Отдых

театр

Летают все!

Летают все!

К 80‑летию со дня рождения выдающегося украинского композитора Виталия Губаренко Одесская опера покажет радикально обновленную версию его оперы-балета «Вий» — с парящими в воздухе мертвецами и Гоголем в птичьем гнезде.

Всем известно, что «Вий» Николая Гоголя — мистическая штука, и композитор Виталий Губаренко за 65 лет жизни успел это прочувствовать сполна. Партитуру одноименной оперы-балета он закончил в 1980‑м, и в том же году умер Лев Михайлов — главный режиссер Московского музыкального театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, вместе с женой композитора Мариной Черкашиной написавший либретто «Вия». Режиссер Дмитрий Смолич и дирижер Стефан Турчак начали работу над постановкой в Киевской опере, но первый умер в 1987‑м, а второй — в 1988‑м. В 1999 году Губаренко дописал хореографические сцены «Вия», а 5 мая 2000 года умер, не дожив две недели до их премьеры. Безусловно, он подозревал, что «все это Вий делает».

Одессу подобные жуткие совпадения пока обходили стороной. Одесский спектакль 1984 года продержался в репертуаре театра целых восемь сезонов. Во время гастролей одесситы показывали его в Минске и даже в Кремлевском дворце съездов. И именно в Одессе, спустя 30 лет, новая команда постановщиков готовит совершенно новый спектакль — по‑барочному вычурный, вызывающе современный, стремительный и совершенно не похожий на большую часть «музейной» продукции отечественных музыкальных театров.

Губаренко изначально задумывал «Вия» как вызов традиционно водевильным прочтениям популярного сюжета. Наряду с украинской этникой (куда же без нее) здесь есть тексты псалмов, травестийная поэзия, интермедии вертепного и школьного театра XVII‑XVIII веков и абсолютно безмолвная Панночка (танцевальная роль). Но если спектакль 1984 года был более оперой, чем балетом, а в центре сюжета был завзятый Хома Брут, то в нынешней постановке Георгий Ковтун, режиссер и балетмейстер в одном лице, вместе с дирижером Александру Самоилэ расставили иные акценты. К музыке оперы-балета присоединили фрагменты хореографических сцен (тех, премьеры которых композитор так и не дождался), в качестве главного персонажа вывели двуликого Гоголя-Вия, а заодно выровняли оперно-балетный баланс (оперные эпизоды отвечают за бытовой реализм, балетные — за потустороннюю мистику).

«Это скорее всего не спектакль, а фильм ужасов», — говорит о готовящейся постановке костюмер Оксана Скалько, демонстрируя гипсовые копыта (их наденут на руки артисты балета), огромные гробы (полетят над сценой) и даже пенопластового Гоголя (он, словно курица на насесте, в прологе спектакля будет «высиживать» одного за другим героев «Вия», а те в свою очередь тут же забудут о «папе» и начнут вести абсолютно неподконтрольную автору жизнь).

Зрелищность — самое точное определение постановки, где хор (хормейстер Леонид Бутенко), кордебалет и оркестр задействованы практически в полном составе, где сложно провести грань между убийственной красотой и жуткими потусторонними масками (художник-постановщик Злата Цирценс), фольклорными влияниями и сугубо современными звуковыми находками (недаром Губаренко называют «украинским Шостаковичем»). Ковтун полагает, что в повести «Вий» Гоголю «удалось создать удивительный контраст мрачного сюжета и иронического отношения к героям» и что она «побуждает нас обращать внимание не столько на сюжет, сколько на особенности его подачи».

Автор 13 опер и 7 балетов Виталий Губаренко считал «Вия» своим лучшим сочинением. Так что одесситам уже во второй раз крупно повезло.

Одесский национальный академический театр оперы и балета 20, 21 сентября — 18:30

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама