Политика

правосудие

Дело ЮжАЭС: Как Высший антикорсуд ломает схемы САП и НАБУ

Дело ЮжАЭС: Как Высший антикорсуд ломает схемы САП и НАБУ

Высший антикоррупционный суд начал рассматривать длящееся уже 6 лет дело о хищениях при закупке оборудования для Южно-Украинской АЭС, которое расследовало НАБУ. Но уже по предварительным решениям суда понятно, что доказать вину подозреваемых незаконными методами будет не просто, а судьям нужно быть бдительными в отношении прокуроров САП. Ведь последние пробуют манипулировать материалами уголовного производства и участниками процесса.

История с длинным шлейфом

Дело о расхищениях на Южно-Украинской АЭС — одно из наиболее неоднозначных в практике антикоррупционных органов. Впервые уголовное производство № 32013110110000482 было возбуждено органами внутренних дел Николаевской области еще в конце 2013 года. Оно касается закупки технологического оборудования для Южноукраинской АЭС в 2011 — 2012 годах. Тендер выиграло ООО «Арстрейд», которое изготовило оборудование для АЭС на Харьковском заводе «Элетекс С».

Прокуроры искали доказательства нарушений в течение двух лет. Однако следственная группа под руководством прокурора Вячеслава Халявки после длительного расследования так и не объявила никому подозрение и наконец в 2016 году закрыла дело: оборудование было поставлено в полном объеме, убытков и пострадавших не было.

Вячеслав Халявка

Но спустя буквально два месяца, после того как Халявка стал детективом НАБУ, он «вспомнил» об этом деле и решил его «оживить». Ему способствовал в этом еще один бывший прокурор Николаевской области — Сергей Козачина — который теперь работает в Специализированной антикоррупционной прокуратуре. Он стал процессуальным руководителем по делу.

Именно Козачина, как утверждают в окружении прокурора, «убедил» главу Назара Холодницкого отменить постановление о закрытии дела и передать его в НАБУ на «новое расследование». При этом как Халявка, так и Козачина скрыли от своего руководства тот факт, что именно они были раньше инициаторами закрытия дела и не увидели в нем состава преступления. Более того — Халявка был ранее процессуальным руководителем в этом деле.

Сергей Козачина

Впоследствии личная заинтересованность этой пары в расследовании дела стала причиной их отстранения от дела и обоснованных сомнений в объективности расследования. К аналогичному выводу пришла и Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров — ее выводы были озвучены адвокатами на одном из судебных заседаний. Более того, суд установил, что прокурор САП и детектив НАБУ изначально не могли участвовать в этом уголовном производстве, поэтому все совершенные ими действия являются незаконными, а собранные «доказательства» — недопустимыми.

Три года без достижений

Детектив и прокурор вели дело в течение 3-х лет, но результаты их работы не впечатляют. Больше всего вопросов — к перечню фигурантов дела, предъявленным подозрениям и тому, как следствие «выбивало» из них показания.

Например, обвинения предъявили директору харьковского завода Алексею Масолобову, который оказался в СИЗО только потому, что искал покупателя на свою продукцию — то есть реализовывал полномочия, предоставленные уставом. Пенсионер и отец двоих детей больше года просидел СИЗО просто за то, что продал комплектующие посреднику, не имея никакого отношения к тендеру.

Другого подозреваемого — Дмитрия Лысенко — Халявка и Козачина своими действиями, по сути, сделали пожизненным инвалидом. Попав в СИЗО, куда его в принципе нельзя было доставлять, в тяжелом состоянии, практически сразу после ДТП и нескольких операций, с раздробленными костями таза, он не получил надлежащего лечения. По мнению адвокатов, отправив Лысенко в нечеловеческие условия, Халявка и Козачина просто хотели надавить на него, однако явно перегнули палку. И теперь Дмитрий до конца жизни будет ходить на костылях.

В настоящее время Государственное бюро расследований проводит следствие по факту инвалидности Лысенко, которого уже признали потерпевшим в результате действий детектива НАБУ и прокурора САП.

В течение «расследования» Халявка и Козачина регулярно давили на фигурантов дела, чтобы выбить нужные показания или подписание сделки со следствием. В том числе через незаконные аресты имущества, даже того, которое было приобретено задолго до предполагаемого совершения преступления, рассказывают адвокаты. А это прямо противоречит законодательству.

Манипуляции со сделками провалились

Но главным инструментом были «сделки со следствием», в рамках которых «менее значимым» фигурантам предлагалось дать показания на «более значимых» и в результате получить основания для выдвижения обвинений «крупной рыбе». После этого из «большого дела» выделяли отдельные производства в отношении каждого конкретного фигуранта, чтобы суды могли рассматривать их отдельно.

На сделки пошли не все. Например, причиной нечеловеческого отношения к Лысенко адвокаты как раз и считают его отказ оговаривать других фигурантов дела.

Большинство же других «сделок», совершенных под давлением, уже отменены судами. Например, отменены сделки с финансовым директором «Элетекс-С» Валентиной Пелых, с директором «Арстрейд» Кириллом Сахно а также с директором предприятия Еленой Чернушко. Во всех случаях САП подавала апелляции и проиграла. Адвокаты утверждают, что давление на Сахно было столь сильным, что в результате в так называемую «угоду» попали обвинения с его стороны людей, которых он — согласно предыдущим показаниям — вообще не знает.

Причиной, по которой суд «завернул» сделки со следствием — стало среди прочего несоблюдение принципа презумпции невиновности в отношении третьих лиц. То есть обвинительные показания на других «соучастников». Более того, Апелляционный суд Харьковской области в деле Пелых и вовсе указал, что в деле с потерпевшим («ЮжАЭС») сделка со следствием в принципе невозможна.

Впрочем, возврат таких актов со сделками судом не стал поводом для прокуроров «отчаиваться» и Козачина решил «попытать счастья» в Высшем антикоррупционном суде, подав ему... тот же обвинительный акт, который уже был «забракован». Об этом стало известно из обнародованного недавно постановления ВАКС по делу того же Сахно.

Согласно тексту решения, Козачина — которого вообще-то отстранили от дела еще в марте 2019 года — не только активно участвует в судебных заседаниях по этому делу, но и попытался «втюхать» Высшему антикоррсуду тот же обвинительный акт со сделкой с Сахно, который уже был ранее отклонен вначале Шевченковским райсудом, а затем Апелляционным судом Киева.

По мнению адвокатов, это нужно прокурору, чтобы «тихим сапом» зафиксировать спорные обстоятельства дела (если они бы стали частью утвержденной судом сделки, их бы не пришлось доказывать в отношении других фигурантов). Кроме того, на основании утвержденных ВАКС «угод» по каждому конкретному фигуранту («малой рыбе») можно было бы привлечь к ответственности «крупную рыбу», не собирая дополнительных доказательств.

В судебном заседании Козачина пояснял суду, что это два разных акта (отклоненный раньше и новый, который подан в ВАКС), но по факту так и не смог предоставить новый документ. То есть фактически обманул судью прямо в заседании. В результате суд не дал ввести себя в заблуждение и отказал в утверждении «липового» обвинительного акта. Все это описано в судебном постановлении.

Более того, ВАКС фактически установил, что прокурор Козачина не выполнил решение суда о возвращении обвинительного акта, тем самым совершив уголовное преступление, предусмотренное ст. 382 УК (до 8 лет лишения свободы). Не говоря уже о невыполнении решения об отстранении от дела.

Кроме того, суд посчитал, что выполнение требования Козачины о пересмотре обвинительного акта создаст прецедент и нарушит принцип окончательности и обязательности предыдущего, не подлежащего обжалованию решения суда. А это, в свою очередь, является нарушением Конвенции по правам человека и фактически открывает фигуранту дела прямой путь к выигрышному иску в ЕСПЧ.

Высший антикорсуд также еще раз напомнил прокурору, что в обвинительном акте в отношении одного человека не могут звучать обвинения в отношении других. Аналогичные решения, скорее всего, будут вынесены и в отношении других лиц, по которым обвинительные акты ранее отклонены, но которые прокурор пытается «протащить» в ВАКС.

***

Сегодня адвокаты подозреваемых добиваются объединения производств, разъединенных для сепаратного давления на фигурантов. Цель состоит в том, что ВАКС, по их мнению, должен рассматривать потенциальные преступления со стороны группыфигурантов в одном судебном процессе, а не опираться на показания и «оговаривание» других каждым по отдельности. Поскольку их обвиняют именно в «соучастии», то как раз это «соучастие» среди прочего и должен установить суд, считают защитники подозреваемых.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама