Экономика

резонанс

Детективы от Куприя

11589
Детективы от Куприя

Депутаты Коломойского превращают НАБУ в оружие борьбы с энергетическим регулятором.

На днях СМИ облетела новая «сенсация» - Национальное антикоррупционное бюро Украины возбудило очередное дело, связанное с решением независимого энергетического Регулятора – Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ).

На этот раз оно касается якобы существующего нарушений НКРЭКУ в пользу компаний тепловой генерации при погашении долгов ГП «Энергорынок».

Напомним, в декабря 2016 года по результатам ряда решений НКРЕКП и Министерства энергетики и угольной промышленности госпредприятие «Энергорынок» перечислило компаниям, эксплуатирующим угольные ТЭС 686 млн грн. Детективы НАБУ намерены проверить, законно ли получили деньги тепловики, а не предприятия атомной или гидроэнергетики.

Хотя выяснять особо нечего – НКРЭКУ имеет исключительные полномочия по установлению и изменению Алгоритма ОРЭ, путем утверждения соответствующих постановлений. В частности, НКРЭКУ может вносить изменения в Алгоритм Оптового рынка электроэнергии по решению Совета ОРЭ. Такое решение Совета ОРЭ и было принято 24 ноября 2016.

Апелляция к статье к статье 15 закона «Об электроэнергии» в данной связи вообще абсурдна – она устанавливает алгоритм пропорционального распределения средств между всеми видами генерации в каждом расчетном периоде (месяце) для оплаты стоимости электрической энергии и услуг, закупленных в этом периоде оптовым поставщиком электрической энергии. А предметом расследования является не это, а совершенно другой вопрос – распределение средств для оплаты просроченной задолженности за прошедшие периоды.

Соответственно, предложенный Советом ОРЭ и утвержденных НКРЭКУ алгоритм никоим образом не влиял на оплату стоимости электрической энергии и услуг закупленных в расчетном периоде, а регулировал исключительно вопрос погашения просроченной задолженности: а) угледобывающих предприятий перед поставщиком электрической энергии; б) ОРЭ перед энергогенерирующей компаниями; в) энергогенерирующих компаний перед угледобывающими предприятиями. Фактически был выполнен взаимозачет по долгам. На совершенно законных основаниях с полным соблюдением процедуры.

Так почему детективы НАБУ возбудили дело? А они особо и не хотели, а были вынуждены это сделать – к этому их обязало решения суда, принятого на основе иска народного депутата Виталий Куприя! Более того, по информации в Едином государственном реестре судебных решений оказывается, что детектив НАБУ возражал против удовлетворения судом жалобы народного депутата! Вот на этом моменте стоит остановиться подробнее. Во-первых, принуждение органов власти к тем или иным решениям является излюбленным приемом отечественных рейдеров. Во вторых, днепропетровский депутат Куприй является одним из лидеров партии УКРОП, полностью подконтрольной беглому олигарху Игорю Коломойскому. А кого в Украине многие годы считают самым искусным рейдером? Ответ риторический…

О взаимоотношениях Коломойского с энергетическим Регулятором можно слагать легенды. Те более, что история этих непростых взаимоотношений тянется уже много лет. Ровно столько, сколько под контролем группы «Приват» находится львиная доля украинской ферросплавной промышленности. Жемчужины в этой короне – Запорожский и Никопольский заводы ферросплавов. Они обеспечивают 90% производства ферросплавов в стране. Масштаб «приватной» ферросплавной монополии можно осознать, рассматривая глобус земного шара – в лучшие годы на нее приходилось порядка 14% мировой добычи марганцевой руды (основного сырья) и до 25% производства ферросплавов.

И если с дешевым сырьем, как указано выше, у заводов Коломойского проблем нет – его обеспечивает вертикальная интеграция с Орджоникидзевским и Марганецким ГОКами (Днепропетровская область), то со второй значимой составляющей себестоимости ферросплавов – электроэнергией - все очень не просто. Специфика производства ферросплавов такова, что в себестоимости электроэнергия занимает до 50%. Так, расход электроэнергии для производства 1 тонны ферромарганца (ФMn78, 78–82% Mn) составляет 3600–4800 кВт/ч, а ферросилиция (ФС65) – 7000-8000 кВт/ч. Чем выше тариф на электроэнергию, тем меньше маржинальность бизнеса.

Вот и бьется Коломойский за каждую копейку за киловатт-час в тарифе, ведь в масштабах промышленного потребления это миллионы и миллиарды. Бьется со всеми энергетич6скими властями при всех президентах. В 2012 году даже демонстративно останавливал Запорожский завод ферросплавов из-за отказа совета "Энергорынка" предоставить льготный тариф на электроэнергию. ЗЗФ возобновил производство 1 марта 2013 года после подписания меморандума о взаимопонимании между КМУ и ферросплавными заводами, который позволил закупать электроэнергию по льготному тарифу.

Но льготный период для него закончился еще в 2016-м с введением НКРЭКУ формульного тарифообразования на электроэнергию и привязки цены энергетического угля к европейским индикаторам в хабе ARA (Амстердам-Роттердам-Антверпен). Теперь за электроэнергию приходится платить на общих основаниях по почти европейским расценкам, что за два года лишило олигарха нескольких миллиардов.

Коломойский бьется за каждую копейку в тарифе

Коломойский на такой поворот событий отреагировал в привычной для себя манере – сначала подконтрольная ему Ассоциация производителей ферросплавов (УкрФА) пошла в суды. Но «порешать» удалось только в первой инстанции. В октябре 2016 года Окружной админсуд Киева признал недействительными 3 постановления Национальной комиссии государственного регулирования энергетики и коммунальных услуг, которыми регулятор утверждал розничные тарифы на электроэнергию для небытовых потребителей на май, июнь и июль 2016 года. А уже в декабре того же года Киевский апелляционный административный суд удовлетворил заявление НКРЭКУ и отменил постановление Окружного админсуда.
И вот тут то появился верный юрист-депутат Виталий Куприй, который написал заявление в НАБУ по поводу незаконности формулы Роттердам+. Нардепа не смутило ни то, что рыночная цена на электроэнергию для промышленности является обязательством Украины в рамках договора об Ассоциации с ЕС, ни то, что формула никак не связана с тарифами для населения. Тем более, что информационно ситуация активно разогревалась медиа-машиной Коломойского. Чтоб в этом удостовериться достаточно в поисковик Гугл вбить три слова: УНИАН, ТСН и Роттердам. Обилие ссылок на разоблачающие статьи и сюжеты удивит даже самых впечатлительных.

Только вот детективам НАБУ от этого информационного шума не легче – вынужденное расследование ведется уже целый год, а состав преступления никак не обнаруживается. Да и сложная это задача – доказывать незаконность того, что неоднократно разбиралось в судах разных инстанций.

Но Куприй, не унывает и подбрасывает следователям все новые задачки, призванные оказать давление на энергетического регулятора. Как вот теперь с мнимым нарушением алгоритмом распределения денег «Энергорынка». В надежде что количество безумных разоблачений рано или поздно перейдет в качество. Но, диалектика, как известно, не ограничивается одним только этим постулатом. И избыточная активность людей Коломойского на ниве «бодрения» НАБУ может привести в силу маховик другого закона – отрицания отрицания. Тогда уже детективов НАБУ может заинтересовать совершенно другой аспект энергоактивности Куприя – вопрос о коррупционных мотивах в деятельности народного депутата.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама
Павел Вернивский
Украина строит аграрную экономику и тот рост, что мы сейчас наблюдаем, это все, на что эта экономика способна. Предпосылок для ускорения этого роста нет и, к сожалению, не предвидится. Страна проедает большую часть капитала, чем фактически убивает все перспективы будущего развития. Ещё хуже, что страна с каждым годом увеличивает свою зависимость от внешних займов, которые так же уходят на проедание. Ещё проблема нашего государства в том, что ему нужно выплачивать с каждым годом все больше и больше средств, которые могли быть потрачены на развитие. Помимо этого, сама аграрная экономика более нестабильна, чем промышленная, так как цены на продукцию постоянно меняются, что делает невозможным прогнозирование любых доходов, при этом расходы на обслуживание внешних кредитов являются более постоянными. Вот по этой причине я довольно пессимистично отношусь к результатам реформ.