Мнения

финансы

Что принесут гражданам изменения в валютном законодательстве

Что принесут гражданам изменения в валютном законодательстве

19 марта в парламенте появился новый проект закона «О валюте», инициированный президентом Украины. По моему мнению, сам проект не несет больших нововведений, а лишь закрепляет сложившуюся практику отношений на валютном рынке. Однако, проект закона «О валюте» может оказаться первым шагом к либеральному валютному рынку, свободной конвертации гривны и беспрепятственному движению капитала.

Чудес не бывает

Нормативные изменения по-прежнему оставляют гривну единственным законным средством платежа на территории Украины и ограничивают расчеты между гражданами в иностранной валюте. Так же, как и сейчас, без посменного декларирования через границу граждане смогут перевозить эквивалент до 10 000 евро. В процессе экспертных дискуссий не раз слышал призывы существенно снизить эту сумму до 2-5 тыс. евро, что было бы выгодно банкам. Но, честно говоря, изменение этого порога, например, для отдыхающих в Турции или Египте прошло бы незамеченным, а вот для желающих расслабиться в Монако или погулять по Лондону лимит в 2000 евро, возможно, может показаться неправильным. Вероятнее всего, этот барьер в ближайшее время трогать не станут, хотя бы для того, чтобы не вызывать критику.

Регулятором валютного рынка остается НБУ. Он лицензирует участников рынка и ведет публичные реестры лицензий. Лицензированию подлежат: банки, небанковские финансовые учреждения, а также национальный оператор почтовой связи. Физические лица в перечне лицензируемых субъектов не указаны, а к лицензируемым операциям относятся: обмен валют, переводы, предоставление кредитов и факторинг.

НБУ осуществляет надзор за лицензируемыми субъектами, а за всеми остальными участниками рынка, т.е. населением и юридическими лицами, которые не относятся к банкам и финансовым учреждениям, надзор осуществляет орган, который реализует государственную налоговую и таможенную политику (ныне это Государственная фискальная служба или, в народе, «налоговая»). Интересно, что проект четко разграничивает надзор на две части и не предусматривает никаких индивидуальных лицензий для инвестиций за рубеж для физических лиц или для бизнеса, который не относится к финансовым учреждениям. Однако остается институт «агентов валютного надзора», роль которых и сегодня исполняют лицензируемые субъекты — банки и небанковские финансовые учреждения.

Антикризисные ограничения

Проект закона «О валюте» оставляет для НБУ возможность введения валютных ограничений, которые называются «средствами защиты». К таким ограничениям относят:

  1. Обязательная продажа части поступлений в иностранной валюте;
  2. Предельные сроки расчетов по операциям экспорта и импорта продукции, а также транспортным услугам;
  3. Особенности осуществления операций, связанных с движением финансового капитала;
  4. Введение специальных разрешений на проведение отдельных валютных операций;
  5. Резервирование средств по валютным операциям.

Схожий набор мер действует и сегодня. Их на себе почувствовал и бизнес, и население. Рынок достаточно слабый, а размеры золотовалютных резервов НБУ ограничены, поэтому быстро избавиться от валютных ограничений не получится. Законом предусмотрено, что все средства защиты вводятся на срок не более чем 6 месяцев с момента их введения. Однако и сегодня мы имеем подобную практику, когда НБУ в день окончания срока ограничений может их продлить еще на определенный срок, что, в принципе, никак не ограничивает «средства защиты» рынка.

Экспертное сообщество сейчас разделилось по поводу ограничений. По своей сути они означают, что, скажем, тот же иностранный инвестор, который вложил в Украину средства, захочет через время вернуть деньги, а ему уже сегодня этим проектом закона говорят о том, что НБУ может устанавливать ограничения, связанные с движением финансового капитала. Проще говоря, НБУ может ограничить выплату дивидендов или репатриацию части капитала. Такие полномочия не могут не пугать настоящих иностранных инвесторов. С другой стороны, украинский бизнес пронизан системами налогового планирования, которые были заточены под вывоз капитала, и лишение НБУ таких полномочий может принести на валютный рынок излишнюю нестабильность.

Я думаю, что в итоге главным предметом для спора станет статья 12 проекта «О валюте», где перечислены все «средства защиты». В т.ч. статья 12 отсылает нас к ЗУ «О НБУ», а значит «моратории на снятие валютных депозитов», «ограничения валютных операций на рынке наличной валюты» и другие действия будут все еще возможны, причем подобного рода меры четко в самом законодательстве не прописаны. Скорее всего, парламент будет уточнять статью 12, а также уточнять сроки, на которые НБУ сможет вводить «средства защиты».

Общая концепция

Средства защиты все же касаются больше бизнеса, чем населения. А вот касаемо населения, то тут послабления в проекте закона налицо. Главное, что в нем не предусматривается никаких индивидуальных лицензий для физических лиц. В рамках той концепции, по которой идет НБУ, эти лицензии уже и не нужны. НБУ оказывается от подобной практики в обмен на внедрение Украиной плана BEPS (Base erosion and profit shifting) — плана, который предотвращает размывание налогооблагаемой базы и выведение прибыли из-под налогообложения.

Существует 15 рекомендаций ОЭСР, которые направлены на внедрение плана BEPS. Из этих 15 шагов рекомендаций есть три наиболее слабых, на реализацию которых в полном объеме могут уйти годы:

  1. Трансфертное ценообразование;
  2. Предотвращение размывания налоговой базы через связанных лиц;
  3. Борьба с размыванием налоговой базы через выплату процентов и другие финансовые транзакции (включая страхование).

Думаю, что как только план BEPS хотя бы в ключе этих трех аспектов будет в Украине воплощен, НБУ даст полную свободу действий на валютном рынке физическим лицам, а также серьезно ослабит ограничения для бизнеса. Суть идеи сводится примерно к следующему: перестаньте вывозить капитал различными «серыми методами», платите налоги и тогда к вашим транзакциям никто не будет цепляться. Да, собственно, если будет убита большая часть схем налоговой оптимизации для физических и юридических лиц, то тогда и в ограничениях отпадет необходимость.

Концепция игры «казаки-разбойники»

Примерно с 1993 года весь наш валютный рынок работает по схеме детской игры «казаки-разбойники», где казаки — это органы валютного надзора (НБУ и ГФС (налоговая и таможня), их своеобразными опричниками остаются агенты валютного надзора (банки и небанковские финансовые компании с лицензией), ну а разбойники — это все остальные: от менял на базаре и до юристов, обеспечивающих налоговое планирование.

Эта веселая игра принесла стране очень невеселые результаты. За годы независимости бизнес (в основном крупные олигархи) вывезли из страны до 100% годового объема ВВП, т.е. больше 110 млрд долл. США. По меркам Украины это огромная сумма, и если бы она была инвестирована внутри страны, то сегодня могла бы запросто удвоить наш ВВП. Но вместо этого она пошла на яхты, виллы, апартаменты, счета в офшорных банках, зарубежный бизнес и т.д.

Складывается парадоксальная ситуация, когда страна с одной и самых жестких систем валютных ограничений в Европе имеет самый дырявый валютный рынок. Однако виноват тут не столько НБУ, сколько налоговые власти, живущие по принципу: «надо исполнить план по поступлениям», — и забывающие сравнивать свою налоговую нагрузку с соседними странами. В итоге из-за большой налоговой нагрузки и местами дикого администрирования частный капитал внутри страны искал возможности «просочиться в офшоры», а иностранцы массово избегали нас как страну с высокими фискальными рисками и нагрузкой.

Думаю, что для прекращения этой игры с невеселыми результатами Нацбанку нужно действовать в связке с Минфином, чтобы практическое внедрение 15 шагов BEPS не было похоже на ужесточение налогового бремени. До этого момента все возгласы активистов о необходимости валютной либерализации будут уходить в пустоту. Тактика борьбы с кризисом на валютном рынке во всех странах одна: хочешь удержать курс нацвалюты — доставай валюту из ЗВР и гаси дефицит валюты на межбанковском рынке. А вот если ЗВР нет или их жалко, или их очень мало, тогда начинают придумываться разные «средства зашиты». Это как раз украинский случай.

«Разбойники» в цифрах

По моим оценкам, у населения Украины сейчас на руках находится около 30 млрд долл. США. Очень большая часть этих денег — это средства для обслуживания теневого бизнеса, а не сбережения «под матрацами». Если брать недавнюю статистику НБУ и Народного банка Польши, то только из одной Польши украинцы вывезли 3,123 млр. долл. США, из РФ примерно — 1,3 млрд долл. США. Всего же за 2017 год украинцы перевели или ввезли в страну около 9,3 млрд долл. США. Существенная часть этой суммы (более 90%) не проходила ни через банки, ни через системы переводов без открытия счетов.

А теперь давайте произведем подсчеты: входящий денежный поток в страну в сумме более 8 млрд долл. США в наличной форме, притом, что средний объем торговли на официальном межбанке составлял всего около 200 млн долл. США в день, означает, что за счет гастарбайтеров межбанк мог (условно) работать 41 рабочий день, или примерно 2 месяца в году. Это довольно большая цифра, и она подтверждена картиной января-февраля 2017 года, когда курсообразование гривны к доллару проходило не на официальном межбанке, а, образно говоря, на «базарах страны».

В такой ситуации лишать Нацбанк прав на ограничения, конечно, нельзя. Однако приверженцы идеи либерализма на валютном рынке абсолютно правы: перечень таких ограничений в законе нужно уточнить, как и сроки, на которые они могут вводиться. Особенно это касается ограничений, которые затрагивают права физических лиц и иностранных инвесторов.

В итоге, я думаю, что замена декрета Кабмина о валютном регулировании 1993 года — это благородный шаг, но он не будет моментально гарантировать свободу движения капитала ни гражданам, ни бизнесу. Пока что это маленький шажок к цивилизованному миру, который нужно сделать, но потом еще провести немало работы, чтобы валютный рынок стал свободным, а граждане не опасались ни мораториев в банках на снятие валютных вкладов, ни ограничений на наличном валютном рынке, ни обязательной продажи переводов из-за рубежа.

Источник

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама
Дмитрий Джангиров
Как известно, киевский мэр Виталий Кличко заявил, что пойдет на парламентские выборы со своей политической силой отдельно от БПП, очевидно, не желая рисковать, связывая себя с действующим Президентом. Понятно, что у Виталия и его киевской команды существует собственные долгосрочные планы по управлению Киевом, причем, судя по всему, не как местом проживания столичной общины, а как своей полноправной вотчиной. Так что, из некоей символической для киевлян фигуры, как предмета гордости, Кличко уже давно перешел в разряд самоуправного барина, подобного Александру Омельченко во время третьего срока или Леонида Черновецкого – во время второго. Да, разумеется «короля играет свита», но, согласитесь, киевляне избирают мэра, а не свиту, распоряжения подписываются мэром, а не свитой, а потому претензии лично к мэру вполне естественны. И в данной статье мы рассмотрим пример из серии «в капле отражается море».