Мнения

реформы

Энергоэффективность как цель внутренней политики

Энергоэффективность как цель внутренней политики

В прошлом году события на мировом рынке нефти характеризовались определенным драматизмом — постепенный, но уверенный рост до 81-82 долл. за баррель сменился резким падением до уровня 60 долл. за баррель.

Рынок нефти

Если взять за точку отсчета октябрь 2014 года (момент ускорения обвала цен на нефть) и сравнить с началом октября 2018 (когда многие эксперты считали, что на рынке не хватает нефти и поэтому цены поднялись выше 80 долл. за баррель), то суммарно по странам-членам ОПЕК был прирост добычи на 1,6 млн. баррелей в день. Нарастили объемы добычи и крупнейшие нефтедобывающие государства, не входящие в картель — США на 2,3 млн. баррелей в день, Россия — на 0,8 млн. баррелей, Канада — на 0,6 млн. баррелей. Суммарно получается прирост объема добычи на 5,3 млн. баррелей в сутки. При этом спрос за эти четыре года (октябрь 2014 — октябрь 2018) рос в среднем на 1,25 млн. баррелей в сутки, то есть увеличился на 5 млн. баррелей в сутки. Прирост добычи опережает прирост потребления.

Замедление темпов роста мировой экономики, о чем неоднократно предупреждали МВФ и ВБ, не будет способствовать росту спроса на нефть и другие энергоносители. При этом США, как крупнейший мировой нефтедобытчик, продолжит увеличивать объемы — согласно прогнозу Управления энергетической информации США, объем добычи в 2019 году увеличится на 1,14 млн. баррелей в сутки — до 12,07 млн. юаррелей в сутки, а в 2020 году вырастет еще на 0,8 млн. баррелей в сутки — до 12,86 млн. баррелей в сутки.

Относительно ОПЕК замечу, что уже мало кто верит в способность картеля к реальным действиям. Неоднократно все ограничивалось декларациями о снижении добычи, но солидарности и совместных действий не было. К тому же Саудовская Аравия, крупнейший добытчик нефти из стран-членов ОПЕК, декларирует желание нарастить производство нефти. Аналогичные заявления можно услышать и из России.

Таким образом, судя по всему, цена нефти вошла в узкий коридор колебаний вокруг отметки 60 долл. за баррель и вряд ли есть основания ожидать ее роста. Если цены на нефть не будут расти, а если это так, то не будут увеличиваться и цены на газ, это в тактическом плане положительно отразится на экономике Украины, имеющей высокую энергоемкость. Но в стратегическом плане могут быть и проблемы — низкие цены на энергоресурсы могут в очередной раз дестимулировать снижение энерго- и материалоемкости украинской промышленности. Опасения мои отнюдь не беспочвенны.

Индекс энергоэффективности

Среди докладов, которые ежегодно публикуются Всемирным Экономическим Форумом (ВЭФ), есть и «Доклад об индексе эффективности глобальной энергетической системы» (Global Energy Architecture Performance Index Report). Этот индекс, именуемый EAPI (Energy Architecture Performance Index), разработан экспертами ВЭФ и базируется на 18 показателях, которые группируются по трем «вершинами» так называемого «энергетического треугольника»: экономический рост и развитие, экологическая устойчивость, доступ к энергии и безопасность. Иными словами, на основании постоянного мониторинга специальных показателей ВЭФ дает свою оценку эффективности энергосистемы того или иного государства.

Какие здесь достижения Украины? Рассмотрим данные с последних 5-ти докладов:

2013: 72-е место из 105-ти стран, EAPI = 0,49
2014: 77-е место из 124-х стран, EAPI = 0,46
2015: 73-е место из 125-ти стран, EAPI = 0,56
2016: 72-е место из 126-ти стран, EAPI = 0,58
2017: 73-е место из 127-ми стран, EAPI = 0,58

Не считая (по понятным причинам) результаты 2014 года, можно было бы быть довольным этим. Как говорится: «Стабильность — признак мастерства!». Если бы не целый ряд «но».

Во-первых, в 2017 году показатель «экономический рост и развитие» в Украине составил 0,3 (для сравнения: в 2016 году — 0,31, в 2015-м — 0,33). Мы оказались в одной компании с Венесуэлой, Эритреей и Оманом, опередив лишь Туркменистан, Иран, Киргизию и Бахрейн.

Во-вторых, по соотношению расходов на импорт энергоносителей и ВВП Украины заняла 122 место среди 127 стран, по расходам энергии на единицу ВВП — 119 место. Наконец, в-третьих, первые 7 мест в рейтинге EAPI заняли европейские государства, а в ТОП-20 их оказалось 16. Вполне обычное дело для данного рейтинга (15-16 стран Европы в двадцатке), учитывая то пристальное внимание, которое уделяется в ЕС проблемы энергоэффективности национальных экономик.

Реалии Украины

В нашей стране энергоэффективность и энергосбережения вроде тоже не были «на обочине». 1 июля 1994 года был принят Закон Украины «Об энергосбережении», в мае 1996 года Верховная Рада утвердила «Национальную энергетическую программу Украины до 2010 года», через 10 лет Кабинет Министров одобрил «Энергетическую стратегию Украины на период до 2030 года» и другие. Всего же в сферах энергоэффективности и энергосбережения принято более 250 законодательных актов разного уровня (включая государственные, отраслевые и ведомственные программы), на основании которых регулярно формируются законодательные акты регионального и муниципального уровней.

К каким результатам мы пришли? На начало 2014 энергоэффективность украинской экономики не превышала 60% от среднего уровня по странам-членам ЕС, но скорректированная на структуру экономики энергоемкость в Украине была в 1,7 раза выше. Например, по итогам 2013 ВВП Германии превышал ВВП Украины почти в 25 раз, при этом затраты первичных энергоресурсов были всего лишь в 3,2 раза больше. Общее энергопотребление Польши составляло 96% от украинского, тогда как ВВП был в 3,6 раза больше. После двух десятков лет напряженной борьбы за повышение энергоэффективности и принятия нескольких сотен соответствующих нормативно-правовых документов (нужных и правильных по своей сути, но которые так и остались «на бумаге») экономика нашей страны находится среди мировых лидеров по энергозатратности. Объем же успешно реализованных энергоэффективных проектов настолько мал, что он не соотносится с масштабами нерационального потребления энергоресурсов и не влияет на качественные показатели отечественной экономики в целом. Так это была реальная борьба за энергоэффективность или имитация бурной деятельности?

Осенью прошлого года Министерство экономического развития и торговли оценило потери Украины из-за низкой энергоэффективности — почти 1,5 млрд. долл. ежегодно. То есть примерно один транш кредита МВФ.

В период до 2014 года основными потребителями первичных энергоресурсов в Украине были промышленность (примерно 35-40%) и жилищно-коммунальный комплекс (примерно 30-33%). Наиболее энергозатратной отраслью была металлургия (на нее приходилось более половины всех энергоресурсов промышленного сектора), далее следуют химическая промышленность, машиностроение, добыча полезных ископаемых. Высокие показатели энергоемкости в этих областях обусловлены следующими факторами: использование старых технологий и оборудования, срок службы которого часто измеряется десятками лет, нежелание владельцев предприятий вкладывать значительное количество денег в модернизацию и техническое перевооружение; нерациональное использование потребляемых энергоресурсов на самих предприятиях.

Шаги к энергоэффективности

Бесспорно, нельзя сказать, что для снижения энергоемкости экономики Украины совсем ничего не делалось. Например, в металлургии начали отказываться от потребления природного газа в доменных печах и внедрять установки вдувания пылеугольного топлива, переходить от устаревшего способа выплавки стали в мартеновских печах в пользу конверторного производства с одновременным использованием машин непрерывного литья заготовок, заменять энергоемкие кислородные блоки на воздушно-разделительные установки нового поколения, позволяющие сокращать потребление электроэнергии. Постепенная модернизация шла и в других энергозатратных отраслях, однако ее темпы были недостаточными. Так, энергоэффективность отечественной химической промышленности составляет 51% от среднеевропейских показателей, энергоэффективность машиностроения и того хуже — 22%. А жилищно-коммунальный сектор по-прежнему остается «черной дырой» в использовании первичных энергоресурсов: в целом потери в системах централизованного теплоснабжения достигают 60%. Стоит ли удивляться, что объеме энергии, которая используется в Украине для производства единицы товаров и услуг (то есть на единицу ВВП), превышает среднемировое значение вдвое, среднее значение для ЕС — в 3,8 раза.

Всерьез заниматься проблемой энергоэффективности начали в мире после арабо-израильской войны Судного дня 1973 года, после которой начался нефтяной кризис, который стал первым энергетическим кризисом и до сих пор считается самым масштабным. Это принесло свои ощутимые результаты. Так, в 1973-2011 годах за счет повышения энергоэффективности было обеспечено более половины прироста потребности человечеством энергии. За указанный период мировой ВВП вырос в 3,3 раза, тогда как потребление первичной энергии — в 2,1 раза. Если бы энергоемкость мирового ВВП оставалась на уровне 1973 года, прирост потребления энергии составил бы 14,1 млрд. т. нефтяного эквивалента, фактически же он составил 7 млрд. т. нефтяного эквивалента. Таким образом, повышение эффективности использования энергии обеспечило половину прироста, став главным средством выхода мировой экономки за «пределы роста» после 1973 года.

Столь впечатляющий результат привел к тому, что в стратегии построения «Энергетического союза» в Европе, одобренной на саммите ЕС в марте 2015 года, энергоэффективность рассматривается как еще один источник энергии наряду с другими, а вопрос об увеличении производства энергии является равноправным с вопросом повышением темпов энергоэффективности.

Шанс для Украины

Сейчас у Украины появился шанс по-настоящему заняться повышением энергоэффективности экономики — благодаря сравнительно низким ценам на энергоресурсы. Обычно это расслабляло, мол, зачем экономить, если энергоресурсы недорогие? Вот только за периодом дешевых энергоресурсов всегда приходила очередь дорогих. И тогда экономика Украины по полной программе чувствовала все «прелести» дорогих нефти и газа...

Нынешние умеренные цены на энергоресурсы в определенной степени высвобождают часть денег, которые можно и нужно направить на снижение энерго- и материалоемкости нашей экономики. Промедление с эффективным решением этой проблемы приведет к торможению экономического роста, снижению конкурентоспособности промышленности и инвестпривлекательности Украины, повышению уровня загрязнения окружающей среды, а также создаст дополнительные угрозы энергобезопасности страны.

Комментарии (1)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
наука суспільству 15 февраля 2019, 19:37

....энергоэффективность рассматривается как еще один источник энергии.....
PS.
1. Уменьшение потребления количества энергии, загрязняющей атмосферу, за год не является источником энергии.
2. Уменьшение потребления количества энергии экономикой - сдерживает её развитие.
Расскажите НАРОДУ, лучше, про историю и технологию управления курсом гривны в Украине.

0
реклама
реклама
Павел Вернивский
Украина строит аграрную экономику и тот рост, что мы сейчас наблюдаем, это все, на что эта экономика способна. Предпосылок для ускорения этого роста нет и, к сожалению, не предвидится. Страна проедает большую часть капитала, чем фактически убивает все перспективы будущего развития. Ещё хуже, что страна с каждым годом увеличивает свою зависимость от внешних займов, которые так же уходят на проедание. Ещё проблема нашего государства в том, что ему нужно выплачивать с каждым годом все больше и больше средств, которые могли быть потрачены на развитие. Помимо этого, сама аграрная экономика более нестабильна, чем промышленная, так как цены на продукцию постоянно меняются, что делает невозможным прогнозирование любых доходов, при этом расходы на обслуживание внешних кредитов являются более постоянными. Вот по этой причине я довольно пессимистично отношусь к результатам реформ.