Мнения

еврозона

Юбилей евро – итоги, проблемы, перспективы

Юбилей евро – итоги, проблемы, перспективы

В первый день 2019 единая европейская валюта отпраздновала двадцатилетний юбилей. Впрочем, у евро есть еще несколько дней рождения — например, 1 января 2002, когда он появился в наличном обращении. Не менее оснований считать днем рождения европейской валюты и 13 марта 1979 года, когда ее прообраз появился под именем «экю» (происходит от European Currency Unit — «европейская валютная единица»).

1 января 1999 экю был заменен на евро из расчета 1:1. В валютный союз вошли Австрия, Бельгия, Германия, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия и Франция. Через два года в еврозону вошла Греция. В 2007 году перешла на евро Словения, в 2008 году — Кипр и Мальта, в 2009 году — Словакия. В 2011 году в зону евро вошла Эстония. В 2014 году за ней последовала Латвия, в 2015 году — Литва. Таким образом, в еврозону входят 19 государств.

Чтобы войти в зону евро, страна должна соответствовать пяти условиям:

  • инфляция не может превышать усредненный уровень трех стран ЕС с лучшими показателями более чем на 1,5 процентных пункта;
  • средний уровень процентных ставок по долгосрочным кредитам не может превышать средний показатель тех же трех стран более чем на 2 процентных пункта;
  • бюджетный дефицит не должен превышать 3% от ВВП;
  • общий госдолг не должен превышать 60% от ВВП;
  • страна должна два года быть членом Европейского механизма регулирования валютных курсов (ERM II).

За счет отказа от денежно-кредитного суверенитета страны, вошедшие в еврозону, рассчитывали снизить стоимость заимствований и обеспечить большую свободу для торговли, капитала и рабочей силы. Номинальное сближения инфляции и процентных ставок сразу после введения евро действительно наблюдалось. Однако, страны с более высокой инфляцией постепенно теряли конкурентоспособность и возможности для роста экономики. Притоки капитала в менее развитые страны еврозоны усиливали циклические колебания, повышая системные риски и закрепляя разрыв в производительности труда. Правительства стран еврозоны оказались неспособными ввести надлежащий уровень бюджетной дисциплины и провести структурные реформы, что привело к макроэкономическим дисбалансам.

Трудно объяснить, чем руководствовались идеологи создания валютного союза, благословляя вступление в него стран со столь разными по состоянию госфинансами: Германия с дефицитом госбюджета и колоссальным профицитом торгового и платежного балансов, Ирландия и Испания с профицитом бюджета (да, на момент вступления в зону евро было именно так) и дефицитом баланса внешнеторговых операций, Греция, в которой госбюджет, торговый и платежный балансы были хронически дефицитными.

В результате реального сближения даже между «старыми» членами валютного союза так и не произошло. Если в Германии размер ВВП уже значительно превысил докризисный уровень, то в Италии он вернется к прежним значениям не раньше середины 2020-х годов.

Предполагалось, что еврозона станет усовершенствованной версией золотого стандарта — страны с дефицитом в случае необходимости смогут получать финансирование извне. Но, если источник финансирования иссякнет, экономическая активность в странах, которые рассчитывали на внешнее финансирование, начнет сокращаться. Безработица вырастет, уровень заработных плат упадет, что приведет к «внутренней девальвации» — это мы и видели на примере Греции, Ирландии, Испании, Италии, Португалии после кризиса 2008 года. В долгосрочной перспективе это сможет привести к балансу между внешними платежами и фискальными счетами. Но только после многих лет мучений и лишений.

Экономический обозреватель The Financial Times Мартин Вульф в 2014 году высказался довольно метко — «Жители еврозоны проявили поразительное терпение перед лицом высокой безработицы и сильного экономического спада. Но терпение не может быть безграничным. Если чиновники будут и дальше защищать существующую политику, результатом, вероятно, станет популистская реакция». Вульф как в воду глядел — за последние 5 лет партии с популистскими предпочтениями пришли к власти в Греции, Италии, Польше, усилились популистские наклонности властей Венгрии.

Примечательно, что в свое время Великобритания и Дания оставили за собой право неприсоединения к будущему валютного союза. Швеция, присоединившись к ЕС в 1995 году, не была столь предусмотрительной, как Дания и Великобритания, чтобы сразу договориться о праве оставить собственную валюту. Теперь, согласно договору, она обязана ввести в обращение евро на своей территории. Швеция легко выполняет четыре первых условия для вступления в зону евро, однако от участия в ERM II уклоняется. В стране принят закон, согласно которому Швеция поменяет крону на европейскую валюту только после того, как этот вопрос будет одобрен на референдуме. Власти Польши четыре раза переносили дату вступления в зону евро, и эта дата так и не установлена. Согласно соцопросам, 64% поляков считают, что после введения евро их финансовое положение ухудшится, и лишь 11% надеются на позитивные изменения. Несколько лет назад лидер правящей в Польше партии «Закон и справедливость» Лех Качиньский сказал — «Мы вступим в зону евро лет через 40 ...».

Не только Польша, но и Чехия с Венгрией так и не определились с датой вступления в зону евро.

Почему некоторые страны не спешат присоединяться к евро? Дело в том, что введение евро предусматривает отказ от монетарного суверенитета. Члены еврозоны передают контроль над ключевыми ставками во Франкфурт, где находится штаб-квартира ЕЦБ, и отказываются от девальвации валюты — мероприятия, без которого в кризисные времена бывает очень сложно обойтись. В тяжелые времена подобные минусы могут перевешивать преимущества отсутствия обменных сделок и привлекательности для инвестора инструментов, номинированных в евро.

Скорее всего, первые 20 лет единой европейской валюты прошли не совсем так, как хотелось ее идеологам. Тем не менее, евро признан неотъемлемым элементом европейской интеграции. Согласно последнему опросу Евробарометра, поддержка евро находится на очень высоком уровне — 74%, в то время как против него выступает менее 20% населения стран еврозоны. Даже Италия, одна из самых скептически настроенных к евроинтеграции стран (итальянское популистское правительство без стеснения планирует нарушение правил еврозоны), демонстрирует подавляющее большинство в поддержке евро — 68% против 18%.

Системообразующий недостаток еврозоны заключается в том, что министерства финансов стран еврозоны имеют право налогообложения в евро, эмитируемого независимым ЕЦБ, но при этом общего Минфина в еврозоне нет. Таким образом, отсутствует возможность проведения согласованной фискальной политики. Как решить эту проблему? Выбрано нетривиальное решение.

В июне прошлого года А.Меркель и Э.Макрон выступили с предложением сформировать единый бюджет еврозоны параллельно с существующим бюджетом ЕС (правда, как будет наполняться этот бюджет, пока не решено). По словам Меркель, он должен способствовать росту инвестиций и привести к постепенному сглаживанию разницы в развитии экономик стран, в которых действует единая европейская валюта. Макрон заявил, что это будет «настоящий бюджет с ежегодными статьями доходов и расходов». Перед этим МВФ открыл экспертную дискуссию о необходимости создания в зоне евро «центрального налогового стабилизационного механизма» — стабфонда еврозоны. На его формирование, по расчетам МВФ, потребуется выделять 0,35% ВВП стран зоны евро в год. Разработана и «дорожная карта» Еврокомиссии по углублению экономической и валютной интеграции союза: она предусматривает создание Европейского валютного фонда и введение должности общеевропейского министра экономики и финансов, усиление бюджетной дисциплины и поддержку стран в проведении структурных реформ.

Наверное, с учетом намерений реализовать эти планы министр финансов Германии О. Шольц заявил в интервью газете Rheinische Post, что сейчас европейская валюта достигает успеха. Он подтвердил, что министры финансов стран-членов еврозоны будут делать все возможное, чтобы сохранить евро. Однако, еще одна фраза из того же интервью Шольца не вселяет оптимизм относительно единой европейской валюты — «Теперь, в хорошие для нас времена необходимо убедиться, что зона евро готова к худшим временам».

Будем надеяться, что худшие времена, если они все же должны наступить, единая европейская валюта переживет достойно. Но, как бы там ни было, полагаю, что двадцатый член европейского монетарного союза в ближайшие годы не появится ...

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама