Технологии

онлайн-игры

Кузница быстрых миллионов. Наши игры для соцсетей и мобильных платформ кормят Штаты и Израиль

Украинские игры кормят Штаты и Израиль

Многим Украина знакома по таким крупным игровым проектам, как World of Tanks, World of Warplanes, в разра­бот­ке которых активно участвовала кру­­п­­ная киевская студия «Перша», по Metro 2033 студии 4AGames, по проекту Survarium от Vostok Games, а также Warface от Crytek Kiev. Эти сложные игры, над созданием которых работали сотни украинских девелоперов, до недавнего времени являлись ядром украинского рынка.

Соцсети и мобильные платформы породили монстров

Но за последние три-четыре года Украина стала пристанищем для разработчиков гораздо более простых, но массовых игр для социальных сетей Facebook, «ВКонтакте», «Одно­­классники», а также мобильных платформ Android, iOS. В нашей стране появились гиганты, количество инсталляций игр которых составляет десятки миллионов по всему миру.

«Капитал» отобразил наиболее крупные связанные с Украиной проекты в топ-8. Это компании, которые сами являются отечественными издателями, а также отдельные большие сети девелоперских украинских офисов, на основе которых работают крупные иностранные игроки. «Большинство крупных компаний юридически не являются резидентами Украины, в связи с неразвитостью законодательства по вопросам авторского права и прочим важным для айтишников моментов. Соответственно, называть их украинскими компаниями приходится весьма условно», — говорит CEO Nravo Андрей Табачин.

«Особенность украинского рынка GameDev (Game Development) заключается в том, что крупные игроки, по сути, это — иностранные компании с центрами принятия решений далеко за пределами Украины», — подтверждает исполнительный директор компании Nika Enterntainment Татьяна Евдокименко. Она приводит в пример компании, многоплатформенные игры которых занимают топовые позиции в Facebook, AppStore, Google Play: «Головной офис Plarium находится в Израиле, Gameloft — во Франции, а Zeptolab — в России».

Менеджер назвала еще одну важную причину того, почему Украины «юридически» нет на мировой карте разработчиков цифровых игр: «Долгое время нашей страны даже не было в списке стран, которые имеют возможность зарегистрировать полноценный аккаунт Google-разработчика. То есть украинские компании имели возможность выпускать свои продукты на международный рынок, но не могли получать платежи». Кстати, Nika Entertainment — одна из немногих украинских компаний полного цикла на рынке мобильных и социальных игр. То есть она издает готовые продукты.

Попасть в струю

Все больше украинских команд, отколовшись от крупных аутсорсинговых компаний, пробуют создать и продвинуть свои игры. «Разработка большой игры для соцсети может стоить от $ 200 тыс. Но в случае ее попадания в топ рейтинга игровой площадки, инвестиции окупаются», — говорит Роман Дзиговский из Nravo.

Помимо классической монетизации игр (бесплатная игра, но платные эксклюзивные улучшения игрока), существуют и другие варианты получения дохода. Например, реклама, продажа прав на использование персонажей в рекламной индустрии, производство брендированной атрибутики и product placement. Стандартная схема распределения прибыли от игры в «Одноклассниках» и «ВКонтакте» обычно колеблется в районе 50 на 50 между разработчиком и площадкой. Это может быть как 58 на 42, так и 55 на 45.

У социальных и мобильных игр, также как и у мобильных операторов, например, есть ключевой показатель доходности бизнеса — ARPU (средний заработок с одного игрока в месяц). Опрошенные «Капиталом» представители украинского GameDev говорят, что этот показатель очень индивидуальный и часто закрытый. Поэтому средний чек якобы вывести нельзя. Хотя представитель компании Wargaming Сергей Галенкин отмечает, что украинские студии зарабатывают на своих играх в разных странах столько же, сколько и издатели из других стран. Разве что средний чек у игроков в самой Украине несколько ниже. Но этим показателем можно пренебречь, так как и активных игроков у нас не так много.

Согласно данным исследования Applift и Newzoo, ARPU мобильных игр в Восточной Европе почти самый низкий в мире — всего $ 1,27. Ниже только в Африке. Основной заработок украинские разработчики и издатели игр получают в США (ARPU $ 3,87) и Западной Европе ($ 4,4 с пользователя).

Украина не в счет

Учитывая то, что платит за игру только каждый третий ее участник, 1 млн пользователей принесет игре до нескольких миллионов валового дохода в месяц в Западной Европе и США. Даже если половину придется отдать платформе, такие условия бизнеса позволяют очень быстро окупить инвестиции в него и начать делать вторую и третью игру, нанимая все больше дизайнеров, программистов и маркетологов. Такие перспективы притягивают к этому бизнесу даже украинских олигархов, старающихся быть дальновидными. Наверное, неспроста в прошлом году в развитие львовской компании Nravo инвестировала луцкая ГК «Континиум», входящая в сферу влияния Игоря Еремеева.

Темпы роста успешных проектов поражают. Например, по словам главного менеджера по коммуникациям американской компании Noosphere (ей принадлежит игровой издатель Renatus) Татьяны Снопко, за период с ІІІ квартала 2013 г. по ІІІ квартал 2014 г. общее количество пользователей изданных ими игр увеличилось с 10 до 50 млн, а прибыль за это же время возросла в 3,5 раза. Правда, абсолютных цифр компания не разглашает. Кстати, большинство активных игроков, пользующихся продуктами Noosphere, «сидят» в соцсети Facebook (88 %).

$16 млн потратят в этом году украинцы на социальные игры

Очевидно, что совокупный оборот всех созданных в Украине игр составляет сотни миллионов долларов. Но участники этого рынка не дают даже приблизительных оценок. При этом внутриукраинский рынок очень маленький, и компании практически не берут его в расчет. «Есть данные, что рынок Украины в два с половиной раза больше игрового рынка Белоруссии, но в семь раз меньше рынка России. Но утверждать точность этих цифр со стопроцентной уверенностью я бы не стал», — говорит Табачин. Согласно последним данным Superdata Research, весь рынок цифровых игр в Украине составит в этом году всего $ 68 млн, а российский — $ 1,1 млрд. А рынок Восточной Европы — $ 2,2 млрд. При этом на игры в соцсетях, согласно исследованию, украинцы потратят $ 16 млн в этом году.

Какие появились гиганты?

Опять‑таки в связи с тем, что официальных данных о месте Украины в мире игр для мобильных платформ и социальных сетей нет, незамеченными в нашей стране проходят и крупнейшие сделки по продаже наших девелоперских «мозгов». Например, компания Playtika, которая фигурирует во всех мировых в СМИ как наиболее успешный израильский стартап 2010 г., несколько лет назад была продана американской компании, работающей в студии развлечений Caesars Interactive Entertainment, за $ 80 млн. У Playtika в Украине только в Виннице работает офис из 200 девелоперов. Еще один пример большой и «тихой» сделки: винницкая студия разработок игр для соцсетей Orneon за $ 15 млн в 2012 г. была выкуплена одной из крупнейших европейских компаний цифровых развлечений Bwin. party.

Пожалуй, самый крупный игровой проект, растущий на украинских дрожжах, это израильская компания Plarium (основатели — израильские репатрианты из Грузии). Как сообщил «Капиталу» ее представитель, в украинских гейм-студиях у нее около 800 человек штата, в то время как в Израиле только 150. Израильское экономическое издание Calcalist недавно сообщило, что рыночная стоимость компании по итогам года может превысить $ 1 млрд. Оборот Plarium, исходя из данных Wired, уже составляет $ 100 млн.

Даже если компания превратилась в игрового гиганта в самой Ук­­раине и имеет украинских основателей, с большой вероятностью она все равно откроет центральные офисы продаж на Западе. «С 2006 до 2012 г. офисы были только в Украине, в 2012-м появился еще один за границей — в Гамбурге. Там находится маркетинговый отдел. Также у нас есть представительства в разных странах Европы и США, которые занимаются маркетингом и продажами», — говорит PR-менеджер iLogos Евгения Притула. Эту компанию основал украинец Максим Слободянюк в 2006 г. Сейчас он работает над новым украинским проектом Nika Entertainment на базе купленной в 2013 г. AAA Games. Общая аудитория игр Nika за время существования проекта (чуть больше года) составила 40 млн человек.

Ставка на мобильность

В будущем все больше украинских разработчиков будут ориентироваться на игры под мобильные операционные системы. Без их учета мультиплатформенные игры уже не создаются. «Сейчас мы четко видим тренд перехода игроков на мобильные гаджеты — смартфоны и планшеты. Все знаковые игры переписываются под мобильные устройства. Как показывает статистика, более 60 % времени пребывания в интернете, пользователь гаджета тратит на соцсети. В том числе и на игры в них», — говорит представитель Nravo Роман Дзиговский». До конца 2014 г. планируем выпустить три новые иг­­ры, а также мобильные версии для не­­скольких игр, уже показавших хо­­рошие результаты на Facebook» — подтверждает тенденцию Снопко.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама
Богдан Данилишин