Технологии

прогнозы

Медведь в посудной лавке. Регулятор отпугнул претендентов на связь стандарта 3G от конкурса

Будущее 3G-связи в Украине зависит от воли чиновников и экономической ситуации в стране
Потребители хотели бы получать от своих гаджетов лишь удовольствие, а не головную боль
Фото: Иван Черничкин

Уходящий год на рынке телекоммуникаций ознаменовался эпопеей с объявлением 3G-конкурса. Полноценный старт связи третьего поколения в стране был одним из основных пунктов PR-кампании нового президента. Тендеры на частоты должны были состояться еще до конца октября. Но не состоялись до сих пор.

Основным спорным моментом стала цена, которую должны заплатить операторы за новые частоты. Аппетит государства приходил во время еды. В июле заместитель главы администрации президента Димитрий Шимкив уверял, что бюджет выручит за лицензии до 3 млрд грн, кроме того около 2 млрд грн получит Министерство обороны на модернизацию систем связи, которые придется перевести из диапазона 2 ГГц в альтернативные частоты. Ключевые претенденты на 3G — «Киевстар» и «МТС Украина» — также за­явили о готовности потратить на лицензии по 1 млрд грн. На этом этапе желания и возможности рынка и государства более или менее совпадали. Но уже к концу августа стало понятно, что мнения чиновников и операторов все больше расходятся. И что кто‑то, возможно, намеренно тормозит процесс.

Легенда об Ахметове

В игру вступил Кабинет министров. Не правительство в целом, а лично премьер-министр Арсений Яценюк и его свита консультантов. В телеком-сообщество была вброшена идея о том, что нельзя отдавать трем мобильным операторам лицензии по той цене, по которой они хотят. Нужно выдавать лицензии поочередно. Первую сейчас, а остальные — в течение последующих трех лет. Так, якобы, в бюджет будет собрана максимальная сумма. Кроме того, Кабмин родил идею о том, что к конкурсу нельзя допускать операторов, в которых значительную долю имеют российские компании. Под это ограничение подпадали «Киевстар» и «МТС Украина». Единственным реальным и «незапятнанным» участником аукциона в таком случае остался бы «Астелит» (life:)), подконтрольный турецкому холдингу Turkcell (56 %) и Ринату Ахметову (44 %). Поползли слухи, что последний сохранил влияние на советников Яценюка и теперь таким образом пытается сохранить ценность своего единственного в стране 3G-оператора «Тримоб». Отметим, что группа СКМ уже не первый год изучает возможность продажи этого актива «Киевстару» или МТС.

Яценюк: отдам 3G в хорошие руки

Несмотря на это, в сентябре президентским и правительственным силам удалось достичь первого компромисса. Стороны договорились, что все‑таки будут выданы три лицензии одновременно. Но их стартовая стоимость будет увеличена до 2 млрд грн за каждую. Кроме того, операторы оплатят военным конверсию — еще 1,6 млрд грн. Через месяц стоимость лицензии поднялась до 2,4 млрд грн, а еще через месяц — до 2,7 млрд грн. Рост аппетитов чиновники объяснили девальвацией гривни. С запретом же на участие в конкурсе «пророссийских» компаний до сих пор не все понятно. Яценюк буквально прославился на телеком-рынке благодаря своему эмоциональному высказыванию: «Я готов даже за 1 гривню отдать одну лицензию, чтобы не было российской монополии и чтобы сюда пришли настоящие европейские компании». Однако европейские операторы так пока и не объявились. В начале декабря в Украине появилась лишь «дочка» вьетнамского телеком-холдинга Viettel, представитель которой за­явил, что компания намерена участвовать в конкурсе. Но участники рынка выразили большое сомнение насчет того, сможет ли этот игрок развернуть национальную сеть. Как бы там ни было, над операторами с российским капиталом все еще висит дамоклов меч. В условиях выдачи лицензии сказано, что если даже такой игрок выиграет на аукционе, государство в любой момент сможет отозвать лицензию в целях нацбезопасности.

Чуть перестарались

Примечательно, но чиновники так накрутили цену и усложнили условия конкурса, что основным претендентам на 3G с недавнего времени стало выгоднее купить лицензию у Ахметова. «Возможно, собственники будут продолжать попытки продать компанию. Потому что сейчас стоимость «Тримоба» — это тот же порядок цифр, что и цена за лицензию на конкурсе», — заявил «Капиталу» генеральный директор «МТС Украина» Иван Золочевский. В свою очередь член наблюдательного совета «Укртелекома» говорит, что продажа «Тримоба» — это один из вариантов. Нужно сказать, что отношения между «Укртелекомом» и «МТС Украина» в последнее время явно улучшились. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что с нового года абоненты «Тримоба» будут обслуживаться в нацроуминге в сети 2G уже в сети не «Киевстара», а МТС. Пожалуй, МТС сейчас можно вообще назвать одним из наиболее вероятных покупателей 3G-актива СКМ. И в НКРСИ это явно почувствовали.

Лошадью ходи!

Глава регулятора Александр Живо­товский пошел на беспрецедентные меры. Он направил жалобу в Генпрокуратуру, в которой сообщил, что в 2011 г. НКРСИ незаконно пере­оформила «Укртелекому» 3G-лицензию на его же дочернюю компанию — «Тримоб». Генпрокуратура недолго думая подала иск к регулятору, а также к «Тримобу» и потребовала вернуть лицензию, чтобы потом перевыдать ее по рыночной цене. По той, что фигурирует в новом конкурсе, например.

9 млрд грн как минимум рассчитывает получить государство за три лицензии на связь третьего поколения

Такое нестандартное поведение главы регулятора (фактически комиссия инициировала иск к самой себе) поссорило его не только с менеджментом «Укртелекома», но и вызвало размолвки внутри комиссии. Сразу несколько членов НКРСИ сообщили «Капиталу», что они не разделяют позицию своего шефа. А комиссия — это коллегиальный орган, на котором все решения должны проходить через процедуру голосования, а не приниматься по инициативе руководителя. Эта же деталь интересовала на последнем заседании и суд. В неофициальных беседах топ-менеджеры «Укртелекома» говорили «Капиталу», что Животовский им открыто намекал, что не позволит сорвать аукцион продажей «Тримоба». «Он выполняет свою основную задачу — собрать любой ценой минимум 9 млрд грн. Все другие составляющие его мало интересуют», — утверждает один из менеджеров «Укртелекома», пожелавший сохранить анонимность.

Потянут не все

Настойчивое стремление регулятора получить как можно больше денег в условиях экономического кризиса может в итоге привести ко всеобщему разочарованию. Основные претенденты пока так и не приняли окончательного решения об участии в объявленном конкурсе, который должен завершиться в середине февраля. «Хочу подчеркнуть: мы еще не решили, принимать ли участие в 3G-аукционе… у нас еще нет решения совета директоров», — говорит президент «Киевстара» Петр Чернышов. Он добавляет, что акционеры удивлены выставленной ценой. «Мы сделали свой подсчет, взяв за индикаторы те же шесть соседних стран, что и НКРСИ. И у нас получилось, что одна лицензия должна стоить в Украине от $ 60 млн до $ 90 млн», — говорит Чернышов. Это в 2‑3 раза меньше, чем минимальная цена, утвержденная Кабмином.

У МТС точно такая же ситуация. «В том формате и в тех политико-экономических условиях, в которых операторы будут участвовать в развитии 3G, проект выглядит практически неокупаемым» — говорит Иван Золочевский. Ему тоже сейчас крайне сложно «продать» этот кейс акцио­нерам. Чтобы разделить риски аннулирования лицензии, МТС (у которой есть российский капитал) даже начала переговоры о привлечении в 3G-проект западного соинвестора. Но, по информации «Капитала», стороны пока еще далеки от финальных договоренностей.

В еще более сложной финансовой ситуации оказался претендент № 3 — «Астелит» (life:)). Компания страдает от валютных долгов перед акционерами в условиях стремительного обесценивания национальной валюты. Финансовые обязательства обрекают life:) на сохранение многомиллионных убытков. Своих денег на лицензию у оператора вряд ли хватит. Сейчас все зависит от того, какое стратегическое решение примет основной акционер — турецкий холдинг Turkcell. Готов ли он будет и далее субсидировать ураинский бизнес.

Либо дорогое 3G, либо дырявая сеть

Если все‑таки предположить, что основные претенденты купят в феврале лицензии, то существует два основных сценария дальнейшего развития событий. Первый — рыночный. Операторы значительно поднимают тарифы на мобильный интернет и, возможно, базовые голосовые услуги и превращают 3G в коммерческий проект с окупаемостью 3‑5 лет. «Высокая цена на лицензию приведет к тому, что придется радикально менять ценовую политику на рынке», — уверен Золочевский. Чернышов добавляет, что ему хотелось бы, чтобы 3G-абоненты в среднем тратили в месяц на 30 % больше, чем сейчас. Но если Антимонопольный комитет в очередной раз наложит вето на повышение расценок на мобильную связь как на социально важную услугу, то компании с высокой вероятностью отработают план «Б», или депрессивный вариант. Каким именно он будет, сказать сложно, но его очевидные признаки — экономия на качестве связи. Операторы плотно покроют новой сетью только экономически выгодные города-миллионники, а в остальных установят редкие базовые станции «для галочки». Чтобы лицензию не отобрали. К слову Чернышов уже намекнул, что если регулятор не разрешит им дополнительно использовать под 3G существующие частоты, за использование которых они платят более 0,5 млрд грн ежегодно, то села и даже города с населением менее 50 тыс. жителей вряд ли вообще увидят 3G.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
Покупка Продажа
100 долларов 2.596,01 -0.0192 2.622,56 -0.0065
100 евро 3.196,65 -0.1001 3.247,42 -0.0599
10 рублей 3,88 -0.0005 4,40 0.0006
Курс обновляется 1 раз в сутки