Интересы

балет

Главный новатор в отечественном балете Денис Матвиенко объясняет, как правильно смотреть классику и какую пользу высокому искусству приносит шоу-бизнес

Главный новатор в отечественном балете Денис Матвиенко объясняет, как правильно смотреть классику и какую пользу высокому искусству приносит шоу-бизнес
Фото: Игорь Чурсин

До того как Денис Матвиенко стал художественным руководителем балетной труппы Национальной оперы Украины, отечественным балетом интересовались лишь самые ярые фанаты. Но в апреле 2012 г. он ввел в репертуар театра одноактный Radio and Juliet. Балет, поставленный в 2005 г. румынским хореографом Эдвардом Клюгом на музыку британской группы Radiohead, свободно обращается с пьесой Шекспира. Произведение стало первым в истории столичной оперы репертуарным спектаклем в стиле contemporary. Весь год, до ухода Матвиенко из Национальной оперы, Radio and Juliet шел на сцене, и все это время собирал аншлаги.

«Балет может приносить прибыль в Украине. Если рассматривать искусство как элитарный продукт, то в Украине, как и везде в мире, существует спрос на предметы роскоши. Настоящее искусство при правильном менеджменте и маркетинге может быть, если и не настолько популярным, как телевидение и шоу-бизнес, то не менее прибыльным», — говорит Алена Матвиенко, сестра Дениса и балетный продюсер. Совместно они основали «Фонд поддержки искусств Дениса Матвиенко», и теперь производство балетных блокбастеров — их семейное дело. Кроме Radio and Juliet, к таким можно отнести «Баядерку» — поставленный в Национальной опере в 2013 г. легендарной российской танцовщицей и хореографом Натальей Макаровой балет идет в театре два сезона, и интерес публики к нему не ослабевает.

На подходе — новый хит. На ок-тябрь запланирована киевская премьера балета The Great Gatsby по мотивам романа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. «Сейчас идет процесс создания музыки, эскизов костюмов и декораций», — рассказывает Матвиенко, который будет танцевать главного героя Джея Гэтсби. Летом начнется работа в театре — санкт-петербургском Мариинском, где украинский танцовщик является премьером. Музыку к балету пишет Константин Меладзе, а над либретто и хореографией работает американец Дуайт Роден — постановщик шоу Ленни Кравица, классических и современных балетов и спектаклей на Бродвее. «Совершенно точно, что это будет не однодневный проект», — уверен Матвиенко. «Капитал» узнал у артиста, зачем популяризировать классику и какие направления в моде в мировом балете.

— Требует ли балет специальной подготовки зрителя?
— Смотря что вы подразумеваете под правильным восприятием. Есть зрители подготовленные, опытные. Они видели множество балетов, исполнителей и стилей. Их восприятие существенно отличается от восприятия неофитов, так как оно более критично. Но… Балет в первую очередь — это красота. Здесь все красиво: музыка, декорации, костюмы, пластика тела. Поэтому если человек готов воспринимать прекрасное, то восторг от увиденного на сцене — и есть правильное восприятие. Главное — привести зрителя в театр. А это как раз и требует подготовки.

— Как не слишком подготовленному зрителю понять, хороший спектакль или нет?
— Единственный критерий — нравится или нет. Других быть не может. Или вы верите в эту историю и погружаетесь в нее с головой, или скучаете и видите погрешности. Есть множество великих танцовщиков, которые делали массу технических ошибок. Взять, к примеру, Михаила Барышникова. Любую его запись специалист может раскритиковать. Но его харизма не дает возможность зрителю замечать какие‑то оплошности. Ты влюбляешься в него и во все, что он делает. С другой стороны, артист может быть безупречным с технической точки зрения, но не обладать артистизмом, и выступление будет смотреться как набор движений. Никакой истории вы там не увидите.

— Классический балет так же, как опера и академическая музыка, — довольно сложный для восприятия вид искусства, поэтому круг его ценителей узок. Нужно ли его популяризировать?
— Классическая музыка помогает человеку развиваться. Дети обязательно должны слушать классику. Нужно прививать вкус и воспитывать способность воспринимать высокое искусство. Чем больше людей научатся слушать Вивальди и Моцарта, тем меньше на улицах будет «титушек». Все это звенья одной цепи. Развивая культуру, мы развиваем общество. Между этими вещами прямая связь. Ведь так же, как нельзя понять современные процессы в обществе без знания истории, невозможно и оценить настоящее современное искусство в любом его виде, не будучи знакомым с классическим наследием.

— Возможно ли сближение балета с шоу-бизнесом? Не дискредитирует ли это балет?
— На этот вопрос нельзя однозначно ответить. Когда‑то балеты Джорджа Баланчина и Вацлава Нижинского были новаторскими и не воспринимались зрителями, а сегодня это уже классика. Балет — очень живой вид искусства, который постоянно развивается. Даже те постановки, которые сегодня считаются классикой, сильно трансформировались. Поэтому дискредитировать балет непросто (смеется). Конечно, найдутся снобы, которые следят за чистотой, но у таких людей всегда будут претензии. Бессмысленно на них равняться.

Сейчас наиболее популярным направлением в балете, как и в в других видах искусства, является fusion — смешение стилей, которое лучше всего вписывается в современные реалии и отвечает духу времени. Сегодня я работаю над балетом The Great Gatsby. Это и есть пример максимального сближения балета и шоу-бизнеса, а также яркий образец fusion. Музыку к балету пишет Константин Меладзе, который у большинства людей ассоциируется с популярной музыкой и группой «ВИА Гра». Но Константин еще и композитор, тонко чувствующий стиль эпох, пишущий также и симфоническую музыку. В данном случае его близость с шоу-бизнесом только привлечет к балету большее количество зрителей.

— У актеров есть роли, к которым они стремятся, Это Гамлет и король Лир. Есть ли такие партии в балете?
— Все индивидуально. Век артиста балета настолько короткий, что очень сложно исполнить все, о чем мечтаешь. У драматических актеров все не так критично. Ты можешь начать карьеру в 30 и умереть на сцене в 90. Наш профессиональный век начинается намного раньше и он более короткий, поэтому интересны все партии. Скорее всего, мы стремимся станцевать в спектаклях как можно большего количества хореографов.

— На какой из сцен, где вы танцевали, чувствовали себя комфортнее всего?
— Сцены бывают очень разными по комфорту, это если говорить о сцене как непосредственно о месте. Тяжелее всего выступать на сценах больших концертных залов, так как они не предназначены для балета. Как правило, они огромные по площади, а энергия в большом зрительном зале слишком рассеивается. Поэтому комфортно выступать на небольших сценах театров. Чем выше уровень театра, тем легче там работать. Но главное все‑таки — это артисты, которые с тобой в этот момент на сцене, и зритель.

Досье

Денис Матвиенко родился в балетной семье — танцовщиками и хореографами были не только родители, но и бабушка с дедушкой. Сам Матвиенко посвятил сцене последние 25 лет. В 1997 году закончил Киевское государственное хореографическое училище. В 17 лет дебютировал на сцене Национальной оперы Украины в балете «Спящая красавица». Был приглашенным солистом в токийском New National Theatrе, миланском Teatro alla Scala и парижском Grand Opera, а также первым с дореволюционных времен приглашенным премьером в московском Большом театре. С марта 2009 года — премьер в санкт-петербургском Мариинском театре. В ноябре 2011 года стал художественным руководителем балетной труппы Национальной оперы Украины и тогда же основал «Фонд поддержки искусств Дениса Матвиенко». В марте 2013-м со скандалом ушел из Национальной оперы и вернулся в Мариинский театр. Единственный в мире обладатель гран-при четырех главных международных конкурсов для артистов балета, в том числе — Конкурса им. Рудольфа Нуриева в Будапеште (победил в 1998 году) и Конкурса современной и классической хореографии в Нагое (получил золотую медаль и Приз Вацлава Нижинского в 1999 году).

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама