Интересы

музыка

Самый известный на Западе отечественный джазмен Аркадий Овруцкий объяснил, как отличить джаз от остальной музыки и почему в организации джазовых концертов деньги — не главное

Самый известный на Западе отечественный джазмен Аркадий Овруцкий объяснил, как отличить джаз от остальной музыки и почему в организации джазовых концертов деньги — не главное
Фото: OVRUTSKI.COM

«Я начал слушать джаз в три года, — вспоминает один из лучших отечественных джазовых музыкантов и самый известный заграничный украинский контрабасист Аркадий Овруцкий. — Папа был большим фаном, ежедневно в нашем доме звучали Армстронг, Фицджеральд и Дюк». Потом Овруцкий окончил музыкальную школу по классу скрипки и долгое время играл на бас-гитаре. Последние десять лет предпочитает контрабас. «Это инструмент с неограниченными возможностями, — говорит он. — На нем можно исполнять музыку всех стилей — от классики до хип-хопа».

Аркадий, которого его американские коллеги называют Арком, большую часть года проводит в Нью-Йорке, где сочиняет новые композиции, записывает альбомы, активно выступает и преподает. В 2005 г. музыкант, решив активнее приобщать украинцев к джазу, учредил «Международный джазовый абонемент» и начал организовывать концерты.

«Многие музыканты занимаются антрепренерством, потому что их не устраивают финансовые условия, предлагаемые промоутерами. Такие звезды, как Чарльз Мингус и Рэй Браун, к примеру, тоже сами продюсировали свои проекты», — рассказывает Овруцкий. Почти за десять лет работы «Абонемента» он привез в Украину около полусотни именитых американских джазменов, среди которых — тромбонист Кертис Фуллер, саксофонист Джэйвон Джексон, перкуссионист Дудука да Фонсека, пианисты Хелио Алвес и Бенито Гонзалес, вокалист Грегори Портер, трубач Джим Ротонди и др.

Очередной проект — выступление в нескольких украинских городах композитора, вокалиста и гитариста Аллана Харриса — был намечен на начало апреля, однако гастроли пришлось перенести на октябрь. За все время существования «Абонемента» этот перенос оказался самым сложным. «Потому что за девять лет мы такого не делали ни разу, — объясняет Овруцкий. — Надеюсь, осенью все нормализуется и мы вернемся к обычному графику работы — по проекту в месяц».

— С чего следует начинать знакомство с джазом человеку, который не разбирается в этом стиле?
— Начинать надо с истоков и по порядку. Сначала 1930‑е — Луис Армстронг, Дюк Эллингтон. Затем 1940‑е — Чарли Паркер, Диззи Гиллеспи, 1950‑е — Майлс Дейвис, Джон Колтрейн, 1960‑е — Уэйн Шортер, Херби Хэнкок — и 1970‑е — Джо Завинул, Чик Кориа. В 1980‑е начался процесс слияния джаза и поп-музыки, что породило целое направление «легкий джаз» (smooth jazz). Это интересное время, но особо я бы выделил Майкла Брекера и команду Steps Ahead, a также Уинтона и Брэнфорда Марсалисов. По сравнению с другими они были ближе к корням и привнесли в джаз много нового. 1990‑е — это период возврата и развития того, что заложили Шортер и Хэнкок в 1960‑е, а также время экспериментов, которые требуют отдельного разговора.

— Есть ли какие‑то конкретные правила слушания этой музыки?
— Одни слушают музыку сердцем, другие — разумом. Идеально, когда это сочетается.

— Аплодировать до того, как музыканты закончили играть, — хороший или плохой тон?
— Когда соло очень хорошее, зрители аплодируют и в середине исполнения. У меня так бывало не раз (улыбается).

— А как понять, хорошее соло или нет?
— Совершенно так же, как вы понимаете, хорошее блюдо или плохое. Конечно, важен еще и бэкграунд аудитории. Другое дело, как сыграть хорошо? Так же, как и приготовить первоклассное блюдо. Для этого нужен классный шеф-повар, у которого есть свои фирменные рецепты.

— Сколько стоит организовать джазовый концерт в Украине?
— Несколько моих седых волос, а также моих партнеров-промоутеров. (Смеется.)
В музыке деньги вторичны. Если есть идея, и средства найдутся. Главное — творческий результат, все остальное получится само собой. Так работают в Нью-Йорке. К сожалению, в Украине не всегда так: здесь бытует мнение, что сначала деньги, а потом все остальное. Да ничего не будет, потому что работать надо! И работать правильно и профессионально. Можно сделать концерт за 10 тыс. грн, и он будет успешным, а можно — и за $ 10 тыс., и он будет провальным, если не думать прежде всего о творческом результате.

— Можно ли заработать в Украине организацией джазовых концертов?
— Заработать? (Смеется.) Зарабатывают на джазе не в Украине. Для меня «Абонемент» — скорее дань моему родному городу и консерватории, в стенах которой проходили наши выступления в последние девять лет, а также джазовой публике, которая все эти годы посещала мои концерты. Сейчас проект «Международный джазовый абонемент» работает без спонсоров, в отличие от других. У нас стоимость билетов на концерты самая низкая — от 100 до 300 грн. Поэтому цель «Абонемента» — не потратить грамотно бюджет, а создать, подчеркну — именно создать, а не перепродать проект, который был бы интересен прежде всего в творческом плане. Во‑первых, это честно, а во‑вторых, интересно. И самое главное — формат всех наших концертов остается неизменным. Большинство их участников — ньюйоркцы, носители современной джазовой культуры.

— Можно ли сказать, что за последние годы джаз в Украине стал модным?
— Это не мода, скорее люди поняли, что такое джаз. На концерты «Абонемента» многие слушатели приходят уже много лет подряд, и таких примерно треть зала. Но появляются и новые лица, что особенно радует. Правда, сейчас джазом называют многие вещи, не имеющие к нему отношения. Я бы отметил несколько признаков настоящего джаза. Прежде всего свинг (ритмический рисунок, при котором в каждой паре играемых нот первая продлевается, а вторая сокращается. — «Капитал»). Это афроамериканская составляющая джаза, которая создает особое ощущение легкости и полета, или, как это еще называют, грув. Он пришел в современный джаз из музыки новоорлеанских карнавал-парадов (праздники, которые проходят в США с конца XIX века. — «Капитал»). Второе — мелодический музыкальный язык, фразировка, которая берет свое начало в бибопе и блюзе. Третье — гармонический язык: как традиционный, пришедший из Great American Songbook 1930‑х (сборник самых известных мелодий в американской музыке. — «Капитал»), так и современный — из классики ХХ века. И наконец, импровизация. Сейчас много импровизационной музыки, но называть ее джазом, наверное, не стоит. Хотя джаз постоянно развивается и впитывает в себя новые черты мировой музыки и современной классики.

— Достаточно ли сейчас джазовых мероприятий в Украине, или эта ниша еще не заполнена?
— В Украине есть джазовая сцена, и она постепенно развивается, но пока еще мало клубов. Думаю, со временем их станет больше.

— С какими музыкантами комфортнее работать — с украинскими или зарубежными?
— В Украине есть хорошие исполнители, которые хорошо владеют инструментом, но вот с джазом немного сложнее. Ведь в этом стиле нужно свинговать, и джазовая фразировка весьма отличается от классической. Чтобы понять это, нужно провести какое‑то время в Нью-Йорке. Мое первое впечатление, когда я приехал туда: все играют супер и все очень толерантные. Потом я понял: этот город — лучшее в мире место для музыкантов.
И конечно, афроамериканская ритмическая составляющая джаза еще остается неизведанной областью для многих европейцев. Это касается не только Украины. Ритмическое образование в Европе, к сожалению, почти отсутствует. Хотя были и такие таланты, как Мишель Петруччиани, Тете Монтолиу, Тутс Тилеманс, Нильс Педерсен, которые свинговали не хуже американцев. Но таких единицы.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама