Политика

спрашивается

Достаточно ли Украина делает для беженцев?

По данным Организации Объединенных Наций, количество беженцев и перемещенных из Донбасса лиц достигло 1,035 млн человек (подробнее здесь)

Елена Мороз,
директор медицинского центра «Интерсоно»:

Думаю, государство достаточно помогает переселенцам. Хотя в нашей стране надо упреждать те или иные события, предвидеть их. А также управлять в интересах правового государства. Но это уже в прошлом, поэтому сейчас мы должны вынести из этого урок и верить в лучшее будущее. Среди моих близких друзей есть семья из Донецка, которая переехала в Киев. Если бы они выбрали Львов — были бы под моей опекой. А так моя помощь ориентирована на поддержку близких людей, которые воюют в зоне АТО.

 

Армен Мартиросян,
глава международной общественной организации «Гражданский союз»:

Государство для вынужденных беженцев выделило крохи, которые смешно даже называть. Ни для кого не секрет, что даже квартиры в Киеве не сдаются беженцам из Донецка и Луганска. Благо есть немало порядочных бизнесменов, оказывающих посильную волонтерскую, гуманитарную и финансовую помощь. Сами мы, в лице «Гражданского союза», также помогаем. Хотя в последнее время это стало небезопасно и связано не только с угрозами от сторонников АТО, но и от властей предержащих.

 

Елена Бондаренко,
глава наблюдательного совета UMH Group:

Люди, пришедшие к власти в результате вооруженного переворота, не создали полноценной и оперативной системы помощи беженцам. Бросили на произвол и тех, кто просто не в состоянии — физическом и материальном — выехать из районов, подверженных бомбардировкам. Пенсионная система не отлажена, родители учебники покупали за свой счет. Даже гуманитарный коридор для беженцев так и остался темой для «ла-ла-ла». Помощь оказывают простые люди, волонтеры, сердобольные и ответственные соседи, но не власть.

 

Владимир Лапа,
генеральный директор ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса»:

Думаю, если бы люди с востока Украины были убеждены, что здесь им будут созданы более-менее приличные условия, то охотнее переезжали бы. Очевидно, следовало продумать какие‑то социальные работы для временно переселенных. Подобная практика, например, есть в Германии для безработных. Лично я сейчас больше помогаю волонтерам, которые оказывают помощь военным. Иначе мы все можем стать беженцами в собственной стране.

 

Оксана Яковлева,
генеральный директор компании «Gefco Украина»:

Это больная тема для общества, которое разделилось по этому поводу. Но я поддерживаю ту сторону, что осуждать людей, оставшихся у разбитого корыта, — эгоистично и недальновидно. Не считаю, что государство делает достаточно. Вообще не понятно, что оно делает: нет коммуникаций по этому вопросу в целом. Помогаю двум семьям, которых еще летом расселила и нашла работу. Также помогаю Лесе Литвиновой (Центр на Фроловской): одеждой, лекарствами, деньгами.

 

Андрей Гук,
старший юрист юрфирмы Marchenko Danevych:

Для государства беженцы из Донбасса — это новая проблема, к которой во многом наше правительство точно не было готово. Поэтому с решением вопросов беженцев пока не справляется. Большинство переселенцев из Восточной Украины вынуждены решать свои беды самостоятельно. Конечно, по возможности моя семья готова помочь, но тем, кого знаем лично.

 

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама