Интересы

коллекционирование

Как настоящие. Что сегодня чаще всего подделывают на отечественном рынке живописи и как уберечься от покупки фейка

Что сегодня чаще всего подделывают на отечественном рынке живописи и как уберечься от покупки фейка
Определить подлинность полотна поможет только тщательная экспертиза, проведенная профильными специалистами
Фото: Константин Мельницкий

Не слишком опытному коллекционеру живописи довольно легко попасться на удочку аферистов. Так, этим летом на популярном отечественном онлайн-ресурсе для бесплатных объявлений пытались продать за $ 80 тыс. поддельную картину одного из самых известных и дорогих представителей закарпатской школы — Иосифа Бокшая. Как выяснилось, подлинное полотно «Бокораши», написанное художником в 1948 году, до сих пор украшает стены Закарпатской облгосадминистрации, и после огласки этого факта в СМИ объявление о продаже подделки исчезло.

Этот случай — далеко не единственный пример попытки сбыть поддельные работы отечественных художников. В 2013 году земляк Бокшая, известный украинский абстракционист Тиберий Сильваши, случайно обнаружил подделку собственной картины, выставленную в столице на аукцион. После этого аукционный дом снял полотно с торгов.

Химия в помощь

Сегодня в сети можно найти десятки предложений по продаже отечественной живописи ХХ века. По словам киевского антиквара и коллекционера с солидным стажем, а также соучредителя аукционного дома «Дукат» Леонида Комского, среди множества репродукций и копий, выставленных на продажу в Украине, попадаются и аутентичные работы. Комский подумывает о том, чтобы в ближайшем будущем организовать онлайн-торги, поскольку признает, что за последние годы в Украине, следуя уже давно ставшей привычной на развитых рынках практике, искусство все чаще продают и покупают не только через проверенных арт-дилеров, коллекционеров и владельцев галерей, но и по объявлениям в интернете.

«Капитал» откликнулся на одно из та­ких объяв­ле­ний. За без­ымянный гор­ный пейзаж 1982 года продавец из Ужгорода планировал выручить 11,5 тыс. грн. Авторство картины приписывают умершему в 2002 году сыну закарпатца Бокшая, Иосифу Иосифовичу младшему. В ответ на вопрос о документах, подтверждающих подлинность, продавец ответил уверенное: «Картину моему деду подарил сам Бокшай-младший, они дружили, так что полотно стопроцентно не левак». Через несколько дней после начала переписки автор объявления сбросил цену на 1 тыс. грн и все еще ищет покупателя.

Специалистам-оценщикам часто приходится слышать подобные легенды. Если есть сомнения в аутентичности картины, они рекомендуют коллекционерам единственный способ избежать покупки подделки — отдать ее на экспертизу. В Киеве, кроме музеев, антикварных магазинов и частных оценщиков, живопись на экспертизу принимает Национальный научно-исследовательский реставрационный центр Украины. Искусствоведческая экспертиза (определение подлинности, авторства, периода и места написания работы) здесь обойдется в 800 грн, процедура с применением физико-химических методов — до 2 тыс. грн. Экспертное заключение выдадут на руки уже через 45 дней.

Татьяна Бычко, заместитель директора Центра по научно-реставрационной работе, утверждает, что современные методы химического анализа способны разоблачить даже очень качественную подделку с мастерски скопированной подписью автора (именно верификация подписи чаще всего указывает на подлинность работы). Среди таких способов вычислить фейк — разработанный коллегами Бычко физико-химический метод определения степени полимеризации масла в краске, позволяющий с почти 100 % вероятностью установить период написания полотна. Благодаря ультрафиолетовому тесту удается определить, была ли работа когда‑либо ранее в реставрации, а инфракрасное излучение может помочь обнаружить под слоем краски другие наброски или рисунки автора.

Бычко вспоминает случай, когда лабораторное исследование помогло выявить искусно выполненную подделку натюрморта голландского мастера XVII века. Это помогло заказчику экспертизы сохранить $ 50 тыс., которые просили за картину: «Эту подделку я запомнила на всю жизнь, ведь визуально все указывало на подлинность, даже характерный для того периода кракелюр, который очень сложно сымитировать», — рассказала реставратор.

Липовых дел мастера

Не более 10‑15 % от общего количества работ — примерно так определяет ситуацию с поддельной живописью на отечественном рынке директор Киевского национального музея русского искусства Юрий Вакуленко. «Сейчас начали подделывать художников не первого уровня — Айвазовского, скажем, или Шишкина, — а работы мастеров более скромной коммерческой значимости. Это в основном русская и украинская живопись, созданная до 1970‑х. Применяют разные методы, например компиляцию (использование произведений других художников с добавлением деталей и подписи) или искусственное состаривание», — уточняет Вакуленко.

По словам совладельца аукционного дома «Зо­ло­тое сечение» Михаила Васи­ленко, сегодня мошенников больше всего интересуют легкие для подделывания работы стоимостью от $ 10 тыс. «Это первый эшелон советских художников, нонконформисты», — сообщил «Капиталу» аукционист.

Из украинских художников чаще всего подделывают Николая Глущенко, Сергея Шишко, Адальберта Эрдели. Правда, сбыть имитацию работы классика не так просто. «Фальшивку не выбрасывают на рынок сразу после изготовления. Свежесть полотна авторства, скажем, того же Глущенко сразу бросается в глаза. Поэтому работу искусственно состаривают, выжидают еще несколько лет и потом уже пытаются продать», — объясняет Комский.

10‑15 % от общего количества работ на рынке живописи, по оценке директора Киевского национального музея русского искусства Юрия Вакуленко, составляют подделки

Если подделки работ умерших авторов кое‑как реализовать можно, то гораздо сложнее обстоят дела с картинами ныне живущих. Директор столичной галереи «Триптих» Татьяна Савченко убеждена: подделывать современников берутся единицы. «Я часто вижу на Андреевском спуске довольно слабые копии Криволапа, Цаголова, Тистола, но везде стоят подписи авторов этих копий. Подделки мне пока не встречались. Неудивительно, ведь аутентичность легко проверить, связавшись с автором работы», — уверяет Савченко.

Покупать произведения стоит через надежных людей, подтверждает Василенко. Или напрямую у художника, или в галереях, с которыми сотрудничает автор. В этом случае покупатель получает галерейный провенанс (задокументированную историю происхождения работы и владения ею).

Из узкого круга

Специализация эксперта и опыт работы с музейными коллекциями — такими критериями рекомендует руководствоваться при выборе специалиста для проведения экспертизы заместитель директора по научно-исследовательской работе столичного Музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко Елена Живкова. «Не стоит доверять только лишь диплому, который, по сути, означает наличие теоретических знаний о том или ином направлении в искусстве. Экспертом может быть человек, который владеет богатым опытом работы с коллекциями и имеет дело с настоящими произведениями искусства своего, узкоспециализированного направления», — подчеркивает Живкова.

Согласен с ней и коллекционер со стажем, основатель компании Art Capital Partners Руслан Тарабукин. Эксперта он выбирает, исходя из конкретного интересующего его полотна: «Если это, скажем, авангард начала ХХ века (Кандинский, Родченко, Клюн, Малевич), нужны атрибуции (определение подлинности. — «Капитал») российских экспертов и фондов, созданных родственниками художников этого периода. К примеру, фонда Кончаловского или фонда Шагала. Для экспертизы работы украинского художника советского периода достаточно участия наших специалистов». Тарабукин признается, что за годы коллекционирования ему удалось наладить связи со специалистами по всему миру. «Сейчас вот увлекся авангардистами и в этой области полагаюсь на знатоков — например, отечественного искусствоведа Дмитрия Горбачева. Он известен тем, что консультировал участников аукциона Sotheby’s по поводу подлинности работ Казимира Малевича, Александры Экстер, Владимира Татлина, предоставлял услуги атрибутирования для аукционов Christie’s, MacDougall’s, Bonham’s», — рассказывает он «Капиталу».

Затишье

Сейчас продавать подделки мошенники берутся реже, чем еще пять-семь лет назад. «Объяснить это довольно просто: чем активнее рынок, тем чаще подделывают. Сегодня сложно продать даже оригинальную работу, не говоря уже о поддельной», — делится наблюдениями Комский. Поэтому многие хотят приобрести недорогие на данный момент работы, которые позже могут вырасти в цене. «В начале 2000‑х, во времена активного спроса на живопись, на 10 % подлинников приходилось 90 % подделок, — говорит Бычко. — Сегодня подделывают меньше — во многом из‑за общего рыночного спада».

Завантаження...
Комментарии (1)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
Виктор Преображенский 12 ноября 2014, 13:20

Абсолютно согласен. Подделки появляются на подвижном рынке. можно сказать, что косвенно они подтверждают высокую степень активности рынка. К сожалению в Украине сейчас не до этого... Ну и уровень точности экспертиз постоянно растет, что тоже не на руку мошенникам.

0
реклама
реклама