Бизнес

интервью

Николай Толмачев: «Количество проверяющих органов нужно сократить в 10 раз»

Николай Толмачев: «Количество проверяющих органов нужно сократить в 10 раз»
Фото: Константин Мельницкий

Летом этого года между девелоперской компанией Т.М.М. и Государственной фискальной службой возник конфликт: представители налоговой администрации попросили девелопера пересмотреть отчетность и задекларировать прибыль, а также посчитали харьковское подразделение компании отдельным юрлицом. В результате на девелопера был наложен штраф в размере 200 млн грн. О последствиях для компании и о работе проверяющих органов «Капиталу» рассказал генеральный директор Т.М.М. Николай Толмачев.

 

— Почему возник конфликт с Государственной фискальной службой?

— Представители ГФС посчитали харьковское подразделение нашей компании отдельным юрлицом, у которого нет кассовой книги. Выходит, мы не оприходовали 39 млн грн, что карается штрафом в пятикратном размере. Но, во‑первых, у нас никогда не бывает таких денег в кассе, а во‑вторых, у нас есть кассовая книга. Но она находится в центральном офисе, расположенном в Киеве. Мы старались решить проблему мирным путем: в начале июля вышли на акцию протеста, встречались с представителями фискальной службы, лично с Игорем Билоусом (глава ГФС. — «Капитал»). Но это не дало результатов, и на нашу компанию был наложен штраф в размере 200 млн грн.

— Каким образом намерены действовать?

— У нас нет выбора — мы будем бороться и активно привлекать общественность к этому процессу. Размер штрафа — 200 млн грн — катастрофический для нас. Если нас заставят его уплатить, то Т.М.М. будет объявлена банкротом. Разрешить эту проблему мы постараемся административным способом и обжалуем решение Святошинской налоговой в вышестоящих инстанциях: городском отделении, а затем в Государственной фискальной службе. Если таким путем добиться справедливости не удастся, мы обратимся в суд.

— С подобными проблемами сталкиваются и другие застройщики. Не планируете ли объединяться с ними для совместного решения этих проблем?

— К нам обращалась компания «Аэробуд», которая, насколько мне известно, столк­нулась с такими же проблемами со Святошинской налоговой. Более того, эту компанию проверяли те же сотрудники, что и нас. Представители «Аэробуда» осторожно спросили о том, как мы ведем свои дела. Но объединяться пока не планируем. Мне кажется, компании пока боятся создавать мощное объединение, поскольку у каждого есть свои слабые места, на которые можно надавить.

— Кабмин и представители крупного бизнеса считают, что нет необходимости в таком большом количестве контролирующих органов. От какого их количества можно было бы отказаться?

— Нужно исходить из потребностей бизнеса, а не наоборот. Давайте примем решение, что бюджета нет. Армию у нас содержат волонтеры, а налоговый инспектор… Вам нужен налоговый инспектор?

— Мне лично? Нет.

— Мне тоже не нужен. Тогда зачем он? Давайте уволим всех, кто нам не нужен. Сегодня нас могут проверить 74 органа, тогда как еще десять лет назад их было около 40. Каждый проверяющий переступает порог со словами: «Покажите нам все документы». Но если мы все документы распечатаем, то они займут два-три вагона. Только кассовая книга весит около 16 кг. Причем некоторые проверяющие органы и вовсе бессмысленны. Например, кому сейчас нужна комиссия по экспорту? Думаю, количество проверяющих органов нужно сократить в десять раз. Для администрирования всех налогов не нужно 3 тыс. сотрудников. Нужно 300 новых, но им следует повысить зарплату. Трудиться за 1,5 тыс. грн унизительно.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама