Спецпроекты

энергетика

Форс-
мажорный год. Энергетика Украины еще не работала в таких сложных условиях

Форс-
мажорный год. Энергетика Украины еще не работала в таких сложных условиях
Фото: Reuters

Потеря важных энергообъектов Донбасса и Крыма, прекращение поставок российского газа, дефицит угля, недальновидная политика правительства по отношению к бизнесу — все это привело к концу года к полномасштабному кризису в энергетике.

С аннексией Крыма Украина в одночасье потеряла ценные энергообъекты, в которые уже были вложены немалые инвестиции. Это прежде всего «Черноморнефтегаз». После «референдума» 16 марта имущество госкомпании, а также недра были «национализированы» и внесены в уставный капитал Крымского республиканского предприятия (КРП) «Черноморнефтегаз». А ведь именно с ресурсами черноморского шельфа были связаны планы Украины по увеличению добычи газа и нефти.

Для поставок электроэнергии с материка на полуостров разработана специальная схема. Посредником между энергорынком и крымскими поставщиками стала государственная компания «Укринтерэнерго». Она поставляет электроэнергию в Крым по рыночным ценам и при 100 %-й оплате. Это решило проблему расчетов за нее на оккупированной территории.

В Крыму приостанавливали работу ветровые и солнечные электростанции. Россия не захотела поддерживать «зеленую» энергетику за счет высоких тарифов, а Украина перестала закупать электроэнергию крымской генерации.

«Мы кардинально увеличили возможности импорта газа из Европы. Сейчас эти возможности составляют более 60 % всех потребностей в импортируемом газе»
Андрей Коболев
Андрей Коболев председатель правления НАК «Нафтогаз України»

Но из‑за дефицита мощности на полуострове и ограничений энергопоставок из Украины солнечные станции с сентября начали запускать. Правда, сверхприбыли они уже не получат. Тарифы им установили на уровне российских, а они более чем в шесть раз ниже, чем в Украине. У ветровой генерации положение хуже: по данным участников рынка, их тарифы даже ниже российских.

Больно ударил по энергетике и конфликт в Донбассе. В зоне контроля террористов оказались 83 шахты — больше половины из работающих в стране. Добычу ведут всего 24 государственные шахты. На 50 только откачивают воду, а 15 — полностью уничтожены. Чтобы вывезти более 2 млн т угля, «запертого» в регионе, необходимо восстанавливать разрушенные железнодорожные пути и инфра­структуру.

Повреждено и обесточено несколько важнейших объектов НЭК «Укрэнерго». Это осложняет энергоснабжение региона, в том числе контролируемых Украиной территорий. Энергетикам приходится разрабатывать уникальные решения, чтобы не оставить без света миллионы сограждан. Например, из‑за обрыва высоковольтных ЛЭП Луганскую область полностью запитали на Луганскую ТЭС. При этом станция долгое время поставляла энергию почти миллиону украинцев по одной уцелевшей линии электропередачи. В мирное время их было 20.

В зоне АТО растет задолженность за потребленную энергию. Ежемесячно регион потребляет только электроэнергии на сумму около 700 млн грн. Долги Донбасса за газ к концу года могут достичь, по разным оценкам, 6‑7 млрд грн. Основная проблема — отсутствие механизма расчетов с территориями, где нет официальной власти. Правительство, с одной стороны, заявляет, что не оставит своих граждан на Донбассе, с другой — блокирует финансово-экономическую деятельность там. Поэтому зачастую ни население, ни даже государственные предприятия физически не могут перечислить деньги за свет и газ.

Угольный рынок: с ног на голову

Из-за войны в Донбассе ситуация на угольном рынке перевернулась с ног на голову. Профицит в один момент сменился дефицитом. Если раньше Украина активно наращивала экспорт угля, то теперь она вынуждена ограничить поставки на внешние рынки определенных марок этого топлива и начать их импорт.

«Сейчас цена газа для населения как минимум в четыре раза ниже рыночной. У государства все равно нет достаточно ресурсов, чтобы субсидировать население, поэтому тарифы будут пересматриваться. При этом нужно понимать, что увеличение тарифов — необходимый инструмент для более эффективного использования энергоносителей. Ранее планировалось повышение тарифов на май 2015 г., но есть вероят- ность, что это произойдет быстрее»
Владимир Демчишин
Владимир Демчишин министр энергетики и угольной промышленности Украины

При этом уголь стал политическим товаром. Если прекращение поставок газа по указанию Кремля уже случалось раньше, то в этом году подобная ситуация впервые произошла с углем. По непонятным причинам в ноябре Москва временно остановила поставки уже оплаченного угля для Украины.

В энергетике используются угли газовой (Г) и антрацитовой (А и Т) групп. Основные объемы угля антрацитовых марок добываются в восточном Донбассе, где из‑за военных действий многие угледобывающие предприятия не работают, а уже добытое топливо невозможно вывезти. При этом добыча угля газовой группы ведется на территориях, не охваченных военными действиями, по­этому она остается стабильной.

Так, «ДТЭК Павлоградуголь» (Дне­про­петровская обл.) в 2014 г. намерено добыть около 19 млн т угля — рекордный объем для предприятия. Это позволит закрыть потребность всех ТЭС Украины в угле этой марки на 75 %. Кроме того, газовые угли добывает «ДТЭК Добропольеуголь», госшахты Львовско-Волынского бассейна. Поэтому этим топливом страна обеспечена и даже экспортировала излишки для притока валюты и закупки дефицитных марок. На антрацитах работают 7 из 14 ТЭС: Криворожская, Приднепровская («ДТЭК Днепроэнерго»), Луганская («ДТЭК Востокэнерго»), Славянская, Старобешевская («Донбассэнерго»), Змиевская и Трипольская («Центрэнерго»).

Откуда дровишки?

Как оказалось, найти замену донбасским антрацитам не так‑то просто. Во-первых, рынок не был готов к появлению такого крупного импортера. Во-вторых, уголь похожего качества добывают не так много стран: Россия, Вьетнам, Китай, Австралия, ЮАР и США. При этом к крупным экспортерам, которые могут покрыть потребности Украины, можно отнести только Россию, Вьетнам и Австралию.

«ДТЭК работает над всеми вариантами доставки угля дефицитных марок в Украину. Кроме РФ, мы закупили около 90 тыс. т угля в Австралии и 240 тыс. т в ЮАР. С августа по ноябрь компания импортировала для тепловой генерации страны более 1,4 млн т угля. Поставки импортного топлива ожидаются также в декабре и январе. Кроме того, ДТЭК увеличил угледобычу на пред- приятиях, у которых нет проблем с отгрузкой в адрес украинских ТЭС»
Максим Тимченко
Максим Тимченко генеральный директор ДТЭК

Наконец, купить антрацит за рубежом можно лишь на условиях 100 %-й предоплаты, а вывести из оборота значительные суммы могут даже не все крупные компании.

В Украине проблема финансирования закупок угля обостряется из-за фактической остановки кредитования и огромных долгов за электроэнергию перед производителями.

В результате основная нагрузка по обеспечению ТЭС топливом легла на частный бизнес, который завез 90 % всего импортного угля почти на 1 млрд грн.

Основной ресурс законтрактован в России из‑за более низкой цены, транспортных расходов и проверенного качества. До конца года планировалось импортировать около 4 млн т российского угля. Но с 21 ноября отгрузки из Кузбасса внезапно прекратились — по неофициальной информации, по распоряжению РЖД. Как следствие, украинские компании стали активнее вести переговоры с ЮАР и Австралией. Возможно, это разблокирует российское направление.

Государство, со своей стороны, планировало импортировать топливо из ЮАР через британскую фирму, но так и не смогло полностью рассчитаться за поставки. При этом не обошлось без скандала. В ноябре президент Украины Петр Порошенко усомнился в прозрачности импортной схемы. Министра энергетики и угольной промышленности Юрия Продана вызывали на допрос в Генпрокуратуру. В итоге зарубежный трейдер заявил, что прекращает сотрудничество с Украиной, и попросил вернуть долги. Денег у государства не было, поэтому неоплаченные корабли с углем попросили выкупить частников — компанию ДТЭК.

Регулятор в спячке

Не допустить критической ситуации с углем могла бы Нацкомиссия по регулированию электроэнергетики (НКРЭ). Но, к несчастью, в конце августа ее реформировали и объединили с Нацкомиссией по регулированию коммунальных услуг (НКРКУ). В результате была создана Национальная комиссия, осуществляющая госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ).

Минэнергоугля несколько месяцев безуспешно пыталось добиться от НКРЭКУ принятия пакета решений для финансирования закупки топлива. В том числе предлагалось перераспределить средства энергорынка в пользу ТЭС. Ведь прежний тариф, в котором была заложена цена угля 850 грн / т, уже не покрывал ее себестоимости из‑за роста топливных затрат почти на 40 %. Среди срочных мер значилось сокращение самого высокого в Европе тарифа для солнечных электростанций, пролоббированного при прошлой власти. Также необходимо было повысить на несколько процентов тариф для промышленности.

Регулятор избрал выжидательную позицию. Возможно, новому руководству НКРЭКУ, ранее не работавшему в энергетике, необходимо было время, чтобы войти в курс дел. К спешке не располагала и аномально теплая осень.

При финансовом дефиците ТЭС в 1,5‑2 млрд грн в месяц регулятор выделил отрасли дополнительно только 650 млн грн на квартал. При этом часть денег для закупки угля была изъята из программ реконструкции и модернизации генерации. В конце октября премьер-министр Арсений Яценюк даже пригрозил чиновникам обратиться в Генеральную прокуратуру, если страна останется без света.

Деньги на уголь дали только в декабре. Старший аналитик инвесткомпании Dragon Capital Денис Саква считает это решение запоздалым. «НКРЭКУ подняла тарифы с декабря. Эти тарифы компании увидят через месяц. Уголь сюда придет еще через месяц. Это решение вопроса на перспективу», — считает эксперт.

В итоге с первыми декабрьскими мо­ро­зами и аварийным ремонтом блока на Запорожской АЭС по Украине начали отключать свет.

Энергопотребности страны можно было закрыть за счет поставок из той же России — такое поручение давал президент Петр Порошенко. Но поставки оказались заблокированными из‑за отсутствия цены на импортную электроэнергию, которую также устанавливает НКРЭКУ.

Проблемы с обеспечением страны углем и электроэнергией будет решать уже новый глава НКРЭКУ — предыдущий руководитель регулятора Владимир Демчишин возглавил Министерство энергетики и угольной промышленности в новом правительстве Яценюка.

В Европе — одной ногой

С момента начала работы Бурштынского энергоострова в 2002 г. Украина так и остановилась на стадии «одной ногой в Европе, одной — в СНГ». Новое украинское правительство декларирует курс на евроинтеграционные процессы. Поставлена амбициозная задача подготовиться к интеграции энергосистемы страны с европейской ENTSO-E за три года.

Минэнергоугля несколько месяцев безуспешно пыталось добиться от НКРЭКУ принятия пакета решений для финансирования закупки топлива. Регулятор избрал выжидательную позицию

Поддержать эти меры деньгами могут международные финансовые организации. Как ожидается, Совет директоров Всемирного банка 22 декабря рассмотрит протокол о выделении Украине до $ 378,5 млн в качестве кредита МБРР и Фонда чистых технологий для реализации «Второго проекта по передаче электроэнергии», который, в частности, предусматривает сближение ОЭС Украины и ENTSO-E.

С другой стороны, есть риск, что Украина в 2015 г. прекратит поставки электроэнергии в страны ЕС. Речь идет о предложении президента включить в цену электроэнергии на экспорт «дотационные сертификаты», за счет которых субсидируют население. В настоящее время электроэнергия для промышленности продается с наценкой за льготников. На экспорт она идет без надбавок — зарубежные потребители не хотят оплачивать самые низкие в Европе тарифы для украинских граждан.

Эксперты подчеркивают, что дотационные сертификаты сделают неконкурентоспособной продажу электроэнергии за рубеж во всех направлениях. Более того, срыв Украиной экспортных контрактов может поставить под угрозу работу энергосистем соседних государств, где украинские поставки занимают значительную долю рынка. Ведь с 2010 г. объемы экспорта увеличились в 2,3 раза и по итогам 2013 г. достигли 9,8 млрд кВт·ч. Сегодня электро­энергией торгуют несколько компаний: ДТЭК, «Укринтерэнерго» и «Донбассэнерго». Четыре года назад монополия на экспорт была у государства.

Абсурдность ситуации заключается в том, что энергомощности, работающие на Европу, Украина не сможет использовать. Остров Бурштынской ТЭС отсоединен от энергосистемы страны, а на его воссоединение потребуются значительные средства и время. Потери от прекращения поставок в Европу в 2015 г., по экспертным оценкам, превысят € 670 млн. И произойдет это в период, когда экспортная валютная выручка жизненно необходима государству.

«Бурштынский энергостров, откуда идет экспорт электроэнергии в Европу, работает параллельно с европейской энергосистемой и отделен от украинской системы. Станции, работающие на энергоострове, потребляют уголь марки «Г», которого в Украине достаточно. Поэтому если говорить о приостановке экспорта с «энергоострова» с целью экономии топлива, то это было бы нецелесообразно», - говорит министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин.

Нет определенности и с проведением аукциона на право экспорта и импорта электро­энергии. С 1 декабря Украина должна была внедрить электронные торги по распределению межгосударственного сечения. Но НКРЭКУ и здесь запоздала с утверждением порядка их проведения.

Газовый марафон

С 1 апреля российский «Газпром» повысил цену природного газа для Украины до $ 485,5 за тыс. куб. м. Однако новое украинское правительство отказалось признавать эту цену и прекратило платить за российский газ. Девять раундов переговоров между сторонами с участием представителей Еврокомиссии так и не привели к компромиссу. В итоге с 16 июня «Газпром» потребовал предоплату, и Украина отказалась от российского газа и начала закупать его в Европе по реверсу. «Газпром», пытаясь воспрепятствовать реверсу, ограничил газопоставки в Словакию, Венгрию и Польшу.

Далее, в результате очень сложных переговоров в формате Украина — ЕС — Россия, в конце октября в Брюсселе был подписан «зимний газовый план», предусматривающий возобновление поставок российского газа в Украину до конца марта 2015 г. под гарантию Брюсселя. Согласно этому документу, Россия обязуется продать Украине 4 млрд куб. м газа на условиях предоплаты. Украина, в свою очередь, обязуется погасить долг в размере $ 3,1 млрд до конца года и оплачивать ежемесячные поставки. До конца 2014 г. Украина будет покупать газ по $ 378 за тыс. куб. м, а в І квартале 2015 г. — по $ 365 за тыс. куб. м.

2014 г. характеризуется усилением давления на бизнес. В рамках «временных» чрезвычайных мер правительство провело через парламент решение с августа по декабрь увеличить рентную плату за добычу углеводородов в два раза: для газа — до 28‑55 % от стоимости добытого объема, для нефти и газоконденсата — до 21‑45 %.

Есть информация, что правительство подумывает о том, чтобы оставить такой уровень налогов и на 2015 г.

Частные нефтегазодобывающие компании, которые планировали увеличить добычу газа в Украине с 2,3 млрд до 7,5 млрд куб. м в год, возмутились и дружно заявили о сворачивании инвестиционных программ. Сейчас государство думает, как разрешить эту ситуацию — Министерство финансов ведет консультации с МВФ.

Негативно повлияла на нефтегазовый бизнес и попытка правительства восстановить монополию НАК «Нафтогаз України». Кабмин обязал почти все предприятия закупать газ исключительно у госкомпании. Это решение уже оспаривается в суде.

По сути, частные производители газа три месяца не смогут продавать свою продукцию, хотя должны будут добывать углеводороды, платить заработную плату и налоги. Результат можно спрогнозировать уже сейчас: снижение добычи газа в Украине зимой, сокращение налоговых платежей и уж наверняка — отказ от программ бурения новых скважин и наращивания добычи. Самое смешное, что на сумму потерянной добычи в Украине мы будем вынуждены заплатить за газ России. Не совсем понятна такая политика, направленная на уничтожение собственной газодобывающей отрасли.

Государство урезало инвестиционные программы генерирующим компаниям и облэнерго. Заморожены тарифы «зеленой» энергетике. Из-за отсутствия бюджетного финансирования растут долги за потребленные энерго­ресурсы государственных и коммунальных предприятий.

Что год грядущий нам готовит

Впервые за годы независимости Украина из‑за дефицита энергоресурсов оказалась перед серьезной угрозой в зимний период. Поэтому в 2015 г., учитывая эти ошибки, нужно готовить сани летом — заранее накапливать газ и уголь. К тому же много средств и времени уйдет на восстановление инфраструктуры восточных регионов страны.

Государству ничего не остается, как запустить реформы, которые позволят привлекать инвестиции и обеспечат долгосрочный рост. Попытки правительства латать дыры бюджета, выжимая все соки из бизнеса, дадут краткосрочный результат, но в среднесрочной перспективе нанесут огромный урон экономике. Не случайно недовольство наступлением на предпринимателей уже высказывает администрация президента.

Необходимо будет решать проблемы долгов энерго­рынка. Стране следует готовиться к непопулярным мерам — повышению тарифов на энергоносители до экономически обоснованного уровня. Это будет стимулировать проекты в сфере энергосбережения и энергоэффективности. Энергетический кризис должен подтолкнуть Украину к более активным действиям в этом направлении.

2015 год будет вызовом для украинской энергетической дипломатии. Газ, электроэнергия, уголь стали политическим товаром. Как показал 2014-й, для надежных импортных поставок топлива уже не достаточно контрактов. Необходимы политические договоренности и поддержка бизнеса на правительственном уровне. Включаться надо уже сегодня, чтобы перезимовать.

Дефицит энергомощностей в системе уже достигает 5 ГВт, а в зимний пик может возрасти и до 9 ГВт. Чтобы компенсировать его, необходимо будет, к примеру, отключить от электроснабжения население с 17.00 до 22.00 по всей стране.

Сегодня еще можно не допустить такого развития событий. Прежде всего нужен единый центр координации и принятия решений на самом высоком уровне. Чтобы не было такого, что украинский уголь несколько дней нельзя доставить до ТЭС по украинской же железной дороге, как сообщили «Капиталу» на одной из электростанций.

Этот антикризисный штаб должен работать 24 часа в сутки и иметь прямой контакт с первыми лицами государства. Такие примеры в украинской истории уже были в 1990‑х. Во-вторых, необходимо еще раз проанализировать, откуда страна будет импортировать уголь и как за него платить. В-третьих, необходимо срочно решать вопрос восстановления инфраструктуры для вывоза антрацита с Донбасса и загрузки отечественной генерации. В регио­не заблокированно около 4 млн т угля — запас, позволяющий спокойно пройти зиму. Импорт электроэнергии для покрытия энергодефицита можно рассматривать только как временную и вынужденную меру.

Наконец, необходим открытый диалог с потребителями о сокращении энергоснабжения. Все стороны должны понимать, что сегодня они находятся на одном корабле и только консолидация усилий не позволит ему пойти на дно. Это главный урок, который Украина должна вынести из нынешнего энергетического кризиса.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама