Спецпроекты

интервью

Замдиректора «Анте Медиам»: После экономического спада в Украине повысится спрос на облачные сервисы

Замдиректора «Анте Медиам»: После экономического спада в Украине повысится спрос на облачные сервисы
Замдиректора компании «Анте Медиам» Денис Бурдук

Заместитель директора компании «Анте Медиам» (дата-центр «Парковый») Денис Бурдук поделился с «Капиталом» своим видением ситуации на рынке облачных технологий в Украине, ключевыми трендами и прогнозами.

— На какой стадии развития находятся сейчас в Украине облачные услуги?

— Помните, когда мобильные телефоны стоили $ 1,5 тыс., а звонки с них — $ 3 в минуту? Сегодня наш рынок пребывает примерно на таком же этапе. На одном полисе находится «Парковый», на другом — DeNovo, а где‑то еще есть международные игроки. Так вот — мы еще даже не пересеклись. Рынка как такового пока нет, поэтому расценки могут тоже разительно отличаться.

— Как отреагировали клиенты украинских дата-центров на события в стране? Они стараются больше пользоваться облачными услугами или, наоборот, спрос на подобного рода предложения упал?

— Те компании, которым это все еще необходимо, все равно ищут варианты, чтобы арендовать мощности. Мы относительно новый игрок на рынке, поэтому количество наших клиентов только растет. Таких структур, которые отказались бы по экономическим причинам, не было.

— Из каких регионов больше всего обращаются к вам?

— Очень много обращений из Донецка, Днепропетровска, тогда как из Луганска пока вообще не было заявок. У нас не самая низкая цена. К нам приходят клиенты осознанно и надолго.

— Имеет ли смысл строить дата-центры в других регионах страны, например во Львове?

— Центр обработки данных (ЦОД) в принципе можно строить где угодно, но он должен быть большой. Только в этом случае за счет эффекта масштаба операционные затраты становятся заметно меньше дохода, что позволяет нам зарабатывать, а клиентам экономить. Ведь независимо от того, рассчитан ли ЦОД на 40 или на 400 шкафов, количество обслуживающего персонала остается примерно одинаковым. В небольшом дата-центре клиент должен сразу понимать, что где‑то будут на нем экономить. А где именно, он узнает потом, когда появятся проблемы с обработкой данных.

— Чего ожидать от рынка дата-центров по итогам этого года?

— В долларах он просядет минимум в два раза — за услуги же мы в гривне получаем оплату.

— Хотят ли сейчас отечественные предприятия переезжать из Украины на Запад, так как здесь ситуация стала нестабильной?

— Этот вопрос нужно задавать, к примеру польским или немецким дата-центрам. Литовцы, к примеру, мне сказали, что активно обсуждают этот вопрос. Но по факту данные не выносят, потому что и данных‑то нет в стране в таком количестве. Шум поднимают только те, кто в этом заинтересован. Наши айтишники научились пилить деньги еще с 1990‑х на закупках железа. Но особо‑то хранить на нем нечего, это просто куча металлолома.

— Как сейчас себя чувствует госсектор? Арендует ли облака?

— Не имею понятия. У нас же нет государственных клиентов. Есть госпредприятие «Укрпошта». Это пока крупнейший облачный заказчик в Украине (услуга приватного облака). Если измерять в деньгах, компания обеспечивает нам $ 118 тыс. дохода в месяц, включая полное обеспечение связью и нашу техподдержку их продуктов. В общей сложности все заказчики облачных услуг платят нам порядка 1,8 млн грн в месяц. Сейчас мы ведем работы по расширению облака, так как его ресурсы уже практически исчерпаны.

Согласно тем расчетам, которые мы производили для донецких компаний, скоро могут появиться более крупные, чем «Укрпошта», клиенты. Они переезжают и им нужно или облако, или просто физическое размещение серверов, бэкапов. Что касается госпредприятий, то, как правило, они проходят через тендер. Кроме «Укрпошти», никто из госкомпаний за последнее время пока не объявлял тендеров на облака. Года три назад был «Укртрансгаз». Этот тендер выиграл BeMobile, но это было физическое размещение серверов.

— Какая сейчас заполняемость «Паркового»?

— 15 %.

— А сколько приходится на облако?

— 5 % (то есть треть от всей заполненной проектной мощности).

— На ваш взгляд, будут ли прибывать клиенты?

— Мы планировали 40 % к концу этого года. Но на что мы можем сейчас рассчитывать, если от нас в стране вообще ничего не зависит. Идет война. При этом готовность оказывать различные услуги у нас самая высокая. Другого «Паркового» в этом государстве нет и в ближайшее время не появится. Возможно, после экономического спада будет бурный рост спроса на облачные сервисы, так как украинский бизнес станет более зрелым. Те компании, которые и должны были составить 40 % нашей заполняемости, пока никуда не делись. Сегодня многие предприятия используют серверы, которые они использовали раньше в своих офисах. Пройдет еще несколько лет, и это оборудование устареет. Его можно будет выбросить. И тогда они, возможно, задумаются о более экономичной и эффективной обработке данных.

— Какие планы у вас на далекое будущее?

— В любом случае мы намерены построить второй дата-центр. Такой проект занимает как минимум года два. Решение будем принимать в зависимости от того, как будет заполняться «Парковый» и какая будет ситуация в стране. Пока мы на этапе выбора технологии для строительства нового ЦОД. Мир не стоит на месте: появляется более современное оборудование.

— Купили ли вы уже недвижимость или земельный участок под второй ЦОД?

— Недвижимость сейчас дешевеет. Зачем ее заранее покупать? Ведь можно и нужно это сделать в последний момент.

— Будут ли дешеветь облачные услуги в дальнейшем?

— Конечно, будут. Более того, произойдет полное переосмысление этого рынка со стороны клиентов и операторов.

— За счет чего будут конкурировать украинские игроки с международными, чтобы удерживать клиентов?

— В первую очередь, за счет местного сервиса. Например, услугу Private Cloud для наших пользователей получить за границей практически нереально, потому что она требует поддержку на соответствующем языке, возможность круглосуточного телефонного дозвона, технического обслуживания, других параметров. Должны появляться игроки, заточенные именно на частное облако. И они будут однозначно успешно конкурировать с мировыми платформами. Но сейчас в этом сегменте работаем фактически только мы и DeNovo. Облачные услуги «Воли» такого типа я пока назвал бы только экспериментом. Рано или поздно компания пересмотрит свою стратегию.

Сейчас все мы только прощупываем рынок. Из зарубежных игроков на этом рынке представлен, например Rack Space. Но из‑за того что их мощности находятся в США, услуги клиентам будут предоставляться по каналам виртуальной частной сети. Грубо говоря, через Public Internet. Здесь у местных компаний больше преимуществ.

— Какие сейчас самые распространенные облачные услуги, которые предоставляются в Украине?

— В основном это аренда виртуальных серверов. Такую услугу действительно легко заказать на Западе кликом одной мышки. Украинцы обычно хранят сайты на них. В сфере облачных услуг на виртуальных серверах пока хранят в лучшем случае данные из 1С. Это только одна сотая или даже одна тысячная часть от того потенциала, который можно получить в облаке.

Кстати, в сфере таких элементарных услуг конкуренция достаточно высокая. Из украинских игроков представлены MiroHost и HostPro. Из зарубежных в сфере публичного облака сильны Microsoft со своим сервисом Azure, Amazon, Digital Ocean.

— У «Паркового» еще нет услуг в этом сегменте. Вы не собираетесь выходить на этот рынок?

— Мы в процессе запуска нового сервиса Ucloud, специально для таких потребностей. У нас в этом проекте будет интересный партнер, о котором мы скоро расскажем.

— Если клиент, не вдаваясь в технические подробности, приценивается в первый раз, в чем может быть разница между услугами более дорогого частного облака и Public Cloud, который можно организовать на любом виртуальном сервере в любой точке мира?

— К примеру, во время аварий у компаний, которые занимаются облачным размещением сайтов, как правило, никто по телефону точно не ответит, когда все восстановится. Такая дополнительная услуга уже будет стоить дороже. А в Private Cloud все включено — и поддержка, и консультации по настройке. По цене это, конечно, отличается в разы. Еще есть важный коэффициент, который называется коэффициент виртуализации. У Microsoft есть базовая конфигурация серверов. На один сервер приходится 63 виртуальные машины. А в более дорогом сегменте Private Cloud это соотношение таково: на один сервер всего три виртуальные машины. Покупатели таких услуг, их технические специалисты сами знают, как они будут максимально утилизировать купленные ресурсы.

— Могут ли выйти на рынок облачных услуг Украины новые игроки?

— Разумеется. Сейчас готовится к выходу российская компания ActiveCloud, которая хочет предоставлять место на своих виртуальных серверах.

— А как же санкции?

— Но у нас же нет сейчас никаких законов, запрещающих хранить данные в России. И при этом есть много отечественных компаний, которые пользуются российским хостингом. А сколько людей у нас пользуется mail.ru?

— Почему все больше компаний из‑за рубежа пытаются выйти на этот рынок?

— В России, например, есть пять крупных системных интеграторов. Наподобие нашего «Инкома». У всех свои крупные дата-центры. И они видят, что рынок поставки серверов стремительно падает. Физических серверов на их площадках размещается тоже все меньше. Зато растет рынок облачных услуг. Поэтому, естественно, они хотят на нем заработать. У нас, например, 70 % новых клиентов интересуются облаком и только 30 % — размещением серверов. Это уже не только мировая тенденция, но и наша украинская действительность.

— Никто уже не хочет волокиты с продажей железа?

— С железками хочется морочиться только системным администраторам, которые на них зарабатывают либо имя, либо откаты поставщиков. Зарабатывать имя — значит показывать свою важность перед руководством: мол, смотрите, как хорошо я с этих железок теперь пыль сдуваю.

— Может быть, хранить данные на своих серверах безопаснее, чем на виртуальных?

— Главное — правильно настроить шифрование. Сисадмин должен быть продвинутым. Тогда будет обеспечена безопасность.

— Известно, что весной в «Парковом» проходили проверки правоохранительных органов, отключали оборудование. Удалось ли нормализовать ситуацию?

— Главное, что никакого физического выноса оборудования или отключения питания не происходило, было вмешательство в работу каналов передачи данных. К сожалению, пресса дала информацию, совсем не соответствующую действительности. Они искали оборудование госорганов. Не нашли ни одного. И ушли. Этим все и закончилось. За простой, который произошел, мы «Укрпошті», к примеру, заплатили компенсацию.

— Может быть, вы пытались обратиться в суд, чтобы возместить ущерб?

— А у нас сейчас что‑то можно через суд доказать? Сегодня мы работаем над законодательными изменениями, которые не позволяли бы так просто вмешиваться в работу украинских дата-центров. После того как законодательство будет изменено, надо будет еще два-три года это рекламировать. Причем за это время не должно произойти ни одного случая несанкционированного вмешательства. Только после этого что‑то начнет меняться. В общей сложности это перспектива пяти лет. А сейчас любой человек с липовым решением районного суда может вдруг прийти и начать что‑то изымать в качестве вещдоков. Особенно такие случаи активизируются во время выборов.

— При новом парламенте можно ли будет продвинуть вашу идею о законодательных изменениях?

— С учетом того, что только от «Самопомочі» в Верховную Раду прошли несколько айтишников, то — да. Они заинтересованы в том, чтобы рынок развивался. Если создать имидж страны, в которой не вмешиваются в работу ЦОД, может быть, и иностранцы начнут у нас данные хранить, хотя бы бэкапы. А пока это все проходит мимо нас.

— Как должен измениться спрос на облачные услуги, в том числе более продвинутые, такие как Itaas, Iaas в обозримом будущем?

— Практически в любой компании затраты на IТ-услуги такого рода должны составить около 10 % от общих затрат. Точно так же в бюджете страны есть корреляция с затратами на оборонный сектор, обычно это около 5‑7 %. А кто просто продолжит покупать железо, серверы — тот не выживет. У нас со многими сейчас начинается более предметный диалог. Люди задумываются об этом. Но повторюсь: основная причина того, почему мало заказывают услуги аутсорсинговых дата-центров и облаков — у государственного сектора и компаний просто нет данных. Все обычно вмещается на один сервер. А чтобы информации было больше, они должны работать не только с 1С, но и, например, с CRM-системами. Плюс в том, что порог входа для их использования уменьшается по мере развития облаков. Раньше купить такую систему можно было от $ 100 тыс., а сейчас — от $ 15 за рабочее место. Мы запустили такую услугу совместно с компанией «Е-Консалтинг». Небольшие компании, которым нужна детальная обработка клиентской информации, уже могут позволить себе такие системы. Они смогут проконтролировать, как их сотрудники обслуживают клиентов, а также отслеживать бизнес-процессы, наладить внутренний обмен данными.

— Как же они работают без этого сейчас?

— Даже не представляю. А ведь от таких систем зависит маркетинг и эффективность продаж. Соответственно, у нас в стране эти показатели и близятся к нулю, в то время как у немцев еще в школе учат, как использовать CRM. С другой стороны, все это говорит о том, что у нашего рынка облачных услуг, безусловно, есть большой потенциал. Поэтому мы намерены всячески участвовать и способствовать развитию облаков в нашей стране. И искренне верю, что общая ситуация позволит нам осуществить все наши амбициозные планы.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама