Политика

дружба народов

Мариуполь в петле: как Россия блокирует украинские порты Азовского моря

12047
Мариуполь в петле: как Россия блокирует украинские порты Азовского моря

Конец лета отличился повышенным вниманием к Азовскому морю, в котором Россия наращивает свое военное присутствие и задерживает прохождение украинских судов через Керченский пролив. Так, министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил 30 августа, что МИД вынесет вопрос российских «провокаций» в регионе на обсуждение Генассамблеи ООН. А днем ранее, в рамках учений «Шторм — 2018», командующий украинских военно-морских сил Игорь Воронченко заявил, что Украина в ближайшее время собирается усилить свою группировку в море и в прибрежных районах Азовского моря. По его словам, речь идет как о кораблях, так и о морской пехоте и береговой артиллерии.

Такая активность украинских дипломатов и военных достаточно сильно отличается от затишья, наблюдавшегося с середины весны, когда начались первые задержки украинских судов, направлявшихся в приазовские порты Украины. Еще 20 июля заместитель Климкина Елена Зеркаль в эфире одного из украинских телеканалов уверяла, что в СМИ по этому вопросу происходит «искусственно созданное обострение в информационном поле».

История блокады

Впрочем, данные мониторинговой группы общественных организаций «Майдан иностранных дел», «Институт Черноморских стратегических исследований» и издания «BlackSeaNews» свидетельствуют — с 30 апреля текущего года морские пограничники Федеральной службы безопасности (ФСБ) РФ начали в Керченском проливе тотальные досмотры судов, следующих в Мариуполь и Бердянск. Если в начале эти осмотры не приводили к существенной задержке судов, то уже в июне, вместо привычных двух-пяти часов, они начали длиться по 20-30 часов, а в первой половине августа среднее время ожидания начало достигать 65,5 часа.

Также в мае начались первые задержки судов непосредственно в Азовском море на подходе к украинским портам, а в июне начало стремительно расти и время ожидания судов на выход из Азовского моря через Керченский пролив. В последнем случае среднее время ожидания в августе достигло 80,5 часа — более трех суток.

Фактически, из-за образования очередей из судов, процесс прохождения ими Керченского пролива иногда растягивается на несколько дней. «Становятся уже традиционными ситуации, когда на входе в Азовское море в Керченском проливе накапливается 10 и больше судов, которые ждут в портах четыре-пять дней», — говорится в отчете мониторинговой группы.

Многомиллионные убытки

Согласно подсчетам Центра транспортных стратегий, только в первом полугодии из-за систематических задержек судов российскими пограничниками и открытия моста через Керченский пролив грузооборот украинских портов Азовского моря уменьшился на 12 процентов. «На фоне того, что для остальных портов Украины этот показатель составил всего три процента, это показывает, что порты Азова теряют значительную часть грузов», — отмечает эксперт центра Андрей Исаев.

По словам председателя Агентства развития Приазовья Константина Батозского, на конец лета эти потери могли увеличиться до показателю в 20 процентов и в денежном выражении составить более 250 млн гривен недополученной прибыли. Впрочем, проблемы портов — это лишь верхушка айсберга, добавляет эксперт. Логистические проблемы, говорит он, заставляют металлургические комбинаты пускать часть сырья и продукции по железной дороге к портам Черного моря. «Но, кроме дополнительных логистических затрат, эта ветка может пропустить только 52 грузовых поезда в сутки, из-за чего промышленники просто не могут наращивать производство», — объясняет Батозский.

Сложности с перевалкой также и у аграриев, добавляет эксперт, ведь именно на них в мариупольском порту сделали ставку после уменьшения потока товаров и сырья из оккупированной части Донбасса. «Но теперь перспектива достройки большого зернового терминала (в Мариуполе. — Ред.) оказалась под большим вопросом», — резюмирует Батозский.

Вялая реакция

Отсутствие решительной реакции со стороны официального Киева сначала стала поводом для критики со стороны некоторых украинских экспертов и аналитических центров, а позже — и западных наблюдателей. Так, президент Jamestown Foundation Глен Говард в одном из интервью отметил, что Украина должна была прибегнуть хотя бы к символическим шагам. «Они потеряли Крым, потеряли Керченский пролив, и теперь они теряют Азовское море. Далее они потеряют Мариуполь, далее — Бердянск. И тогда Россия сформирует путь по суше в Крым», — возмущался Говард.

Однако, по мнению заместителя директора Института мировой политики Николая Белескова, ресурсы Украины для ответа на действия РФ крайне ограничены. По его словам, с военной точки зрения, Киев с 2014 года делал ставку на укрепление сухопутных сил и противовоздушной обороны, а флоту уделялось второстепенное внимание. «Это вполне оправдано, ведь наибольшую угрозу Россия представляет на суше и в воздухе, но и при этих условиях украинские военные сейчас способны отразить морской десант русских», — говорит эксперт. Поэтому, по его мнению, сетовать на недостаточную решительность украинской стороны на море неуместно.

Главный просчет украинской власти Белесков видит в недостаточном привлечении внимания к проблеме на информационном фронте. С самого начала кризиса не было кампании по информированию западных партнеров о проблеме с привлечением влиятельных СМИ, рассказывает эксперт, по мнению которого, это могло бы позволить привлечь Запад для давления на РФ в этом вопросе. «Перспектива введения санкций, например, против российского порта в Новороссийске, могла бы изменить поведение России в Азовском море, — отмечает Белесков. — Но получение необходимой для этого поддержки само по себе требует не менее половины года, и с учетом этого, первые месяцы кризиса Украина фактически потеряла».

Источник

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама