Спецпроекты

энергетика

21 страна Европы формирует единый электроэнергетический рынок

21 страна Европы формирует единый электроэнергетический рынок
Фото: УНИАН

21 страна Европы формирует единый электроэнергетический рынок.

Интеграция региональных рынков

То, что электроэнергетика в Европе зависит не столько от «невидимой руки рынка», сколько от «плановой экономики» Брюсселя, только стимулирует торговлю. Согласно последнему выпуску ежеквартального доклада Еврокомиссии о рынке электроэнергии, за первые четыре месяца 2014 г. объем торговли электроэнергией между странами ЕС составил 32,4 ТВт, что на 13 % больше по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. И это притом что потребление электроэнергии упало на 2,7 %.
Рост кросс-граничной торговли электроэнергией в последние два года обгонял динамику и потребления, и торговли на европейских биржах электроэнергии, отмечается в докладе. Для сравнения: если в апреле 2014 г. объем кросс-граничной торговли составил 12,4 % от общего потребления электроэнергии в ЕС, то годом ранее — 11 %, а в апреле 2011-го — 9,8 %.

Событием года в европейской электроэнергетике можно считать начавшееся в феврале объединение рынков 21 страны. Рынки торговли электроэнергией на сутки объединили в соответствии с Третьим энергопакетом с целью снижения ценовых различий между рынками отдельных стран и лучшего контроля над кросс-граничными потоками электроэнергии.

До объединения рынков для продажи электроэнергии на другом рынке необходимо было заранее закупать передающие мощности и лишь после этого заключать сделку по продаже электроэнергии, что увеличивало риски трейдеров.

«Зеленые» наступают

О росте доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ), особенно ветровых и солнечных электростанций (ВЭС и СЭС), в выработке электроэнергии в европейских странах СМИ пишут уже несколько лет. Общественное мнение как в Европе, так и за ее пределами разделилось.

Одни винят «зеленую» энергетику в росте потребительских цен на электроэнергию и падении оптовых, из‑за чего домохозяйствам приходится платить больше, а традиционным производителям — закрывать мощности, которые становятся менее востребованными. Другие указывают на то, что проблемы в европейской энергетике, из‑за которых энергокомпании несут убытки, имеют иную природу.

Хотя спор вокруг ВИЭ далек от завершения, европейская энергетика продолжает «зеленеть» в соответствии с политикой Евросоюза по снижению выбросов парниковых газов и повышению энергетической безопасности. Сейчас на ВЭС приходится около 12 % электричества, произведенного в ЕС, на СЭС — 8 %.

Солнечная погода, снижение потребления и избыток выработки СЭС привели к падению оптовых цен на электроэнергию в Германии в отрицательный диапазон в первые два воскресенья марта. По итогам месяца доля солнечной энергии в выработке достигла рекордных для этого сезона 8,4 %. Готовность европейской (и особенно немецкой) электроэнергетики к резким скачкам выработки ВИЭ и дальнейшему росту их доли в выработке остается под вопросом.

В упомянутом выше докладе Еврокомиссии по этому поводу лаконично сказано: «Отрицательные цены сигнализируют о необходимости большей гибкости выработки и потребления электроэнергии». За этим предложением скрывается не только самая острая проблема, связанная с ВИЭ, но и важнейший тренд европейской энергетики — развитие балансирующих мощностей.

Традиционные в резерве

Рост энергорынка в Европе продолжался до 2008 г., в 2009-м он заметно просел, в 2010‑м восстановился, но так и не достиг предкризисного уровня. С тех пор потребление электроэнергии падает.

Очевидно, эта тенденция продолжится из‑за начавшейся в Европе рецессии. В связи с этим, а также с ростом выработки ВИЭ загруженность построенных ранее мощностей падает. Хотя на теплоэлектростанции (ТЭС) в Европе приходится около половины выработки электроэнергии, их доля сокращается.

Сейчас избыточные мощности газовых ТЭС в некоторых странах ЕС закрываются. Производители электроэнергии склонны винить в этом «зеленых» конкурентов, которых поддерживает государство. Так, в августе немецкая RWE объявила о намерении вывести из эксплуатации 1 тыс. МВт генерирующих мощностей к 2017 г., сократив тем самым общие неиспользуемые мощности до 9 тыс. МВт.

Глава немецкой компании Питер Териум прокомментировал это так: «Традиционная энергетика теряет позиции, и это касается не только RWE… Это не сулит ничего хорошего для безопасности электроснабжения, в которую ветровая и солнечная энергетика могут сделать весьма скромный вклад». По мнению Териума, структура рынка должна обеспечивать поддержку компаниям, которые сохраняют генерирующие мощности в готовности к эксплуатации.

Его коллега и конкурент Йоханнес Тейссен, генеральный директор компании E. On, примерно в то же время сделал похожее заявление о необходимости выработки схемы, которая позволила бы традиционным генерирующим мощностям остаться в эксплуатации для покрытия тех периодов, когда выработка ВЭС и СЭС недостаточна. По его словам, эту идею поддерживает вся энергетическая отрасль Германии.

Первый шаг в поддержке традиционных производителей электроэнергии с избыточными мощностями сделала Великобритания. В июле Еврокомиссия одобрила создание в этой стране рынка резервных мощностей для покрытия пиков спроса.

Первый аукцион на британском рынке состоится уже в декабре. На продажу будут выставлены 50,8 ГВт на 2018‑2019 гг. От покупателей требуется обеспечить эти мощности в периоды пиковых нагрузок, иначе им придется платить штрафы. За наличие мощностей, готовых к работе по требованию, компании будут получать регулярные платежи за счет дополнительного сбора с поставщиков электроэнергии.

Как заявила Еврокомиссия, в будущем рынок будет открыт для ряда технологий, включая управление спросом. Скорее всего, развивающиеся сейчас технологии и системы «умной» сети (smart grid) также будут включены в него.

Некоторые группы экспертов и организации, связанные с экологией и технологиями управления спросом, уже раскритиковали концепцию рынка резервных мощностей — ее внедрение обойдется слишком дорого. Будет ли британский опыт распространен на всю Европу и как доработают концепцию рынка резервных мощностей, увидим в обозримом будущем.

Атом — перспективы под вопросом

Еще одним знаковым событием стало решение о строительстве в Великобритании АЭС нового поколения — Hinkley Point C. В этой стране уже двадцать лет не строили АЭС. Атомная энергетика переживает кризис во всем мире — строительство новых мощностей обходится слишком дорого и занимает много времени.

Кроме того, европейцы, настроены против атомной энергетики из соображений экологии. По этой причине Германия начала закрывать свои АЭС после фукусимской аварии. Австрия, которая также резко выступает против развития атомной энергетики, заявила, что оспорит в суде разрешение о строительстве Hinkley Point C, выданное Еврокомиссией. Разрешение нарушает конкурентное законодательство Европейского союза, считает Хоакин Альмуния, бывший комиссар по конкуренции ЕС — для развитой технологии выделяются государственные субсидии в виде завышенной цены на электроэнергию, которая будет вырабатываться АЭС.

Если правительство Австрии действительно подаст в суд, это станет прецедентом и может повлиять на судьбу других атомных станций, которые будут строиться в Европе. Стоит добавить, что Австрия добивалась закрытия советских атомных блоков типа РБМК в Болгарии, Словакии и Литве, когда эти страны присоединялись к ЕС.

Хотя судьба британской АЭС пока далека от определенности, атомная энергетика все еще играет важную роль в Европе — 131 реактор обеспечивает 27 % общей выработки электроэнергии, два реактора (в Финляндии и Франции) строятся и еще 34 планируется построить.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама