Интересы

театр

«Стеклянный зверинец» в Новом украинском театре — семейная драма, искусно превращенная в комедию

«Стеклянный зверинец» в Новом украинском театре — семейная драма, искусно превращенная в комедию
Фото: Иван Черничкин

Всерьез о центре искусств «Новый украинский театр» заговорили четыре года назад, когда его создатель — актер и режиссер Виталий Кино — нашел подвальчик в центре столицы и вместе с выпускниками собственного курса Киевского театрального колледжа основал стационарный молодежный театр. Без государственной поддержки и с минимальной труппой (в штате НУТ шесть актеров, остальные работают за гонорары), но при этом — полноценной репертуарной афишей, где есть место и классике, и экспериментам с современными произведениями.

«Стеклянный зверинец» Теннесси Уильямса, безусловно, балансирует на грани первого и второго: несмотря на десятки экранизаций пьесы американского драматурга, чей пик популярности пришелся на середину ХХ века, для украинского зрителя она все еще в новинку. Казалось бы, сюжет обычен до крайности. Брошенная мужем Аманда Уингфилд (Алиса Гурьева) тиранит сына Тома (Игорь Молошенко), находящего спасение от скучной работы продавца обуви в местном кинотеатре, и дочь-инвалида Лауру (Христина Микитин). Последняя надежда Аманды — удачное замужество Лауры, для чего она просит Тома познакомить сестру с его другом Джимом (Иван Вороной).

Режиссеры-дебютанты Татьяна Маринская и Елена Елисеева очертили жанр спектакля как «откровенные сцены с привкусом мартини». Однако самое большое отступление от канона дуэт предпринял тогда, когда на текстовой почве драмы решил взрастить комедию, эксплуатирующую зазор между серой реальностью и беспочвенными мечтами.

Собственно, в пропитанной иллюзиями жизни режиссерский тандем увидел повод для фривольного веселья. Аманда, периодически впадающая в воспоминания о бывших воздыхателях, дефилирует по дому на высоких каблуках, в пышном рыжем парике. В ее квартире все ненастоящее: вместо белья на прищепках развешаны глянцевые журналы, вместо зеркала — картинная рамка, вместо кресла — постамент с уличным фонарем. Лауре, чей образ Христина Микитин буквально списывает с картин Модильяни (постоянно наклоненная голова, нарочитость поз), достается лишь темная каморка, где она лелеет коллекцию хрупких зверьков. Да и это собрание будет разбито вдребезги.

Казалось бы, камерная площадка НУТ должна способствовать тонкому психологическому разговору с публикой, но не тут‑то было. Стратегия Аманды для нынешнего театра предпочтительней, чем искренность Лауры. Урок Уильямса о приоритете комфортного существования молодые режиссеры, увы, усвоили слишком крепко.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама