Мнения

анализ

Автокефалия, как новая украинская fata Morgana

Автокефалия, как новая украинская fata Morgana

Объединительный Собор, на котором планируется объявить о создании Единой Поместной Православной Церкви (ЕПУЦ) состоится 15 декабря в Соборе Святой Софии. Для Президента Петра Порошенко — это важное пиар-событие в его предвыборной кампании. Возможны ли неожиданности? Судя по заявлению «ответственного» за Объединительный Собор Ростислава Павленко о том, что мероприятие «может длиться от нескольких часов до нескольких суток», власть не исключает форс-мажоров. Думаю, уже на сегодня для Администрации Президента оказались неожиданными твердость Онуфрия и гордыня Филарета. Первый отослал приглашение на Собор обратно в Стамбул, второй — оспорил процедуру проведения и формирование состава Объединительного Собора на Синоде УПЦ-КП и объявил о проведении Архиерейского Собора 13 декабря.

Наиболее интересным в этой ситуации — с точки зрения «подводных камней» грядущего Собора — выглядят ответы, которые дал г-н Павленко по возвращении с Синода Константинопольской Церкви 29 ноября с.г.

Так, Ростислав Павленко заявил, что Устав, предложенный Синодом Константинопольской Церкви, — это только «предложения». Предложения? То есть, не догма, а руководство к действию?! И его можно переработать — до «Объединительного Собора» (например, на Архиерейском Соборе УПЦ-КП) или на самом Соборе? Кстати, В УПЦ КП, как известно, подготовили свой проект устава Единой поместной церкви — из 58 страниц. По мнению Киевского Патриархата, этот проект намного более проработан и лучше отвечает условиям церковной жизни в Украине. Как минимум, очевидно, что Устав «от УПЦ-КП» соответствует украинскому законодательству: ведь этот документ необходимо будет регистрировать (чуть не написал — «освящать») в Министерстве Юстиции.

Или, все-таки, константинопольский Устав «священен и неприкосновенен»?!

Не имея ни малейшего представления о Каноне, г-н Павленко даже не понимает, что его следующее заявление — «Томос про автокефалию должен быть вмонтирован в Устав», полностью противоречит предыдущему. И он своим предыдущим заявлением о привезенном из Стамбула Уставе, как всего лишь «предложении», впал — как это именуется на церковно-славянском языке — в «бледство», т.е. — в ересь.

Ведь из сказанного очевидно, что Устав должен в ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ отражать нормы, зафиксированные Томосом. Но... Томос Вселенского Патриарха не подлежит пересмотру ни на Объединительном Соборе, ни позже.

По имеющейся достоверной информации, документ был подписан Варфоломеем на заседании Синода Константинопольского Патриархата 29 ноября 2018 г. и ждёт своего получателя. И Фанар возвращаться к тексту Томоса не планирует.

Можно ли вносить изменения в Устав Единой Поместной Украинской Церкви? Теоретически, став автокефальной, Церковь может уже на следующем Соборе отменить этот устав и принять новый. Но Томос Вселенского Патриарха содержит в себе нормы, которые Украинская церковь будет не в силах изменить. Если, разумеется, она хочет сохранить статус автокефальной.

Ростислав Павленко говорит, что «текст Томоса достаточно стандартный, в интернете можно найти аналоги». Но, при этом, текст Томоса никому не показывает. (Кстати, точно так же остается засекреченным некое Соглашение Президента Петра Порошенко с Патриархом Варфоломеем).

Источник, чья компетенция не вызывает сомнений, утверждает, что ознакомился с Томосом Православной церкви в Украине. Так вот, этот текст не похож ни на какие «аналоги в интернете», он не похож ни на один из прежних Томосов об автокефалии. Это — уникальный документ, который содержит множество невиданных ранее новелл, напрочь отсутствующих в прежних Томосах об автокефалии.

Пройдемся по пунктам.

1. Священный Синод Православной Церкви в Украине «признает в качестве главы и власти (γινωσκει ως κεφαλην και αρχην) Апостольский Престол Константина Града»; он «несёт ответственность за всякое нарушение (υπεχουσα ευθυνας δια πασιν παραβασιν) не только перед Священным Синодом Вселенского Патриархата, но и перед Великим собором», который, когда захочет, созывает Патриарх Константинопольский.

2. Митрополит (! — именно «митрополит», а не «патриарх» — см. пункт 8) Киевский и всея Украины ОБЯЗАН обращаться ко Вселенскому Патриарху ПО ВСЕМ ВОПРОСАМ «общего церковного, догматического и канонического свойства».

3. Экзархи останутся в Украине навсегда. (В качестве «полномочных представителей» Вселенского Патриархата — на «мирском» языке, в качестве «смотрящих» — согласно «понятийной» лексике).

Список из более чем 20-ти монастырей и храмов, на которые претендует Константинопольский Патриархат, о чём сообщалось ранее, по-видимому, не является исчерпывающим. Документ говорит о НЕОТЪЕМЛЕМОМ праве Вселенского Престола «учреждать таковые (т.е. ставропигии) везде» (οπως πηγνυει τοιαυτα πανταχου).

4. Особо оговорена обязанность митрополита Киевского получать миро от Вселенской Церкви — во свидетельство не только «духовного единения и тёплых чувств ко Вселенской Церкви», но и как символ её «канонической власти над православными» (ως κανονικης των Ορθοδοξων αρχης).

5. Новая Церковь не будет иметь права окормлять украинскую диаспору. Её каноническая юрисдикция жёстко определена границами Украинского государства, и она «не может ставить епископов или утверждать жертвенники вне границ страны, ... чтобы ей не выйти вопреки канонам за свои пределы» (ινα μη αυτη αντικανονικως υπεροριος γινεται). Т.е., многочисленные и далеко не бедные приходы диаспоры по всему миру будут напрямую подчинены Вселенскому Патриарху.

6. Любой епископ, священник или даже дьякон Православной Церкви в Украине имеет право обратиться с апелляцией ко Вселенскому Патриарху. И его решение по делу обжалованию не подлежит. С одной стороны, Варфоломей, похоже, не представляет, с каким валом жалоб ему придется столкнуться, с другой — это удобный инструмент полного контроля над внутрицерковной жизнью Украины. Кстати, о какой автокефалии («самоуправлении») можно говорить в этом случае?! Кроме того, не противоречит ли данный пункт Томоса, вносимый в Устав, украинскому законодательству?!

7. Митрополит Киевский обязан поминать Вселенского Патриарха. Напомним, что для Вселенской Церкви «поминовение — знак повиновения». На этом основании, например, было отменено разрешение на хиротонию митрополитов Киевских, ранее выданное Патриарху Московскому. Отказ от поминовения Константинопольского Патриарха может стать причиной для пересмотра статуса Украинской Церкви и возвращения её в состав Вселенского Патриархата.

8. Глава Церкви получает титул «Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины», и ему ЗАПРЕЩЕНО как-либо изменять или дополнять этот титул. Например, в него нельзя включить имена знаменитых монастырей/лавр, как это принято в некоторых Церквях, а также — в действующем титуле Киевского Патриарха. («Святейший и Блаженнейший (имя), Архиепископ и Митрополит Киева — матери городов Русских, Галицкий, Патриарх всея Руси-Украины, Свято-Успенской Киево-Печерской и Почаевской Лавр Священноархимандрит»)

9. Изменить устройство Священного Синода, прописанное в константинопольском проекте Устава (выборный состав членов, меняющихся в течение года) будет невозможно. Постоянных членов Синода не будет: так прописано в Томосе.

10. На всякий случай (и прецедентов этому нет!) прописано даже, куда должно быть первое «мирное путешествие» митрополита Киевского: конечно же, к Патриарху Константинопольскому.

11. Митрополиту Киевскому запрещено вносить какие-то изменения в диптих Церквей. Православная Церковь в Украине обязана принять диптих Церквей (очерёдность служения) по образцу Константинопольского Патриархата (в различных Церквах диптихи отличаются, и это никогда ранее не прописывалось в Томосах).

12. Отказ нескольких православных патриархов приехать на Святой и Великий Всеправославный Собор на Крите в 2016 году, видимо, был учтён Патриархом Варфоломеем. В Томосе (тоже впервые в истории издания таких документов) указано, что митрополит Киевский обязан являться на все Межправославные совещания, которые созывает Вселенский Патриарх.

13. Нечего и говорить, что место митрополита Киевского в диптихе — самое последнее, после митрополита Чешского и Словацкого.

А теперь самое важное: Томос чётко оговаривает, что автокефалия предоставляется ТОЛЬКО НА ЭТИХ УСЛОВИЯХ: «На этих условиях наша Святая, Великая Церковь Христова благословляет и провозглашает Православную Церковь в Украине автокефальной». Это значит, что нарушение любого из условий даст право Вселенскому Патриархату пересмотреть Томос или отозвать его — и Православная Церковь в Украине потеряет свой автокефальный статус. Последний прецедент пересмотра/отзыва выданного Вселенским патриархом Томоса — на том же Синоде Константинопольского Патриархата был изменен статус Западноевропейского экзархата русских приходов, планируя подчинить его Галльской митрополии. С 1999 года — согласно выданному Томосу — русские приходы в составе Константинопольского Патриархата имели определенную каноническую самостоятельность: экзархат осуществлял богослужения согласно русской литургической традиции и объединял общины русских эмигрантов первой волны. (При этом никаких претензий к исполнению положений Томоса предъявлено не было).

Каноническую оценку данного документа пускай дают богословы. Но, с политической точки зрения, на которую особо напирал действующий Президент и его многочисленные «автокефальные единомышленники» во власти — это реальная унизительная капитуляция во имя виртуальных (и весьма сомнительных!) процентов рейтинга. Никакой публично обещанной г-ном Павленко «независимости и самостоятельности во внутренней жизни» не предвидится. Или, может быть, специально для Ростислава Павленко в Декалог внесена «поправка» относительно Девятой Заповеди?!

P.S.

Будет вполне справедливым, если текст этого Томоса войдет в историю, как «Пакт Варфоломея — Павленко», — в увековечивание постыдного и печального итога некомпетентности доверенного лица Президента, неоднократно посещавшего Фанар и ЛИЧНО работавшего над всеми текстами совместно с сотрудниками Патриархии.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама
Вячеслав Чечило
Юлия Тимошенко как никогда близка к победе. Как никогда с 2009 года. Но, как и 10 лет назад, ей снова может не хватить совсем чуть-чуть для того, чтобы стать президентом. Тимошенко это понимает и, обжегшись на молоке, дует на воду. Ее нынешняя кампания разительно отличается от всех предыдущих. Сейчас она не ведущий, а ведомый. Тимошенко превратилась в тень Порошенко, повторяющую за ним тезисы про ЕС, НАТО и автокефальную церковь. Тимошенко больше не хочет брать власть, она хочет получить ее в наследство. Тимошенко сидит на берегу и ждет, пока мимо проплывет президентство. Но избирателя мало волнуют мечты Юлии Владимировны. Судя по тому, что, несмотря на все усилия, рейтинг Тимошенко застрял в районе 15%, избиратель не хочет за нее голосовать. Возможно, потому, что он до сих пор не получил ответ на три очень важных для него вопроса.