?

— Я бы сказал, что это наша защитная реакция. Мы же не можем позволить себе остаться без 3G, если у наших конкурентов оно будет. Договориться мы с ними никак не можем. Но при этом, хочу подчеркнуть, мы еще не решили, принимать ли участие в 3G-аукционе.

— То есть заявку еще не подавали?

— Не только заявку... у нас еще нет решения совета директоров.

— Когда его ждать?

— Где-то в январе. VimpelCom работает в 14 странах. И там есть такие рынки, как Бангладеш, Пакистан, Алжир... они примерно как наш по условиям работы. И акционер нам говорит: а почему у вас так дорого получается?

Есть ли у вас деньги на счетах?

— У нас достаточно денег на счетах для того, чтобы участвовать в конкурсе. А если вдруг не хватит, то у нас есть возможность взять деньги в кредит. Тут есть другая проблема: даже если мы получим лицензию, нам нужно будет на много миллионов долларов закупить «железа» за границей. А в каждом банке сейчас стоит очередь из компаний, которые не могут купить валюту. Даже для небольших платежей. Поэтому большой вопрос: найдется ли в стране валюта, чтобы инвестировать в 3G? Мы не знаем.

— Кроме трех крупнейших мобильных операторов видите ли других потенциальных претендентов на 3G?

— Реальных, экономически логичных больше нет.

О результатах работы

— С чем связано падение основных операционных показателей в третьем квартале?

— В прошлом году у нас был Крым, а в этом — нет. Вторая причина тоже очень понятная: люди стараются сэкономить на всем, в том числе и на мобильной связи. Но минут они у нас выговаривают больше. Конкуренция очень большая.

— У вас в октябре началась массовая акция: минус 33% на стоимость услуг. Это как-то отразилось на доходности компании?

— Это новый тарифный план. И в нем услуги стоят правильно — с учетом всех налогов. Можно давать такую скидку при условии, что абонент вносит абонплату за месяц авансом. Ведь если человек платит за каждый день, это означает, что будут такие дни, когда он услугой не воспользуется. И мы с него дохода не получим. А таких дней в месяце довольно много.

— А много ли людей, которые перешли на этот тарифный план?

— Да, неожиданно много. Мы даже удивились. Я думаю, что уже более миллиона человек воспользовались. И тарифная линейка еще не до конца раскручена.

— Какие еще масштабные маркетинговые акции вы проводите или собираетесь провести?

— Мы сейчас предлагаем людям присылать запрос и выдаем им в два-три раза больше минут за те же деньги. Это новогодняя акция. Мы рассчитываем, что абоненты таким образом во время новогодних праздников будут больше говорить в нашей сети, а не в сетях конкурентов.

— У вас будет таким образом увеличиваться нагрузка на сеть. Она готова тому, что абоненты будут говорить гораздо больше?

— Готова. У нас же будут еще инвестиции в новую сеть 3G. В эту сеть перейдет не только дата-трафик, но еще и голос.

— Сколько вы планируете инвестировать в сеть 3G?

— Мы не можем раскрывать эту информацию. Если говорить обо всех шести годах, за которые мы должны будем покрыть все населенные пункты с населением более 10 тыс. человек, то это точно больше, чем стоимость лицензии (2,7 млрд грн). И намного больше.

О лишних радиочастотах

— Вы очень много платите за использование частот. А если получите 3G-лицензии, то платежи еще возрастут. Может быть, целесообразнее было бы избавиться от части радиочастот?

— Мы очень хотим их использовать, но нам не дают. Другим операторам «Киевстар» их не может отдать, только государству вернуть. Но при этом мы это сделали бы при выполнении нескольких условий. Во-первых, нужно параллельно провести рефарминг. Частоты в диапазонах 900 и 1800 розданы, я бы так сказал, безумно. Второе: в диапазоне 900 до сих пор осталось слишком много военных. Но при этом они их не используют. Отдайте частоты другим операторам, которым ресурса не хватает. Третье условие: нужно сделать технологическую нейтральность (разрешить внедрять в этих диапазонах любой стандарт). Только на таких условиях мы бы готовы были отдать государству более 10%. Когда у нас хотят конфисковать частоты, мы подчеркиваем, что много лет платили за них огромные деньги.

— Есть ли диалог с регулятором по этому вопросу?

— Мы надеемся, что когда НКРСИ выдаст 3G-лицензии, она займется этим вопросом.

— А какие сети хотите разворачивать на старых частотах?

— Если будет рефарминг, то GSM-1800 подходит под LTE-1800. Но о внедрении этого стандарта говорить пока сложно. А вот диапазон 900 дополнительно можно будет использовать для строительства 3G-сетей, что существенно сэкономило бы нам деньги. И потребителям тоже.

— Я так понимаю, что в маленькие поселки 3G никогда не придет?

— Если не будет разрешение на диапазон 900, об их покрытии говорить вообще сложно. В диапазоне 2 ГГц, частоты на который будут выданы, строить сеть дорого. Мы надеемся, что государство все-таки это поймет. Этот фактор к комплексе с девальвацией гривны и высокой стоимости лицензий приведет к тому, что деревни Украины быстрого интернета не увидят много лет.

— Не только деревни, но и городки...

— Да. Города с населением менее 50 тыс.

— В каком первом городе появится 3G, если будет лицензия?

— Наверное, Киев. Можно через шесть месяцев с момента получения лицензии ожидать.

О влиянии кризиса на «Киевстар»

— Как влияют веерные отключения электроэнергии на работу ваших сетей? Как выходите из ситуации?

— Проблема с отключениями в Украине в том, что они непредсказуемые. Нас никто не предупреждает, хотя и должны. У нас есть какое-то количество дизель-генераторов. Если бы нам сказали, где и когда, мы бы, может, туда их и подвезли. Качество связи сейчас может иногда падать из-за этого.

— Сколько объектов у вас осталось не работающих на востоке в результате военных действий на востоке?

— Всего 10% в Донецкой области и 20% в Луганской области.

— К вам не приходят местные и не говорят, что нужно им платить?

— А к кому приходить? У нас там людей наших нет.

— Как поступили с сетью в Крыму?

— Выключили и списали. В последнем отчете указано, что списание на $13 млн.

— А продать ее было невозможно?

— Наверное, возможно. Но мы даже не пытались.

О дополнительных бизнесах

— Что будете делать с сетью домашнего скоростного интернета?

— Мы продолжаем в нее инвестировать в пределах населенных пунктов, в которых уже работаем. У нас 810 тыс. абонентов на конец третьего квартала.

— Имеет ли смысл продолжать строить? Ведь города уже буквально окутаны оптикой.

— Конкуренция большая. Это правда. Но, во-первых, не все дома еще покрыты оптикой. Во-вторых, мы когда подключаем, то делаем это с хорошим качеством. Ведь у нас оптика очень хорошая. И мы на этом выигрываем долю рынка.

— Какие направления, кроме мобильной связи и домашнего интернета еще собираетесь развивать?

— У нас масса идей. Основные идеи — это телевидение, мобильные платежи, а также дополнительные сервисы партнеров, которые мы можем предоставлять на своей мобильной сети (ОТТ-сервисы).

О задачах регулятора

— Ставка доступа на сети операторов-конкурентов составляет 36 коп. за минуту. Ее регулирует НКРСИ. Нужно ли ее сейчас снижать?

— Нужно. Главное, чтобы это было поэтапно. Мы в принципе против всего внезапного, как большая компания. Мы поддерживаем программу снижения ставок интерконнекта, рассчитанную на 3-4 года. Эта ставка у нас одна из самых высоких в Европе. Ее нужно довести до среднеевропейского уровня: один евроцент.

— Для чего ставку нужно уменьшать?

— Больше людей будет пользоваться — меньше будет платить за минуту. И доход не упадет. Наш идеал страны: мы не хотим, чтобы абонент задумывался, куда ему звонить: на «Киевстар» или на life:). А чтобы он просто набирал номер.

— Необходимо ли внедрять в Украину услугу MNP?

— Смотря как ее внедрять. Говорят же, дьявол в деталях. Дискуссия находится в самом начале. Мы выступаем за MNP. Но только на таких экономических условиях, которые не приводят к убыткам для оператора.

— А кто должен оплачивать затраты?

— Кто-то должен операторам за это платить. Или пользователь, или тот, к кому он переходит. И обязательно должна быть идентификация абонента.

— У нас большинству абонентов оказываются услуги на условиях публичного договора. Иными словами, анонимно. Как вы думаете, пригодилась ли бы общая идентификация клиентов?

— В общем, если не говорить про MNP, я считаю, что идентификация — это очень хорошо. Здорово, когда компания знает своих абонентов. Но насколько люди готовы отдавать свои паспортные данные, мне сложно сказать. Слава Богу, что у нас нет проблем терроризма. Потому что во многих развивающихся странах нельзя ничего купить без паспорта, так как государство хочет обезопасить граждан. У нас такой проблемы нет. Это очень приятно. Введение идентификации очень сложно провести с юридической точки зрения. Ведь новые карточки по паспортам начать продавать можно. Но как быть с теми, кто уже их купил? А их большинство. Отключить их нельзя — это нарушение прав граждан.

О собственной рознице

— Вы начали продавать iPhone договорившись с посредником, который их официально поставляет в Украину. Насколько активно идут продажи?

— Не активно. Мы и не надеялись. Это чисто имиджевая акция. Все, что дорого сейчас в Украине, продается плохо. Неважно, что это, телефон или телевизор.

— Есть ли смысл в таких условиях развивать собственную розницу?

— Есть большой смысл это делать. Мы не планируем расширять количество магазинов в сети, мы планируем улучшать их качество. Это у нас очень большой проект. Абонент должен иметь возможность получить там сервис и купить что-то еще новое. Продавать телефоны — это сложная вещь. Маржа на них крайне низкая. Субсидировать продажи телефонов у нас не выгодно, так как очень низкий ARPU. Будут ли их продавать в кредит — да. Для этого нам нужно партнерство с банком. Мы обдумываем этот вариант.

— Вырастет ли рынок в деньгах в следующем году?

— Без доступа к новым технологиям — точно упадет, но незначительно. А с 3G, мы надеемся, он все-таки немного вырастет. Все зависит от выдачи 3G-лицензии.

ДОСЬЕ

Петр Чернышов родился в Свердловске (сейчас Екатеринбург). В 1994-1995 гг. занимал должность казначея в «Юнайтед Ютилитиз ПЛС» (United Utilities PLC) (Великобритания). Продолжил карьеру в ABB (Asea Brown Boveri), работая в Италии, Швеции, России. С 1999 г. работал в группе BBH: бизнес-контроллер (в Стокгольме), директор по финансам (в Киеве), вице-президент по финансам пивоваренной компании «Балтика» (Россия). В 2006 г. Чернышов был назначен на должность генерального директора ОАО «Пивобезалкогольный комбинат «Славутич» и ОАО «Львовская пивоварня». В феврале 2014 г. покинул Carlsberg Ukraine. 25 июня 2014 г. возглавил компанию «Киевстар».

Завантаження...
Комментарии (1)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
Michael Vilner 31 июля 2015, 22:11

Мы выдаем сумму кредита с $ 5000 до $ 50 млн с 3% годовых. Заинтересованные лица должны обращаться через электронную почту: johnloandavidson@gmail.com

0
реклама
реклама