Отдых

выставка

Героям слава

Героям слава
Фото: Константин Мельницкий

В Национальном художественном музее Украины 17 декабря открывается масштабная выставка «Герои. Попытка инвентаризации», подготовленная в сотрудничестве с немецким куратором, директором берлинского Музея вещей Михаэлем Фэром

Идея выставки возникла в начале 2013 года, когда Фэра заинтересовали представленные в киевской экспозиции предметы искусства и многочисленные произведения, скрытые от зрителя в фондах. Он предложил поэкспериментировать с коллекцией, выстроив собственное видение украинского искусства сквозь призму темы труда. Работа началась, но последовавшие за этим политические события значительно подкорректировали изначальную концепцию, и в итоге на первый план вышла актуальная тема героев и героического.

Экспозиция, развернутая в девяти залах первого и частично второго этажей, представляет около 200 работ живописи, скульптуры и графики из коллекции музея. Она построена по тематическому принципу — отбросив привычный музейный хронологический подход, кураторская группа разработала несколько повествовательных линий, которые организовывают в проблемные узлы разные работы, созданные с XVI по конец XX века.

Выставка начинается со своеобразного эпиграфа — полотна Виктора Рыжиха «Реликвии Бреста» (1968), на котором изображены молодые солдаты, рассматривающие фотографии героев-защитников Брестской крепости 1941 года. Эта работа задает тон всей экспозиции, раскрывая смысл этой грандиозной музейной «инвентаризации»: мы пытаемся всмотреться в сюжеты и лица героев минувших эпох, чтобы расставить все по своим местам, определить, что и почему было важным еще недавно, но неумолимо утрачивает сегодня свою актуальность, кто выдвигает тех или иных героев и при каких обстоятельствах. Интересно, что последний зал экспозиции оставлен пустым — это место для дискуссий о современном герое, а также об уроках, которые мы можем извлечь из прошлого.

Открывающая выставку тема трудового подвига сменяется своеобразной «аллеей» скульптурных изображений героев соцтруда и многочисленных, намеренно выставленных кучей, картин о Ленине. Здесь наиболее знаковыми работами стали авторское повторение знаменитой работы Татьяны Яблонской «Хлеб» (1949), глянцевые «Стахановцы завода имени Андре Марти в Одессе» (1935-1936) Александра Шовкуненко, лениниана Михаила Божия («Двадцатый век», 1964‑1967). Далее путь пролегает через зал октябрьской революции и войны 1941‑1945 годов, с колоссальными полотнами, составлявшими в советское время основу музейной экспозиции, — такими, например, как «Собирались отряды юных бойцов» (1970) Виктора Шаталина или «За землю!» (1967) Вилена Чеканюка. Казацкая тема — одна из немногих, никогда не терявшая актуальности и героического пафоса: лихие запорожцы преодолевают морские просторы на «чайках» («Вольница» Александра Лопухова, 1978‑1979), защищают родную землю («Казаки в степи», Сергея Васильковского, ок. 1890), гордо глядят с портретов XVII‑XVIII веков. Замыкают экспозицию два полотна конца XX века, вступающие между собой в напряженный диалог: гиперреалистический портрет настоящего героя, ликвидатора аварии на ЧАЭС Анатолия Фирфарова (автор Дмитрий Нагурный, 1986) и иронически обыгрывающая отказ от героизма картина «Папа, шлем давит» (1990) Александра Гнилицкого.

Предложенная музеем «инвентаризация героев», сталкивающая столь разные вещи, эпохи и иллюзии, обнажает в привычных образах неожиданные черты. Например, собранные в одном месте изображения Богдана Хмельницкого показывают, как постепенно происходит идеализация внешнего облика гетмана, — от пожилого уставшего человека на прижизненном портрете Вильгельма Гондиуса до по‑королевски величественного образа на картине Николая Ивасюка («Въезд Богдана Хмельницкого в Киев», 1912) и совершенно придуманного Михаилом Дерегусом блестящего молодого человека с булавой (1947). Или Владимир Ленин, например, предстает везде, независимо от обстоятельств, одного возраста и неизменно в костюме-тройке, — даже в сцене нелегального возвращения в Россию в кабине машиниста паровоза (Александр Лопухов «В Петроград», 1953). Образ же Тараса Шевченко раскрывается в цикле произведений, которые выстраиваются в своеобразное «житие святого» — от униженного крепостного мальчика («Тарас Шевченко — пастух» Ивана Ижакевича, 1935) до мученика («Тарас в пустыне» Михаила Поплавского, 1988‑1989), пророка («Тарас Шевченко» Александра Архипенко, 1935) и морального авторитета («Думы мои, думы» Михаила Божия, 1959‑1960).

Киев, Национальный художественный музей Украины

17 декабря — 29 марта

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама