Политика

мнение

Почему «общаки» не доходят до бюджета?... Некоторые замечания относительно эффективности Закона «О ворах в законе»

8465

На волне оптимистических ожиданий и большого резонанса в СМИ был принят и 27.06.2020 г. вступил в силу Закон Украины № 671-IX «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за преступления, совершенные преступной организацией», более известный как закон «О ворах в законе».

Многие эксперты, практикующие юристы и правозащитники тогда критически оценили эту законодательную новацию, назвав закон слишком «размытым», «лингвистически спорным» и небезопасным с точки зрения возможных злоупотреблений. Однако, похоже, что ни опасения скептиков, ни надежды сторонников не оправдались…

Чтобы оценить эффективность этого закона, мною были направлены обращения в МВД, Генпрокуратуру и Государственную Судебную Администрацию Украины, с просьбой предоставить статистическую информацию: о количестве лиц, которые находятся на учете в Национальной полиции в качестве «воров в законе»; количестве зарегистрированных криминальных производств по статьям 255, 255-1, 255-2 і 255-3 ККУ; привлеченных к ответственности за время действия этого закона; преступном имуществе, которое по новому закону было конфисковано в пользу государства; количестве иностранцев, которым было отказано, либо которые были выдворены за пределы Украины после принятия данного закона.

По информации полицейских, на сегодняшний день в Украине преступное влияние осуществляют около 20 лиц, находящихся в статусе «воров в законе». Из них было задержано 6 персон, двое выдворены за пределы Украины. Отметим, что приблизительно такая же картина была озвучена руководством криминальной полиции еще на стадии презентации соответствующего законопроекта.

В отношении 350 субъектов криминального влияния действует запрет на въезд в нашу страну.

По информации ГПУ, за время действия закона было зарегистрировано 214 производств по статьям 255, 255-1, 255-2 і 255-3 ККУ. Из них: 14 производств было закрыто; до суда дошло всего 16 производств в отношении 44 конкретных лиц.

Согласно официальному ответу руководства ГСАУ, в 2020 году было вынесено лишь 4 (!) приговора по статьям «создание преступной организации», «установление и распространение преступного влияния», «организация, проведение и участие в «сходках», «обращение за применением криминального влияния». При этом неясным остается вопрос, о каких приговорах идет речь – об обвинительных или об оправдательных и сколько конкретно лиц было осуждено. Отдельная статистика по этому вопросу не ведется. По той же самой причине осталась неизвестной информация о конфискованном в пользу государства преступном имуществе. Подобные данные, как оказалось, не фиксируются в рамках официальной судебной статистики по причине их отсутствия в предоставляемой судами официальной отчетности.

Какие же выводы можно сделать из доступной информации относительно практической реализации Закона Украины № 671-IX, кроме того, что она является явно недостаточной, противоречивой и несбалансированной?

Прежде всего, можно с уверенностью сказать, что повторения передового грузинского опыта в борьбе с организованной преступностью в Украине – не случилось. В меньшей по масштабам Грузии за первые несколько лет действия антиворовского закона было осуждено свыше 150 членов преступного мира и конфисковано около 1 млрд. мафиозных долларов, число зарегистрированных преступлений сократилось вдвое, а вооруженных ограблений стало меньше на 80%. Ничего подобного и близко не наблюдается в Украине.

Второе что бросается в глаза – «широкая воронка» в применении данного законопроекта. На уровне текущей правоохранительной деятельности, закон вроде бы себя более-менее оправдал: полиция работает не покладая рук, регистрируются сотни производств, проводятся тысячи оперативных мероприятий, в новостях выходят свежие сюжеты на заданную тему. Но в итоге, до суда доходит менее 10% изначально зарегистрированных производств, конкретными приговорами (включая оправдательные) заканчивается менее 2% (!). Что происходит с остальными 90% производств до передачи материалов в суд и по каким причинам 75% обвинений в судах остаются без итогового приговора – главная загадка этого закона!

Очевидной является разница в подходах и отношении к представителям профессиональной преступности со стороны полицейской и судебной системы. Судебная система явно без энтузиазма финализирует старания полиции. Конфликт между руководством МВД и Одесским окружным судом по делу «Кобы Руставского» это лишь одна из иллюстраций существующей проблемы. Налицо слабая действенность закона и проблемы в механизме правоприменения. Вместо обещанных многомиллиардных конфискаций в бюджет, в итоге, могут возникнуть юридические анекдоты и многомиллионные иски со стороны «жертв антивороского произвола».

Можно также сказать, что нынешний украинский закон «О ворах в законе», если верить существующей статистике, носит слишком узкий «клубно-протекционистский» характер. В первую очередь и более всего он бьет по криминальным элементам из ближнего зарубежья и представителям преступного мира в местах лишения свободы. Сотрудники миграционной службы и оперативных отделов пенитенциарных учреждений действительно получили мощный инструмент воздействия на преступность и успешно его применяют, но это совсем не то, что было изначально обещано и чего ожидало общество. Этого явно недостаточно для того, чтобы считать закон № 671-IX юридически правильным и социально востребованным.

А теперь главное – нынешняя система статистики «преступлений и наказаний» находится в таком состоянии, которое не позволяет объективно судить о процессах на уровне общества и государства. Эта система является чрезмерно закрытой, фрагментированной, малоинформативной, либо «слепой» по многим значимым вопросам. На получение необходимой информации могут уйти недели, при том что каждый из нас оплачивает ее из собственных налогов и вправе иметь к ней свободный доступ.

Обеспечение полноценного доступа к релевантной статистике является гораздо более важным инструментом в обеспечении гражданского контроля за деятельностью правоохранителей и судей, чем заседания многочисленных «громадських рад» и щепетильное наполнение страниц в социальных сетях. Именно этого информационно-статистического элемента более всего недостает на нынешнем этапе правоохранительной и судебной реформы, а также во всей конструкции «государства в смартфоне».


Константин Кривопуст - адвокат,
член Международного союза адвокатов (UIA)

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама