Хобби

коллекция

Эх, полным полна коробушка

Эх, полным полна коробушка
Фото: Константин Мельницкий

Режиссер Александр Швец о коллекционировании кроссовок, «Порше», груженом мешками с картошкой, и белых кедах Джеймса Дина.

В середине восьмидесятых в бедных районах больших городов Америки можно было запросто расстаться с жизнью, если на тебе были белые Nike Air Uptown. Особо популярными эти кроссовки были среди темнокожих жителей Южной Америки. Для них в то время иметь «аптауны» означало иметь все: успех у женщин, уважение общества… Сегодня смертельная опасность, грозившая обладателям такой обуви, кажется чем‑то невероятным, но в то время существовали специальные группировки, так называемые «коты»: они выслеживали владельцев модных кроссовок и похищали обувь.

Но Украина к странам с подобным ажиотажем по отношению к кроссовкам не относится: у нас люди больше привыкли к обычной кожаной обуви черного цвета. При этом она может быть чрезмерно дорогой и весьма удобной, но все равно будет оставаться безликой. Я же при выборе новых пар для своей коллекции ориентируюсь на красоту и на неповторимый стиль, а не на функциональность. Свои первые кроссовки (а первыми я считаю купленные не по необходимости, а из‑за того, что они были очень красивыми) я приобрел в 1997 году в Испании. Это были Air Jordan 14 Retro Last Shot. Я тогда очень удивился, впервые увидев не просто удобную, но и красивую спортивную обувь. Следующими были Nike Air Jordan 18 — до сих пор жалею, что носил их. Сейчас я понимаю, что наши дороги этих подошв недостойны. А вот уже Air Jordan 19 я обуть не смог: купил, посмотрел, и положил обратно в коробку с мыслью, что у нас их и надеть‑то некуда.

Хотя наши люди надевают. Однажды я засмотрелся на мужика-работягу в настоящих Nike Air Foamposite редкой расцветки. Это культовая модель, которая просто обязана быть в собрании любого серьезного коллекционера. Культовая и довольно дорогая: стоимость ее зашкаливает за $ 400. У меня есть такие, черно-красные. Я ими очень дорожу и, естественно, не ношу. Так вот, я сразу понял, что повстречавшийся мне мужчина купил эти кроссовки в секонд-хенде, но все равно удивился: увидеть «фомпозиты» на киевских улицах все равно, чтоб обнаружить «Порше», груженный мешками с картошкой.

Сейчас все собранные мною 170 пар кроссовок хранятся в моей квартире — часть в гардеробной на полках, а остальные — прямо в коробках. Когда‑то я обязательно сделаю специальные полки в комнате, чтоб вся коллекция стояла под стеклом. Но пока до этого далеко — я подсчитал, и оказалось, что в моей квартире банально не хватит места. Впрочем, это не удивительно: по мировым меркам моя коллекция считается довольно большой, ведь многие перестают коллекционировать кроссовки, дойдя до отметки 100 пар. По большому счету, мое собрание соизмеримо с некоторыми музейными экспозициями. К примеру, в музее кроссовок Sneakerology в Сиднее хранится 281 пара. Хотя, конечно, мои сокровища не сравнятся с коллекцией Джорди Геллердома, собравшего 2500 пары кроссовок Nike. Сейчас его коллекция продается на eBay за $1  500  000.серьезно коллекционирую обувь всего девять лет: в 2005‑м я открыл для себя возможности eBay. До этого доставать интересные кроссовки было непросто: в Украину их никто не привозил, приходилось заказывать друзьям и покупать самому во время заграничных поездок. Но ситуация изменилась с появлением электронных аукционов. Сначала на eBay я покупал все, что мог, боясь, что в любой момент такие возможности исчезнут. Сейчас я стараюсь себя ограничивать: покупаю пару-две в месяц, не больше. Мой личный лимит — 2500 гривен за пару. Но если кроссовки мне очень нравятся, я их покупаю несмотря ни на что. Хотя о покупке по‑настоящему коллекционных экземпляров я даже не мечтаю. Их цена стартует с отметки $15  000 и доходит до $90  000!

Я серьезно коллекционирую обувь всего девять лет: в 2005‑м я открыл для себя возможности eBay. До этого доставать интересные кроссовки было непросто: в Украину их никто не привозил, приходилось заказывать друзьям и покупать самому во время заграничных поездок. Но ситуация изменилась с появлением электронных аукционов. Сначала на eBay я покупал все, что мог, боясь, что в любой момент такие возможности исчезнут. Сейчас я стараюсь себя ограничивать: покупаю пару-две в месяц, не больше. Мой личный лимит — 2500 гривен за пару. Но если кроссовки мне очень нравятся, я их покупаю несмотря ни на что. Хотя о покупке по‑настоящему коллекционных экземпляров я даже не мечтаю. Их цена стартует с отметки $15  000 и доходит до $90  000!

О стоимости своей коллекции я стараюсь не думать: этим вместо меня занимаются мои друзья. Они уже подсчитали, что продав все находящиеся в моей квартире кроссовки, можно запросто купить машину. Вот смотрите, в среднем пара стоит $150‑180, то есть в коллекцию я уже вложил около $25 000.

Иногда я жалею о невозможности покупать кроссовки из первых рук и необходимости сотрудничать с перекупщиками с eBay. Хотя, в этом есть и свои плюсы. Например, во многих странах перед началом продаж каких‑нибудь лимитированных и принципиальных для коллекционеров моделей перед магазинами выстраиваются огромные очереди ожидающих. Некоторые из них по нескольку дней живут около магазина в палатках. Нередко ажиотаж достигает такой силы, что люди начинают драться. Например, в 2011 году во время продажи одиннадцатого ретро-релиза кроссовок Nike Air Concord погиб человек. Тогда в толпе, ожидающей открытия магазина, началась потасовка, и его ударили ножом.

Можно считать этих людей безумными, но коллекционеры все такие. Представьте: вы знаете, что прямо сейчас можете купить вожделенные кроссовки за $180, а уже на следующий день на eBay они будут стоить как минимум $500‑600. Никому ведь не хочется переплачивать. А обладать такими кроссовки для людей из определенных социальных и культурных кругов считается принципиально важным. К примеру, многим нравятся кроссовки Jordan, Lebron, Converse. Любители этих брендов не обязательно играют в баскетбол. Это могут быть люди, интересующиеся хип-хоп-культурой, скейтеры, райтеры и любители кино. Собственно, увлечение спортивной обувью началось с показанных в кино кед Converse. В белые кеды этого бренда был обут Джеймс Дин в фильме «Бунтарь без причины». Фильм снят в 1955 году: тогда только зарождалась культура использования спортивной обуви в повседневной жизни. Сейчас же кроссовки ежедневно носят миллионы людей. Среди них есть и те, кто запросто надевает кроссовки ценной $20  000‑25  000: именно столько стоила реплика Nike Mag — высоких кроссовок Марти Макфлая из «Назад в будущее-2».

Меня спрашивают, неужели я не ношу кроссовки из своей коллекции. Разве нет желания пройтись в них хотя бы по квартире? Нет! Если какая‑то пара мне нравится настолько, что я хочу ее примерить и носить, я сразу покупаю две. Но таких немного. Во-первых, они довольно дорого стоят. Две пары кроссовок за $180 еще можно себе позволить, а как быть с кроссовками за $500? Во-вторых, большая часть кроссовок, которые у меня есть, просто не выдержит соприкосновения с киевской почвой. У нас все‑таки не Калифорния, по утрам асфальт с мылом не моют, а меня очень расстраивают царапины и пятна на обуви. У меня есть двадцать пар кроссовок, которые я ношу в повседневной жизни, но к коллекции они не относятся.

В связи с глобализацией и интеграцией культур в ближайшее время мода на коллекционирование кроссовок обязательно доберется и до Украины. В связи с этим хочу дать совет людям, которые, возможно, начнут коллекционировать спортивную обувь. Не складывайте кроссовки, не храните их просто так, носите их! Понимаю, что услышать такой совет от меня более чем странно, но когда я начинал покупать кроссовки, мне такого никто не сказал, и видите, что получилось!

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама
Богдан Данилишин