Финансы

кадры

Почему Александр Писарук уходит из Нацбанка

15420
Почему Александр Писарук уходит из Нацбанка
Фото: dengi.ua

Первый замглавы НБУ Александр Писарук с нового года покидает ведомство на Институтской. Как сообщают источники в Нацбанке, желание Писарука уйти с занимаемой должности связано с уголовным делом по хищению почти 500 млн грн через счета Украинского профессионального банка при содействии банка НБУ «Расчетный центр». Это дело сейчас расследуется Главным следственным управлением МВД Киева (номер в ЕРДР 12015100000000490 от 27.05.2015).

Соответствующее заявление в милицию подал глава правления одного из пострадавших финучреждений. Как удалось выяснить, банк в общей сложности потерял на операциях с «Расчетным центром» и Украинским профессиональным банком около 100 млн грн. Согласно копии постановления о возбуждении уголовного дела, милиция подозревает, что хищение межбанковских кредитов должностные лица провели в сговоре с менеджерами «Расчетного центра», а покрытие убытков РЦ банки осуществили под давлением НБУ. В общей сложности при банкротстве УПБ пострадали еще около 12 банков, а общая сумма их потерь составила почти 0,8 млрд грн.

Чтобы понять, как такое могло случиться, нужно сначала разобраться в специфике работы «Расчетного центра». Нацбанк стал акционером РЦ еще в 2008 году. Тогда это учреждение называлось Всеукраинский депозитарий ценных бумаг (ВДЦБ). В 2013 году «Расчетный центр» получил банковскую лицензию и стал не только обеспечивать расчеты по ценным бумагам по схеме «поставка против платежа», но и получил возможность кредитовать банки.

Нормативами работы «Расчетного центра» было позволено выдавать кредиты (т.н. кредитное плечо для торговли ЦБ) в пределах 50 млн гривен на каждый из банков, обслуживающийся в РЦ, при условии, что деньги оставались на счетах в расчетном банке НБУ. При этом согласно постановлению НБУ № 368 «Про порядок деятельности банков», остатки средств на корсчетах комбанков в «Расчетном центре» учитываются в размере его обязательных резервов — на чем и был построен колоссальный бизнес менеджеров «Расчетного центра».

Фактически, структура превратилась в «теневого» кредитора банковских учреждений, и патронировалась из Национального банка. Благодаря внутреннему кредитованию в РЦ, небольшие банки, на которые не были открыты лимиты у других комбанков, привлекали ресурсы для выполнения обязательных нормативов в РЦ.

Схема работала предельно просто. При необходимости любой из банков, «работавших» с руководством «Расчетного центра», мог обратиться к его дилерам и попросить необходимую сумму в кредит. Далее дилер РЦ выдавал этому банку 50 млн грн напрямую в рамках лимита, и на основании своих текущих лимитов на другие банки формировал т.н. «группу поддержки» — то есть, выдавал деньги другим банкам с условием, что они перекинут их внутри системы РЦ нуждающемуся. Одновременно подписывались документы на возврат средств по цепочке — утром нуждающийся банк погашал долг банкам-контрагентам, а те возвращали деньги «Расчетному центру». При этом руководство «Расчетного центра» устно гарантировало всем банкам-участникам операции, что деньги за пределы системы РЦ не выходят.

Оплата услуг «сверх лимитов» проходила на основании договоренностей, в зависимости от ставки межбанковских кредитов на день проведения операции. И ее смысл для банков был предельно прост — получить любые объемы межбанковских кредитов в системе РЦ мог даже банк, на который были закрыты все лимиты у других комбанков на межбанковском рынке.

Что интересно, на момент выдачи кредита «Украинскому профессиональному банку», УПБ был одним из трех финучреждений (кроме Ощадбанка и Укрэксимбанка), где был корсчет «Расчетного центра». На этот корсчет «Расчетный центр» изначально разместил около 200 млн грн собственных средств (о чем не мог не знать Нацбанк, т.к. в УПБ работал куратор НБУ и действовал запрет на операции по гривневым корсчетам с другими банками).

Возможно, в какой-то момент руководство Нацбанка и «Расчетного центра» осознало, что вернуть деньги РЦ из УПБ не удастся. Поэтому во избежание убытков государственной структуры средства «Расчетного центра» в УПБ было решено заместить кредитными средствами коммерческих банков, хотя изначально было понятно, что этот кредит не будет возвращен.

С утра 27 марта 2015 года по системе «Укрдилинг» ряду банков от дилера «Расчетного центра» пришло очередное уведомление: «УПБ 50 миллионов». Это значило, что РЦ ищет группу поддержки для УПБ, которому собирает определенную сумму. Как оказалось позднее, такие сообщения получили 12 комбанков, а общая сумма, которую РЦ собирал для «Украинского профессионального банка», составляла 480 млн грн — почти 10% от всех активов банка.

Собрать пул желающих помочь удалось легко — среди них оказались Акордбанк, Авант-банк, «Центр», «ДиВи», Интеграл-банк, КСГ Банк, «Национальные инвестиции», «Михайловский». Ставка овернайт на тот момент составляла около 30% годовых. Еще около 5-7% банкам-участникам цепочки официально доплачивал УПБ. Более того, ряд банков под гарантии «Расчетного центра» добавили УПБ денег напрямую, через межбанк. Среди пострадавших числятся также Укргазбанк и Фидобанк — они «попали» с УПБ напрямую (своп и прямой межбанк).

В тот же день собранные у банков деньги ушли с корсчета УПБ в «Расчетном центре». «Они полностью обнулили корсчет в РЦ и сделали платеж на свой корсчет в НБУ», — говорит один из пострадавших в результате кражи денег банкиров.

«Могу предположить, что учитывая жесткий контроль в системе РЦ, такое обнуление могло произойти только по предварительному сговору менеджеров УПБ и банка НБУ „Расчетный центр“, которые позволили УПБ перевести деньги с корсчета в РЦ на корсчет НБУ — несмотря на то, что уже стояли т.н свифты на списание этого межбанка», — пояснил источник. Банкиры полагают, что счет перевода средств УПБ с корсчета в РЦ на корсчет в НБУ частично произошло погашение задолженности банка перед «Расчетным центром», а оставшиеся деньги — около 280 млн грн — были выведены.

Одновременно происходит и другое событие — 28 марта от работы по решению главы НБУ Валерии Гонтаревой отстраняют руководителя банка «Расчетный центр» Дмитрия Чугаевского. Основание — информация об операциях по несанкционированному кредитованию банков внутри системы РЦ. «Дмитрий [Чугаевский], видимо, просто не делился с Нацбанком, и его „слили“. Кстати, докладную записку на имя Гонтаревой по схемам Чугаевского написал его первый заместитель Юрий Шаповал (его супруга работает в департаменте банковского надзора НБУ). Чугаевский не допускал Шаповала в схемы овернайт-кредитования, и он таким образом попытался сесть на его место», — говорит один из банкиров, хорошо знакомый с ситуацией в РЦ.

Он отмечает, что после увольнения Чугаевского от банкиров, сформировавших по предложению РЦ «группу поддержки» для кредитования УПБ, в ультимативной форме потребовали вернуть деньги «Расчетному центру»: «Председателя правления каждого из банков, который поучаствовал в схеме, вызывали в Нацбанк в кабинет к Писаруку, где он прямо говорил — если не вернете деньги „Расчетному центру“, то мы вас закроем. На этих встречах присутствовал и Юрий Шаповал».

По словам собеседника, на все возражения о том, что просьба прокредитовать УПБ исходила от должностных лиц РЦ (которые, по сути, представляют Нацбанк), и должно быть проведено расследование, которое позволит выяснить, как УПБ удалось вывести почти 0,5 млрд с корсчета в «Расчетном центре» и куда пошли эти деньги, — ответ был один: верните средства РЦ, а потом разберемся.

Что интересно, после кражи средств со счетов УПБ у комбанков началась просрочка перед «Расчетным центром». «И зная всю ситуацию, они не побрезговали насчитать штрафные санкции в размере двойной учетной ставки — то есть до погашения своих долгов РЦ мы платили по 90% годовых», — говорит один из пострадавших банкиров.

Банки деньги «Расчетному центру» перечислили. А дальше начались еще более интересные события. «На встрече в Нацбанке, где от банков требовали погасить долг „Расчетному центру“, а уже потом заниматься взысканием долгов с УПБ, Писарук уверял нас всех, что собственник банка Анатолий Юркевич готов погасить перед каждым из нас сформированный долг. Мол, идите к нему на переговоры и договаривайтесь о возмещении, Нацбанк вам окажет поддержку, — говорит один из пострадавших. — Где-то через полтора месяца, после того, как мы вступили в переговоры, выяснилось, что господин Писарук вызвал к себе Юркевича и предупредил, что у того через неделю в банке будет введена временная администрация (банк был признан НБУ неплатежеспосбным 29 мая 2015 года)».

В пресс-службе НБУ от комментариев отказались, сославшись на банковскую тайну.

По свидетельствам банкиров, после этого УПБ неделю работал круглосуточно — и сократил активы с 4,5 млрд грн (по данным НБУ на 1.04.2015 г.) примерно до 1,4 млрд грн (по данным НБУ на 1.07.2015 г.). Причем, из банка были выведены практически все ликвидные активы — вплоть до автомобилей и кассовых узлов. «После этого Юркевич пригласил на встречу всех ключевых кредиторов и сообщил, что создал т.н. ЗНКИФ — инвестиционный фонд, который стал владельцем ключевых залоговых активов банка — а кредиторы УПБ стали, соответственно, пайщиками этого фонда. И смогут получить свои деньги через несколько лет, после стабилизации ситуации», — рассказывает один из кредиторов УПБ.

Однако такие переговоры велись не со всеми — ряду банкиров, кредитовавших УПБ через схему «Расчетного центра» НБУ, Юркевич в возврате средств отказал, либо передал кредитный портфель по номиналу долга (1 грн долга против 1 грн кредитного портфеля). «Насколько я знаю, у всех пострадавших — это кредиты, обеспеченные земельной ипотекой. При этом кредиты чаще всего не обслуживаются, а сами залоги — находятся под арестом», — говорит один из пострадавших.

В рамках расследования этого дела на допрос вызывались Андрей Шаповал, Дмитрий Чугаевский. Избежать дальнейших возможных последствий, в виде публичного предьявления подозрений, руководству Нацбанка удалось только благодаря тому, что некоему депутату Народного фронта Игорю Котвицкому (бизнес-партнер министра МВД Арсена Авакова) понадобилось вывести со своего счета в Ощадбанке $40 млн.

«По информации источников в НБУ, Департамент финмониторинга Нацбанка предоставил господину Писаруку информацию об отсутствии оснований для проведения этой операции, т.к. Котвицкий не мог подтвердить источник происхождения средств (они появились в его декларации позже, задним числом. — ред.). Однако Писарук на обращение не отреагировал, а руководитель Департамента лицензирования и регистрационных вопросов НБУ Леонид Антоненко (подотчетный Писаруку. — ред.) дал устное указание зарегистрировать операцию вывода средств (погашение кредита компании-нерезиденту) в Главного управления НБУ по Киеву и Киевской области», — говорит один из сотрудников Ощадбанка.

Что интересно, сотрудник, которому отдавали указание зарегистрировать операцию Котвицкого, — Инна Стремилова — была уволена в результате проведенного НБУ внутреннего служебного расследования после того, как «дело Котвицкого» просочилось в прессу.

Сейчас госпожа Стремилова пытается восстановиться по суду. По ее просьбе суд обратился в Нацбанк с требованием предоставить материалы служебного расследования по выведению денег. Однако вместо них в суд были направлены «какие-то выдержки с фамилиями Писарука и Антоненко».

Подобное нагнетание событий и их непрогнозируемая развязка и стали причиной решения Александра Писарука уйти из НБУ «по собственному желанию». «Я возвращаюсь к международной деятельности, поскольку свою миссию на этом считаю выполненной», — процитировала его слова в итоговом релизе пресс-служба НБУ. По имеющимся данным, Александр Писарук планирует вернуться к работе в нидерландском ING Group. А также возможно его сотрудничество с МВФ. «Если эта тема всплывет до его трудоустройства — на карьере можно будет поставить крест», — считает один из банкиров.

Источник: Forbes
Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама