Бизнес

аграрный рынок

Ассоциированный директор корпоративных финансов и M&A компании EY рассказал об основных трендах на рынке слияний и поглощений в АПК

Ассоциированный директор корпоративных финансов и M&A компании EY рассказал об основных трендах на рынке слияний и поглощений в АПК

Несмотря на сложную экономико-политическую ситуацию в Украине, на протяжении последних лет инвестиционная активность в агросекторе не падает. И хотя из года в год инвесторы все чаще сомневаются в перспективности украинского сельского хозяйства, а решения о покупке тех или иных агроактивов принимаются все сложнее, они не намерены отказываться от лакомого кусочка будущей Европы. О причинах скрытого интереса инвесторов и основных трендах на украинском рынке слияний и поглощений в агросекторе рассказал ассоциированный директор корпоративных финансов и M&A компании EY Александр Романишин.

— Можно ли, исходя из статистики, выделить три наиболее интересных для потенциальных инвесторов сектора сельскохозяйственной отрасли?

— Безусловно, наиболее перспективным является свиноводческий сегмент. Высоким потенциалом в Украине обладает также рынок мяса индейки. В растениеводстве сегодня наиболее перспективные направления — соевый бизнес, биоэнергетика и органическое производство.

— Если говорить об опасениях иностранных инвесторов, какие факторы являются основополагающими для потенциального покупателя и что отпугивает?

— Украинские профильные инвесторы знакомы с барьерами, но не всегда знают, как их преодолеть. Иностранцы же, идущие в АПК Украины, изучают желания и возможности с привлечением консультантов.

Первое, что смущает инвестора, — коррупция. Многим украинским компаниям свойственно платить серые зарплаты, давать взятки чиновникам, сливать часть прибыли, дабы избежать налогов. Инвестор жаждет получить гарантии продавца. Для этого компаниям необходим прозрачный управленческий и налоговый учет.

Второй момент — тотальная экономия украинских аграриев. Отечественные компании вкладывают минимум средств в поддержку капитальных инвестиций. Это означает, что в недалеком будущем покупателю придется потратиться на обновление основных средств и пр. Поэтому при формировании цены следует учитывать уровень капитальных инвестиций и анонсировать грядущие траты покупателю.

Третья преграда, смущающая инвестора, — отсутствие рынка земли в Украине. Договоры аренды земли зачастую заключаются с нарушением закона. Бывает, что срок договора аренды при покупке компании близок к завершению, а пролонгация его не предусмотрена. Инвестор рискует купить сарай, не имея права на землю вокруг него. Чтобы обезопасить покупателя, в договорах аренды земли необходимо предусматривать права нового собственника на перерегистрацию договора и пролонгацию документа.

— Но вопросы возникают не только с землей.

— Верно. Право собственности на актив может быть под вопросом — активы могут быть в залоге. Тогда покупатель оказывается правопреемником обязательств компании-продавца. Выход один: грамотная юридическая консультация при проведении сделки.

— Сколько сделок заключено в АПК на сегодняшний день?

— С начала 2014 г. закрыты только три сделки: продажа 5 % UkrLandFarming компании Cargill за $ 200 млн в январе. Вторая сделка — «Индустриальная молочная компания» (ИМК) приобрела 60 % компании «АгроКим» с 16 тыс. га земли за $ 18 млн. Также компания EY в этом году выступила советником продажи украинской аграрной компании, активы которой в июле этого года приобрел датский инвестор. Кроме того, Steenord купил 27,5 % компании «Агрокультура» за $ 89 млн в августе, но позже российская группа Prodimex опровергла покупку «Агрокультуры» и связь с Steenord.

Увеличение количества сделок до конца года маловероятно. Затишье сохранится и в сегменте IPO

Кроме того, есть информация, что «Агро-Союз» нанимает советника для сопровождения продажи бизнеса, KSG Agro ищет покупателя на 50‑60 тыс. га (в первую очередь 28 тыс. га в Крыму) для того, чтобы рассчитаться с долгами. Планы по приобретению активов имеет ИМК — компания намерена осуществить капитальные инвестиции в размере $ 27 млн и расширить земельный банк в Украине. Купить до 15 тыс. га собирались также в «Руно Агрохолдинге», а TAS Group рассматривала расширение земельного банка в Центральной Украине. Безусловно, многим планам сбыться помешали последние события.

— Продолжающаяся уже несколько лет консолидация рынка способствует росту активности на рынке M&A. Рационально ли увеличивать масштабы бизнеса путем поглощения одних компаний другими или аграриям стоит идти интенсивным путем, выбирая самое «вкусное»?

— Точных публичных данных по оставшемуся земельному банку и активам нет. По мнению игроков рынка, земельного банка практически не осталось. Показательный пример распродажи активов — хлебопекарская отрасль. Распродали официально не входившие в структуру MCB Agricole в Украине хлебные заводы и мукомольные предприятия. Желтоводский хлебокомбинат, Криворожский хлебокомбинат № 1 и «Криворожхлеб» достались хлебному кировоградскому холдингу «Формула вкуса» Александра Табалова и днепропетровскому агрохолдингу KSG Agro Сергея Касьянова. Павлоградский хлебозавод в феврале 2013 г. купил холдинг «Днепромлын» бизнесмена Вадима Нестеренко. Остались еще Черниговский и Нежинский хлебозаводы. Их возможный покупатель — компания «Хлебные инвестиции» Юрия Трындюка. По земельному банку стоит отметить изменения у таких игроков, как «Агротрейд». В феврале 2013 г. компания приобрела небольшое хозяйство «Укрзернопром-Шевченко». «Агротрейд» купил в целом до 10 тыс. га земли у MCB Agricole. Другими покупателями земельного банка выступил KSG Agro (около 20,8 тыс. га). Нарастил зембанк агрохолдинг Бахматюка — сделка по покупке Valinor Public Ltd за $ 106 млн состоялась в мае 2013 г.

— С 2011 г. планы по размещению на мировых фондовых биржах осуществили всего две компании — «Агролига» и Cereal Planet. Обе разместились на NewConnect. Насколько эта площадка является успешным стартом?

— После 2011 г. размещений украинских агрокомпаний на биржах не было.

— Многие компании и вовсе отказались от планов размещения.

— Да. Например, «Агро-Союз» собиралась на биржу в поисках оборотных средств для наращивания поголовья свиней. Один из крупнейших малопереработчиков ViOil планировал привлечь $ 150 млн от реализации 30‑37 % акций на Варшавской фондовой бирже (WSE). Отложил IPO и производитель соков T. B. Fruit. Планировалось, что продав 25 % акций, компания привлечет средства для посадки яблочных садов и экспансии на зарубежные рынки. Не удалось разместиться и купленной Бахматюком Valinor Public Ltd. Она намеревалась привлечь $ 250‑345 млн для расширения земельного банка в Украине и России. Предполагалось, что земельный банк будет увеличиваться ежегодно на 70 тыс. га в течение 2012‑2014 гг.

Желание быть публичными осталось нереализованным и у узкопрофильных компаний. «Хмельницк-Млын», например, собирался на NewConnect. Не вышли на WSE и «Подольские цукроварни». Такая же участь постигла сахарозаводчика «Кряж Агро», агрокомпанию «Лотуре-Агро». Отложила привлечение на WSE € 25‑33 млн за пакет в 25,9 % на этапе формирования книги заявок компания MCB Agricole. Разместиться в Варшаве собирались молочная компания Agropolis Food Industries, а также «Сварог Вест Груп», которая намеревалась реализовать от 10 % до 30 % акций для получения средств на строительство молочных комплексов и развитие растениеводства. Кризис также отложил планы листинга UkrLandFarming на биржах Лондона и Гонконга.

— Стоит ли ожидать чего‑то экстраординарного на рынке слияний? И как вам подсказывает интуиция, в ближайшем будущем мы увидим хоть одно размещение?

— Учитывая нынешнюю ситуацию в Украине, а также средний срок закрытия M&A сделок, увеличение количества сделок до конца года маловероятно. Затишье сохранится и в сегменте IPO.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама