Финансы

займы

Экономическая помощь Запада достанется Украине дорогой ценой

Экономическая помощь Запада достанется Украине дорогой ценой
Фото: Reuters

«Заграница нам поможет», — обещал бывшим дворянам захолустного Старгорода великий комбинатор Остап Бендер. Сейчас ту же мантру повторяют люди из новой власти, рассказывающие о многомиллиардной помощи, которую вот-вот предоставит Украине Запад

Деньги обещаны немалые. Только Евросоюз в течение семи лет предоставит € 11 млрд, включая € 5 млрд от Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и € 3 млрд от Европейского инвестиционного банка. Еще до $ 3 млрд должен выделить Всемирный банк, Япония — $ 1,5 млрд, США — $ 1 млрд. Ожидаются и множество других перечислений на меньшие суммы, включая $ 220 млн от Канады и $ 2,5 млн от Чехии. Всего получается более $ 35 млрд — в такую сумму отечественный Минфин оценил необходимую финансовую помощь в 2014‑2015 гг. Никогда доселе мир не проявлял такой щедрости к Украине.

Но чтобы получить эти деньги, Киев должен был договориться о стабилизационном кредите Международного валютного фонда (МВФ). Переговоры об этих деньгах долго и безрезультатно вело правительство Николая Азарова, однако ни к каким соглашениям не пришло. Кабинет министров Арсения Яценюка поступил решительнее, еще до начала переговоров согласившись на все требования, о чем Яценюк и объявил, занимая должность премьера.

Фонд тоже не медлил. В конце апреля его совет директоров одобрил программу финансовой помощи нашей стране. Рассчитанное на два года кредитное соглашение stand-by предусматривает выделение $ 17,01 млрд. Первый транш — $ 3,19 млрд — был переведен практически немедленно, размеры второго и третьего оцениваются в $ 1,42 млрд каждый, а решение об их предоставлении будет напрямую зависеть от выводов июньского мониторинга экспертами МВФ выполнения Украиной критериев программы. Оставшуюся часть суммы планируется выдавать по результатам стандартных ежеквартальных пересмотров.

Цена помощи

Несмотря на эйфорию, охватившую представителей власти, речь идет не о такой уж значительной сумме. Первые $ 3,19 млрд — это лишь 1,75 % номинального ВВП Украины за 2013 г. Да и весь объем помощи МВФ Украине в два раза меньше кредитов на $ 36,7 млрд, которые фонд предоставил Греции.

Эти деньги не гарантируют Украине процветания — скорее это пожарные меры, на которые вынужден пойти МВФ как крупнейший кредитор нашего государства. Первоочередная задача — вытащить Украину из пропасти, куда она проваливается под давлением бюджетного дефицита (по итогам января-марта 2014 г. он достиг 4,1 млрд грн), и хоть как‑то пополнить скудные золотовалютные резервы — на конец апреля они составляли лишь 14,3 млрд грн.

До задекларированных МВФ «восстановления макроэкономической стабильности, укрепления управляемости, прозрачности экономики и запуска устойчивого экономического роста страны» очень далеко, если вообще такое возможно, учитывая печальный опыт сотрудничества с фондом множества других стран мира.

Прежде всего, необходимо помнить: деньги фонда — не помощь и не подарок, а именно кредит, который следует отдавать с процентами. Украина стала членом МВФ в 1992 г. и за 22 года получила от него $ 18,9 млрд. При этом вернула наша страна лишь $ 13,7 млрд основного долга, из которых две трети пришлось выплатить в 2012‑2013 гг., и заплатила еще $ 2,3 млрд в виде процентов. Таким образом, стоимость кредитов МВФ составила 14 % от всех возвращенных средств, что намного больше, чем проценты по кредитам частных мировых и европейских банков. Поэтому условия предоставления фондом займов для нашего государства трудно считать «льготными».

В 2014‑2015 гг. Украине необходимо было вернуть фонду еще $ 7,3 млрд с учетом процентов, что позволило бы полностью расплатиться по всем обязательствам перед ним. Вместо этого к старым долгам теперь прибавятся новые — $ 17 млрд, если они поступят полностью. Это почти столько же, сколько страна получила за все годы независимости, и Украина до сих пор не смогла их вернуть.

Фактически нашу страну загнали в еще большую финансовую кабалу, и выбраться из нее сможет лишь следующее поколение граждан Украины. Либо отечественная экономика будет расти быстро в течение достаточно продолжительного времени, что позволит государству уже через несколько лет рефинансировать кредит, а то и целиком расплатиться по обязательствам без особого напряжения. Пока надежды на это не видно: согласно опубликованным ЕБРР в середине мая расчетам, в этом году экономика рухнет сразу на 7 %, а в следующем — в лучшем случае останется на том же уровне.

Кредитор диктует условия

Впрочем, и довольно высокая стоимость заимствований — далеко не самое страшное. Гораздо большие риски задают крайне жесткие условия получения денег. Именно они и стали препятствием в переговорах с фондом правительства Азарова.
Такая неуступчивость была вполне оправданной, ведь выполнение рекомендаций, от которых нельзя отказаться, ударит в первую очередь по зарождающемуся среднему классу и беднейшим слоям населения. Например, правительство вынуждено было отменить ранее запланированные на июль и октябрь 2014 г. повышения пенсий и минимальной заработной платы. В результате зарплата I тарифного разряда останется на уровне 852 грн в месяц. На эти деньги нельзя даже купить себе пропитание, не говоря уже об оплате коммунальных услуг.

Еще более разорительным станет повышение различных тарифов, в первую очередь — на газ и теплоснабжение. Эти услуги резко подорожают уже в этом году, и цены на них будут увеличиваться вплоть до 2018 г. С точки зрения кредитора, каким выступает МВФ, это требование логично: чем ближе цена этих услуг к рыночной, тем меньше субсидий платит государство, а значит, тем ниже угроза дефолта — бюджетные деньги не будут утекать на субсидирование населения. Но в результате украинцы вынуждены будут платить за коммунальные услуги столько же, сколько и граждане европейских стран, и даже больше — с учетом того, что «Газпром» как основной поставщик топлива в Украину намерен установить максимальную цену на свой товар. И это притом что доходы украинцев в разы ниже, чем немцев, французов или поляков.

Столь же существенные ограничения вводятся для бюджетной и финансовой систем. Правительство Украины будет обязано продолжать увеличивать доходы бюджета, но при этом сокращать расходы, а также не ограничивать гибкость обменного курса. А ведь МВФ еще оставил за собой право ввести «дополнительные структурные маяки» по итогам первого пересмотра программы, больше напоминающие красные флажки во время охоты.

МВФ нужны гарантии

Это неудивительно, поскольку на протяжении всей своей почти 70‑летней истории Международный валютный фонд предоставляет странам-заемщикам кредиты только в обмен на гарантии возврата займов. Необходимо понимать, что благие цели, прописанные в соглашении с фондом, недостижимы в краткосрочной перспективе и потребуют значительного сокращения бюджетных расходов либо увеличения доходов, а скорее всего — и того и другого.

Украину ожидает как минимум год двузначной инфляции и снижение среднемесячного дохода домохозяйств. Наиболее финансово уязвимыми окажутся люди с наименьшим достатком, денежные поступления и накопления которых номинированы в нацвалюте. Цены на товары и услуги будут стремительно расти, стоимость энергоносителей увеличиваться, уровень доходов снижаться вследствие общего сокращения деловой активности и превышения предложения над спросом на рынке труда.

Примеры большинства стран наглядно доказали, что «рецепты МВФ» отличаются упрощенностью, узостью, некомплексностью, они отрицают промышленную политику, не считаются с социальной сферой, особенностями структурного и организационного построения экономики того или иного государства. Потому‑то действия фонда часто и заслуженно подвергаются критике — за откровенную политическую ангажированность, спорные приоритеты в макроэкономической политике, чрезмерно узкое понимание экономической реальности и приверженность общим структурным показателям, которые не отражают действительность. Проще говоря — за недостаточную компетентность, излишний консерватизм, игнорирование местной специфики страны-заемщика.

После того как усилия МВФ по спасению Мексики во время кризиса 1995 г. подстегнули кризис на других развивающихся рынках, лауреат Нобелевской премии по экономике Милтон Фридман признался: «Не будет преувеличением сказать, что если бы не существовало МВФ, то не было бы и восточноазиатского кризиса». А несколько лет спустя, во время кризиса в Южной Америке, известный американский экономист Джеффри Сакс высказался еще резче: «МВФ, который должен по идее работать на благо своих членов, по сути является смесью некомпетентности и предвзятости в отношении интересов кредиторов».

Бег по граблям

Основная причина состоит в зауженной специализации консультантов и советников фонда, действующих строго в рамках догматических схем. Между тем реформаторами и идеологами экономических реформ должны быть люди, образно говоря, знающие «анатомию и физиологию», систему ценностей, социально-экономическую генетику реформируемого общества. Известный американский социолог и отец социоэкономики Амитай Этциони написал о советниках МВФ: «Они знают параметры состояний, но не имеют понятия о процессах, которые происходят при переходе от одного состояния к другому».
Это же в полной мере относится и к рекомендациям в отношении Украины, принятие которых было обязательным условием предоставления кредита. В ней не учтены ни особенности современной экономики нашей страны и ее нынешнее состояние, ни социальная направленность бюджета на протяжении всех лет независимости.

По сути, ни одна страна мира, использовавшая рецепты МВФ от А до Я, не выдержала испытания на прочность. В то же время государства, нарушавшие установленные фондом догматы и шаблоны, имели успехи в проведении экономических реформ. Достаточно часто приводимые примеры стран Центральной и Восточной Европы следует считать некорректными, так как преуспели лишь те из них, кто, формально подчиняясь требованиям МВФ, фактически выстраивали собственные программы и им же следовали.

 

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама