Политика

соседи

Как Россия выиграла Молдову у Запада

1 8563
Как Россия выиграла Молдову у Запада

Молдова недолго оставалась уникальной площадкой сотрудничества России и Запада. Правившая страной коалиция пророссийской Партии социалистов и прозападного блока ACUM (создан правыми партиями «Действие и солидарность» и «Платформа “Достоинство и правда”») 12 ноября развалилась.

Правительство во главе с лидером «Действия и солидарности» Майей Санду отправлено в отставку по инициативе ее теперь уже бывших союзников-социалистов и их фактического лидера президента Игоря Додона. Но конфликт начали не социалисты. Разлад произошел из-за назначения генпрокурора страны. Эта должность всегда была беспрецедентно важной, поскольку контроль над прокуратурой позволял влиять и на политические процессы – в том числе через возбуждение уголовных дел против неудобных оппонентов.

Пост генпрокурора в Молдове стал вакантным после того, как в июне в стране сменилась власть. Новая правящая коалиция казалась редким примером взаимопонимания России и Запада на постсоветском пространстве. Но сотрудничество продлилось недолго – Молдову, похоже, ждет новый раунд геополитического противостояния, и Россия начинает его с более выгодных позиций.

Вынужденный союз

В начале лета Молдова оказалась в центре внимания мировых столиц – Москвы, Брюсселя и Вашингтона. В стране на глазах сыпался режим олигарха Владимира Плахотнюка. В статусе лидера Демпартии он правил страной с 2015 года. Плахотнюк не занимал государственных должностей, но выстроил такую систему личной власти, при которой все вопросы решались только с его участием.

Важную роль в этом играли присягнувшие ему на верность силовики: главы МВД, Национального центра по борьбе с коррупцией и, конечно, Генпрокуратуры. Залогом верности была коррупция – лояльность чиновников, судей и силовиков обеспечивалась регулярными гонорарами. Их выплачивали в конвертах в офисе Демпартии. Толщина конверта зависела от занимаемой должности.

Олигарх называл себя прозападным, много говорил о евроинтеграции, часто летал в Вашингтон и критиковал Москву, мечтающую, по его словам, распространить свое имперское влияние на Молдову. Плахотнюк, сосредоточенный исключительно на контроле за финансовыми потоками и властными рычагами, пренебрегал такими мелочами, как права человека и реформы. Это раздражало Евросоюз, с которым Молдова в 2014 году подписала соглашение об ассоциации. В итоге страну даже на Западе называли «захваченным государством».

В феврале 2019 года в стране прошли парламентские выборы. Демократы получили 30 из 101 места в парламенте, но не обрели большинства, достаточного, чтобы в одиночку сформировать правительство. Тем не менее ничто не указывало на то, что они могут лишиться власти.

Начались переговоры о создании коалиции. Прозападная оппозиция ACUM (26 депутатов) отказалась договариваться с правящими демократами, которых жестко критиковали и называли «захватчиками». Социалисты (35 мест) начали было обсуждать создание альянса с Демпартией, но против этого резко высказалась Москва, давно поддерживавшая социалистов и лично Игоря Додона.

Плахотнюк изрядно утомил не только ЕС, но и Кремль. С его подачи в страну не пускали российских журналистов и чинили препятствия ротации миротворцев в Приднестровье – после того как в 2014 году начался конфликт в Украине, военные могли приезжать в непризнанную республику только через кишиневский аэропорт. В 2017 году молдавский олигарх дал распоряжение правительству объявить персоной нон грата курировавшего тогда отношения с Кишиневом вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина.

К началу июня надо было решать: или парламент назначает правительство, или проводятся внеочередные выборы. В этот момент в игру и вступил российский вице-премьер Дмитрий Козак, также являющийся спецпредставителем президента РФ по торгово-экономическому сотрудничеству с Молдовой. Он слетал в Кишинев и объяснил социалистам, что союз им лучше создать с прозападным ACUM.

Благословленный Москвой альянс, прозванный антиолигархическим, был создан 8 июня. Тогда же социалисты и правые поддержали новое правительство во главе с Майей Санду. Плахотнюк пытался сопротивляться. С помощью силовиков и спешно свезенных в Кишинев сторонников демократы заблокировали все госучреждения, чтобы не допустить к рабочим местам нового премьера и министров.

Но коалицию партий, радикально расходящихся в вопросе внешнеполитической ориентации страны, кроме Москвы поддержала еще и Европа, а затем и США. Олигарху пришлось бежать из страны, а в обороте политологов появилась формулировка «молдавский кейс». Этим термином описывали беспрецедентное сотрудничество в Молдове между Россией и Западом, конфликтующим по прочим вопросам – от Украины до Сирии.

Кресло раздора

Союзники по антиолигархическому альянсу почти полгода сохраняли мир. В этот период из молдавской внутренней политики, где всегда существовало четкое разделение на проевропейские и пророссийские силы, на время ушла геополитика. Социалисты и ACUM словно забыли, что в программах их партий прописаны прямо противоположные цели: в первом случае – вступление в Таможенный союз, а во втором – евроинтеграция.

Но с падением режима Плахотнюка миссия, для которой создавалась эта коалиция, была выполнена. Конфликт ACUM с социалистами был вопросом времени. И действительно, вынужденные союзники вскоре начали конкурировать друг с другом. Игорю Додону удалось провести своих людей в руководство Конституционного суда и Национального центра по борьбе с коррупцией.

Жесткий клинч случился на выборах мэра Кишинева. На них лоб в лоб сошлись лидер «Платформы “Достоинство и правда”» Андрей Нэстасе и главный идеолог Партии социалистов Ион Чебан. Нэстасе вел кампанию агрессивно. Он агитировал за «европейское будущее» столицы и всей страны и предупреждал, что, «если, не дай бог, хозяином Кишинева станет Додон (Ион Чебан – близкий соратник президента), потеряна будет вся Молдова». Но все же проиграл Чебану. Социалисты 3 ноября взяли столицу – впервые в истории независимой Молдовы градоначальником стал левый политик.

Для правых партий это стало серьезным поражением. С учетом того, что через год в стране должны пройти выборы президента, Кишинев – стратегически важный актив.

Но фатальным конфликтом, окончательно разрушившим правящую коалицию, стала борьба за пост генерального прокурора. Для Майи Санду, всегда выступавшей за реформу системы юстиции и очищение ее от коррупции, было принципиально важно, чтобы во главе Генпрокуратуры стоял реально независимый человек. Однако для Игоря Додона, которого уже обвиняли в том, что его партия получает финансирование из Москвы (существует запись скрытой камерой, на которой он это признает), в этом случае возникали риски: неподконтрольный ему прокурор вполне мог инициировать расследование против него.

Так или иначе, социалисты и ACUM согласились, что отбором кандидатов в генпрокуроры займется созданная Минюстом комиссия. Когда проведенный ею конкурс выявил четырех финалистов, назначенная Майей Санду министр юстиции Олеся Стамати аннулировала результаты, объявив, что к беспристрастности отсева есть серьезные вопросы.

В ACUM предложили в обход парламента радикально изменить процедуру, чтобы кандидатов в прокуроры выбирала премьер-министр. Схема предполагала, что правительство во главе с Санду возьмет на себя ответственность за соответствующие поправки в закон «О прокуратуре». Молдавское законодательство предусматривает такую возможность – ею не раз пользовались в прошлом при необходимости срочно принять какой-либо закон или изменить действующий.

Майя Санду заявила, что готова по этой схеме обеспечить назначение нового генпрокурора, но натолкнулась на ожидаемое сопротивление. Социалисты и Додон выступили жестко против изменения согласованных ранее правил.

К компромиссу стороны не пришли, и 12 ноября все кончилось отставкой премьера и правительства. Причем за нее вместе проголосовали социалисты и их недавние враги – демократы. Дело в том, что, хотя режим Плахотнюка пал, состав молдавского парламента остался прежним: Демпартия все еще контролирует там вторую по величине фракцию.

Победитель отвечает за все

Нынешний кризис будет недолгим. Игорь Додон уже пригласил все фракции на консультации по кандидатуре нового главы правительства. И демократы, и ACUM приглашение приняли. Но последние заявили, что премьером может быть только Майя Санду, а Додону лучше уйти в отставку.

Если демократы подыграют Додону, новый кабинет назначат в ближайшее время. Тогда пророссийские социалисты, уже контролирующие посты главы государства, спикера парламента и мэра Кишинева, получат еще и правительство. Оно и доведет до конца историю с генпрокурором.

От всех этих перестановок больше всего выигрывает президент Додон, получающий контроль над правительством. Он наконец обретет реальную власть, потому что в Молдове как парламентской республике официальные полномочия президента сильно ограничены, а ключевые решения принимает премьер. В выигрыше будет и Москва, поддерживающая Додона с 2014 года, когда началась его самостоятельная политическая карьера.

Получение полного контроля над страной человеком, на которого Россия поставила пять лет назад, открывает обширные перспективы. В Молдове есть несколько привлекательных активов, интересующих российских инвесторов. К ним, например, относятся аэропорт Кишинева и расположенный на Дунае порт Джурджулешты – единственный выход страны в Черное море.

Могут быть изменения и на приднестровском направлении. Игорь Додон выступает за урегулирование конфликта через предоставление непризнанной республике особого статуса в составе объединенной страны. Россия придерживается такой же позиции. Более того, курирующий сейчас молдавское направление Дмитрий Козак в 2003 году уже готовил план федерализации Молдовы. Такое урегулирование хорошо рифмуется с Донбассом, где началась деэскалация.

У Кремля есть основания отпраздновать геополитическую победу. Но завоеванный плацдарм еще нужно удержать. Пока неясно, насколько верными партнерами для социалистов будут обиженные ими летом демократы. Возникший между ними союз пока непрочен.

Но главное, что негласный пакт России и Запада о нейтралитете в отношении Молдовы перестал действовать из-за распада коалиции социалистов и ACUM. А значит, страну может ждать возобновление геополитического противостояния.

Майя Санду, чью отставку Еврокомиссия назвала «тревожным сигналом для реформ», а посольство США – досадной, ушла с поста премьера, но не из политики. Причем ушла, во-первых, добившись возобновления финансирования страны Евросоюзом, а во-вторых, в образе принципиального борца с коррупцией, которому не дали осуществить реформы. Это неплохая стартовая позиция для участия в президентских выборах, намеченных на 2020 год.

На предыдущих выборах президента три года назад Санду совсем немного (всего 67 тысяч голосов) уступила Додону. Тогда ей вместе противостояли и Владимир Плахотнюк, и лидер социалистов. Сейчас история отчасти повторяется: Додон уволил Санду в том числе с помощью партии беглого олигарха. Стереть это пятно на репутации можно будет только громкими успехами. Обеспечивать их придется Москве, которая теперь поменялась ролями с Евросоюзом, фактически содержавшим Молдову с 2009 года.

Источник

Завантаження...
Комментарии (1)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
михаил василенко 14 ноября 2019, 10:46

ЧТО ТО ЭТО НАПОМИНАЕТ -БЕНЯ ПЛАХОТНЮК ПУСТЫШКА ДУРАЧЕК ЗЕРО ДОДОН ЗАХВАЧЕННОЕ ГОСУДАРСТВО НА СЛОВАХ ОДНО НА ДЕЛЕ ДРУГОЕ---ВОЩЕМ С 23 ФЕВРАЛЯ ВАС С ТЕРМОСОМ И ШЛЮХУ В ПОСТЕЛЬ....ФЕНКС 73% ДОЛБОЕБАМ...

-1
реклама
реклама