Мнения

энергетика

Популярная мифология

Существует миф о том, что тепловую генерацию финансируют за счет атомщиков, мол, ТЭС прибыльны, а АЭС убыточны. Похоже, что приверженцы такого мнения представляют себе ТЭС и АЭС как некие сообщающиеся сосуды. Такое ложное восприятие не учитывает особенностей роли АЭС и ТЭС в энергосистеме, принципов их работы и регулирования деятельности.

Важность атомной энергетики для Украины, безусловно, состоит в более низкой себестоимости производимой электроэнергии по сравнению с тепловой. Такая ситуация характерна и для остального мира. Правда, разница в тарифах АЭС и ТЭС в других странах может быть меньше. Ведь в Украине в атомный тариф не включают средства на утилизацию отработанного ядерного топлива, вывод АЭС из эксплуатации и другие важные расходные статьи. Поэтому «Энергоатом» продает электроэнергию на оптовый рынок по 232 грн за МВт · ч, а ТЭС — по 552 грн.

Но покупать только дешевую атомную электроэнергию не получается. Атомная и тепловая генерации тесно связаны, но не взаимозаменяемы, поскольку производят разный продукт. АЭС обеспечивают базовую нагрузку для энергосистемы, генерируют электроэнергию ровным графиком. Технологические особенности не позволяют атомным электростанциям маневрировать (существенно снижать или увеличивать выработку) в течение суток, следуя графику потребления. А ТЭС как раз призваны корректировать перепады в графике потребления электроэнергии. Они работают в маневренном режиме и могут гибко реагировать на изменение спроса на рынке электроэнергии на протяжении суток. Энергосистема должна загружать ТЭС, без которых АЭС просто не смогут удовлетворять потребительский спрос.

Но и тепловики без атомщиков тоже не обеспечат необходимую стране выработку электроэнергии. Не случайно на зарубежных рынках в портфелях генерирующих мощностей энергокомпаний зачастую представлены одновременно и тепловая, и атомная генерации. Конкурируя на рынке, такие компании исходят из стоимости своего «энергомикса».

Учитывая более низкий уровень тарифов, в большинстве стран атомщиков тем или иным способом вынуждают делиться доходами с обществом. Так, в некоторых странах, где атомная генерация выделена в отдельные компании, вводят специальные налоги на сверхвысокие доходы АЭС (Бельгия) или обязывают их продавать электроэнергию поставщикам внутри страны по специально оговоренной цене (Франция). Некий аналог последнего решения существует и у нас. Правда, действующая в Украине модель энергорынка позволяет жестко регулировать тарифы всех его субъектов, даже несмотря на то, что тепловая генерация работает в некоем подобии конкурентной среды.

Из чего же складывается цена «дорогой» тепловой электроэнергии? Во-первых, 70‑75 % в тарифе тепловой генерации — это цена топлива. Из-за перманентных «газовых войн» основной энергоресурс для украинских ТЭС — отечественный уголь. Заметьте, единственное топливо, добыча которого обеспечивает работой и средствами к существованию целые регионы. Так что работающая тепловая генерация — реальный залог энергетической безопасности Украины.

Во-вторых, самые «юные» тепловые станции Украины уже перешагнули сорокалетний рубеж. 95 % ТЭС выработали свой ресурс. Они требуют масштабной реконструкции и модернизации, желательно с наращиванием установленной мощности. По самым скромным подсчетам, реконструкция ТЭС требует 147 млрд грн до 2020 г. В Украине за годы независимости (с 1991 по 2013 г. включительно) завершена реконструкция 15 блоков ТЭС. Из них 13 блоков модернизировали частные инвесторы и лишь 2 — государство. Общая сумма инвестиций составила 6,8 млрд грн. Частично в тарифе ТЭС учитываются средства на их модернизацию. Но ведь и масштабные стройки «Энергоатома» финансировались в свое время за счет специальной надбавки к тарифу.

Кстати об инвестициях. Крайне популярным является мнение: частники купили, пусть теперь инвестируют! Однако тут есть небольшой нюанс: в здоровой экономике инвестиции осуществляются только тогда, когда они окупаются. Если же в соответствующем секторе не действуют правила игры, обеспечивающие прибыльность (например, вместо стимулирования энергосбережения государство изо всех сил поддерживает энергопотребление, одновременно обрезая тарифы для всех субъектов электроэнергетики и колоссально сужая возможности инвестирования и развития отрасли), то бизнес туда просто не приходит (или уходит оттуда).

Можно, конечно, подхватить радикалистский флаг реприватизации и убеждать «маленьких украинцев» в том, что сейчас по стране потекут молочные реки с кисельными берегами, и госбюджет будет грести лопатой доходы генерации, отобранной у кровожадных капиталистов. Вот только печальный опыт показывает, что самый высокий процент «распилов» в нашей стране приходится как раз на государственные предприятия, компании и концерны.

А теперь о прибыльности / убыточности. Показывая в отчетности прибыль, компания платит налоги в бюджет страны, а формируя убытки, она уже стране не помогает. Почему я говорю «формируя»? Потому что, имея опытных бухгалтеров-финансистов, можно многое «сформировать».

Резюмируя, хотелось бы сказать следующее. Украина находится в глубоком экономическом кризисе. Примерно там же пребывает и вся ее энергетика. Перетягивание одеяла не принесет пользы ни одному участнику рынка. Может, это и похоже на поднадоевшую мантру, но двумя руками поддержу МВФ и уважаемых экспертов: нужны реформы! Давайте лучше двигаться в этом направлении. И бороться не за то, чтобы не было богатых, а за то, чтобы не было бедных.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
Дмитрий Джангиров