Финансы

точка зрения

Конфликт государства и Коломойского: Мир выгоден обеим сторонам

3186
Конфликт государства и Коломойского: Мир выгоден обеим сторонам

Виталий Шапран — председатель комиссии по банковскому анализу Украинского общества финансовых аналитиков о ситуации вокруг Приватбанка.

Как Вы оцениваете ситуацию с инсайдерским кредитам в портфеле ПриватБанка? Каким видите наиболее реальный вариант решения этой проблемы — в т.ч. для минимизации расходов государства на это финучреждение? Верите ли Вы в мирный сценарий урегулирования конфликта между государством и экс-акционерами? Кому и почему он более выгоден?

Понятие «инсайдерские кредиты» в отечественном законодательстве и в международных стандартах отличается. По сути, в большинстве развитых стран, чтобы доказать инсайдерский характер сделок нужно доказать, что заемщик является связанным лицом с кредитором. То, что произошло в Приватбанке, пока (пока нет результатов дополнительного аудита) я бы скорее назвал «фиктивным кредитованием», когда кредиты предоставлялись юрлицам с низкой кредитоспособностью, без кредитной истории и часто под неликвидные залоги.

Именно из-за разницы между понятиями инсайдерского кредита в Украине и за рубежом между оппонентами возникают перепалки.

Впрочем, сути картины это не меняет: почти весь портфель кредитов «Привата» плохо обслуживается и это доказывает его низкое качество. А инсайдерские это кредиты или фиктивные (созданные специально для того, чтобы вывести деньги из банка) — это уже дело аудиторов, НБУ, правоохранителей и экс-владельцев. Конечно, если они настроены на переговоры и возврат ситуации в цивилизованное русло.

Относительно перспектив. Хочу верить, что государство Украина и экс-акционеры банка договорятся на основе, приемлемой для обеих сторон.

С одной стороны, Коломойскому нужно понимать, что он имеет дело с государством — пусть не первым в Европе, но государством с карательным аппаратом, союзниками на внешних рынках и возможностями как давать бизнесу работать, так и уничтожить его.

С другой стороны, НБУ, Минфин и АП должны признать, что ПриватБанк образца октября 2016 возник задолго до Базеля 2 и 3, до интересов МВФ в Украине и различных инструкций НБУ. Поэтому на трансформацию нужно время, а если она уже невозможна, то реструктуризация также не может быть быстрой.

Думаю, что чиновникам нужно воспринимать Коломойского и Ко. как явление природы, а экс-акционерам Привата не забывать, что они ведут переговоры с государством, тогда коммуникация состоится. Пока же стороны активно набрасывают друг на друга дерьмо. 

Мир выгоден обеим сторонам.

Насколько у государства высокие шансы добиться принудительного взыскания соответствующей задолженности в Украине и за рубежом (в т.ч. с привлечением судов иностранных юрисдикций)?

Поскольку Игорь Валерьевич достаточно непростой заемщик с богатой юридической практикой, то шансы что-то взыскать с него «50 на 50»: взыщут с того, к чему у госчиновников дотянутся руки. Не будем забывать, что даже в странах ЕС часто используют классические инструменты давления, например, проведение налоговых проверок на предприятиях группы «Приват», или создание дополнительного давления на финансовые учреждения, которые остались на рынке и т.д.

Думаю, что 30-50 млрд за 5-7 лет государство Украина взыскать может. Но эти оценки весьма приблизительны, поскольку, я не знаю, что находится в кредитном портфеле Привата и самих кредитных дел я не видел.

Что Вы могли бы сказать по поводу различных трактовок осенней трансформации/реструктуризации кредитов в портфеле ПриватБанка, когда с одной стороны НБУ и топ-менеджмент ПриваБанка публично указывают на ряд злоупотреблений (по закладным, стоимости займов и т.п.), а экс-владельцы банка — что трансформация/реструктуризация была под наблюдением и по согласованию НБУ и его куратора, который работал в Приватбанке?

Технически все, что происходит в банках Украины, происходит под надзором НБУ. Я считаю, что термин «под наблюдением» — это передергивание. НБУ мог или согласовать такую реструктуризацию, или нет. Если письменное согласие было, то пусть опубликуют, если нет, то не нужно будоражить информационное пространство. Я думаю, что такого согласования не было и нет, но подождем.

По Вашему мнению, какие шансы у И. Коломойского в судебном порядке обжаловать национализацию Приватбанка — учитывая в т.ч. его письмо правительству?

Обжаловать национализацию он не сможет, шансы у него нулевые, поскольку он сам просил о национализации. Но часть тех людей, которых признали связанными лицами, имеют неплохие шансы отсудить у банка или НБУ значительную часть средств. Но я не думаю, что это повлияет как-то на деятельность банка.

Как Вы оцениваете шансы государства в судебных спорах с держателями еврооблигаций (в том числе в суде Лондона)? Как на эти судебные споры повлияют проигрыши государства в судебном противостоянии с Суркисами и их структурами? Блокировка-разблокировка средств «Каргилл»?

Шансы независимых держателей евробондов выиграть суды очень большие. Они защищены британским правом, а британские суды рассматривают вопрос по сути, а не по форме. Банку нужно будет доказать в суде, что держатели еврооблигаций были как-то причастны к дефолту Приватбанка в 2016 году.

Если владельцами облигаций окажутся оффшоры членов правления банка в 2013-2016 гг. или наблюдательного совета, то у таких держателей шансов что-то получить будет 0, а вот у независимых инвестиционных фондов из ЕС шансы неплохие.

Проблема в том, что на самом деле независимых держателей еврооблигаций Приватбанка может быть очень мало. Заметьте, что на данный момент они пока не смогли собраться вместе и обратиться в суд в Лондоне, но новости, что такие обращения будут, есть.

По вашему мнению, насколько у правоохранительных органов высокие шансы привлечь к уголовной ответственности экс-владельцев и топ-менеджеров ПриватБанка, в частности, по статье 218-1 «Доведение банка до неплатежеспособности»?

Все зависит от того, как быстро будут отрабатывать эту тему государственные чиновники и от того, что будут делать менеджмент и экс-акционеры Привата. Но, уверен, что процесс может растянуться на годы. У экс-акционеров есть рычаги для затягивания хода следствия: физическое перемещение тех, кого обвиняют, и свидетелей в сложные юрисдикции, из которых затруднена экстрадиции, встречные иски, цепляние за разницу между МСФО и отечественным законодательством по определению инсайдерских кредитов и т.п.

Источник: Finbalance

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама