Бизнес

реформирование

Большинство остановленных шахт правительство не будет восстанавливать

Большинство остановленных шахт правительство не будет восстанавливать
Фото: Ирина Горбасева

На днях в Украину прибывает первое судно с южноафриканским углем. Везет оно 85 тыс. т антрацита, предназначенного для сжигания на теплоэлектростанциях (ТЭС) «Ценрэнерго».

Напомним, 19 августа нынешнего года ГП «Укринтерэнерго» заключило контракт с компанией Steel Mont Trading ltd. на поставку в нынешнем году 1 млн т угля. Именно столько до конца года требуется для полной загрузки трех ТЭС «Центрэнерго» (Углегорской, Змиевской и Трипольской).

По расчетам Министерства энергетики и угольной промышленности, до конца года Украине требуется импортировать 4,2 млн т угля, что повлечет дополнительные затраты для генерирующих компаний в размере 1,5‑2 млрд грн. Контракты на поставку импортных углей заключили также частные компании, которые до конца года планируют отдельно завезти 4 млн т угля из России (речь идет о крупнейшем энергохолдинге ДТЭК и ПАО «Донбассэнерго»).

Впрочем, велика вероятность, что по­треб­ности в импортном угле будут расти, так как массовый переход населения с газа на электроэнергию (например, при замене отопительных котлов, что сегодня субсидируется государством через «Ощадбанк»), увеличит потребление электричества. «Вполне вероятно, что в нынешнем году мы завезем 10 млн т углей», — прогнозирует член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук, отмечая при этом, что импорт будет убивать отечественный угольный сектор. Другие аналитики также уверены, что закупка за рубежом черного золота поставит под сомнение экономическую целесообразность существования отечественного углепрома, особенно государственной формы собственности.

Ситуация

По данным Минэнергоугля, в январе-сентябре 2014 г. украинские шахты добыли 53,4 млн т угля, что на 13,2 % меньше, чем в те же месяцы 2013 г. Добыча упала как на государственных (–12,6 %), так и на частных шахтах (–13,4 %). Причем снижение выемки началось с июля, а в августе темпы падения добычи значительно ускорились. «На начало августа работали 50 государственных шахт, но из‑за обострения ситуации в Донбассе в середине августа 26 из них были вынуждены приостановить свою деятельность», — объяснил «Капиталу» резкое падение августовской угледобычи директор департамента по вопросам функционирования и реформирования угольной промышленности Минэнергоугля Александр Вивчаренко. По оптимистическим прогнозам аналитиков, добыча угля в стране в 2014 г. составит 70‑72 млн т, а по пессимистическим — 63‑65 млн т, что, соответственно, на 14‑16 % или на 22‑25 % меньше, чем в 2013 г.

На сегодняшний день из 93 официально действующих государственных шахт реально работает только 24, все они расположены за пределами территории, где велись и ведутся военные действия. 62 шахты находятся в режиме откачки воды, 7  полностью разрушены.

Подсчитывают потери и в холдинге ДТЭК Рината Ахметова. По данным пресс-службы компании, им удалось избежать полного разрушения шахт, однако добыча угля на двух предприятиях — «Комсомолец Донбасса» и «Красный Партизан» — была временно приостановлена. «Они вернутся к нормальной работе по мере нормализации ситуации на востоке Украины», — обещают в ДТЭК.

Чтобы перекрыть возникший вследствие этого дефицит угля, компания с августа начала поставлять топливо со своих ростовских активов (ШУ «Обуховская») для обеспечения потребностей Луганской ТЭС. К тому же свернула экспорт антрацитовых марок углей и перенаправила весь антрацит на внутренний рынок. В то же время объемы экспорта углей газовой группы в ДТЭК планируют поддерживать на среднегодовом уровне до конца года.

Специфика

Украинская специфика превращения угля в ток состоит в том, что отечественные электростанции рассчитаны на сжигание разных марок угля. Семь из 14 ТЭС Украины спроектированы для сжигания высокореакционного угля газовой марки Г (Зуевская, Углегорская, Запорожская, Кураховская, Ладыжинская, Добротворская, Бурштынская), шесть — для сжигания низкореакционного угля марок А и Т (Трипольская, Змеевская, Приднепровская, Старобешевская, Славянская, Луганская); Криворожская ТЭС может работать только на угле марки Т.

А беда в том, что на 24 работающих сегодня госшахтах добывают в основном угли марки Г, а дефицит наблюдается по маркам А и Т. «Большинство шахт, добывающих угли марок А и Т, находится в городах Шахтерск, Красный Луч, Антрацит, Ровеньки, Свердловск Луганской обл. и контролируются сепаратистами», — отмечает Вивчаренко.

Нет дефицитных марок и в Львовско-Волынском угольном бассейне, промышленные запасы которого оцениваются в 155 млн т. За 9 месяцев 2014 г. западноукраинские шахты подняли на-гора 1,5 млн т углей газовой группы (–32 % относительно аналогичного периода прошлого года), отгрузив при этом топливо на три близлежащие ТЭС (Ладыжинскую, Добротворскую и Бурштынскую).

В сложившихся обстоятельствах, как сказал первый заместитель министра энергетики и угольной промышленности Украины Юрий Зюков, нам придется покупать уголь антрацитовых марок у других стран, «пока не стабилизируется ситуация на востоке Украины и мы не возобновим работу шахт, добывающих антрациты».

Вопрос…

…А будет ли возобновлена работа на этих шахтах? Да и нужно ли это? Правительство на эти вопросы намерено ответить отрицательно.

В недрах профильного министерства разработан проект распоряжения Кабинета министров «О ликвидации некоторых убыточных угледобывающих предприятий, которые остановили свою производственную деятельность вследствие ведения боевых действий на территориях Донецкой и Луганской областей». Документом предусмотрено закрытие 14 угольных предприятий, так как «они глубоко убыточны, а их возобновление и дальнейшая производственно-хозяйственная деятельность — нецелесообразны». В перечень попали: две шахты ГП «ДУЭК», одна шахта ГП «Шахтерскантрацит», шахтоуправление ГП «Торезантрацит», три шахты ГП «Луганскуголь», три шахты ГП «Первомайскуголь», две шахты ПАО «Лисичанскуголь» и две шахты ГП «Донбассантрацит». Убытки от производственно-хозяйственной деятельности этих шахт за первое полугодие 2014 г. составили 792,8 млн грн.

Как говорится в пояснительной записке к проекту распоряжения, стоимость ликвидации перечисленных шахт ориентировочно составит 2,020 млрд грн, а сроки ликвидации — 18‑36 месяцев: «При этом экономия бюджетных средств, благодаря принятию данного проекта постановления, на протяжении следующих трех лет составит 2,030 млрд грн, а начиная с 2018 г. — не менее 1,350 млрд грн ежегодно». Это позволит оптимизировать структуру угольной отрасли, повысить эффективность функционирования предприятий углепрома.

Категорически против ликвидации шахт выступают профсоюзные организации. К примеру, Лисичанский терком профсоюза работников углепрома назвал решение о закрытии шахт ПАО «Лисичанскуголь» поспешным и необоснованным, поскольку эти шахты останавливали свою производственную деятельность только на четыре дня (22‑25 июля) во время ведения боевых действий. И в настоящее время их работа остановлена искусственно из‑за экономии средств фонда оплаты труда (часть шахтеров отправлены в неоплачиваемые отпуска). Однако промышленные запасы угля на «Новодружеской» составляют 35 млн т, а на «Привольной» — около 43 млн т. К тому же на обеих шахтах ведутся работы по подготовке новых лав с суточной нагрузкой 300 т и 700 т соответственно.

Из 93 официально действующих государственных шахт только 24 реально работает. 62 шахты находятся в режиме откачки воды, 7 полностью разрушены

За спасение каждой ликвидируемой шахты сегодня профсоюзы ведут переговоры с руководством Минэнергоугля. Но, похоже, что в высоких министерских кабинетах серьезно настроены провести реструктуризацию углепрома. «Пока мы решаем текущие проблемы, но сегодня назрела необходимость проведения реформ в угольной отрасли», — заявил Александр Вивчаренко, возмущаясь растущими объемами бюджетного финансирования убыточной отрасли. Так, если в 2010 г. дотации на покрытие разницы между себестоимостью добычи и отпускными ценами госшахт составили 7,2 млрд грн, то в 2013 г. на эти цели ушло уже 13 млрд грн. Причем объемы выемки государственного угля за этот период снизились (с 38,4 млн т до 24,2 млн т). Получается, что за три последних года субсидии на каждую добытую государством тонну угля выросли почти в три раза (до 537,2 грн). По подсчетам аналитиков, государственные дотации в углепром по итогам нынешнего года имели все шансы превысить 16 млрд грн (расчеты сделаны на основе результатов относительно мирного I квартала 2014 г., дотации за этот период составили около 4 млрд грн).

«Наше государство не может далее финансировать и обеспечивать углепром», — утверждает Вивчаренко, рассказывая, что в отрасли есть госпредприятия, где себестоимость добычи тонны угля составляет 7‑10 тыс. грн при цене продажи 700 грн за т. «При закрытии подобных высокоубыточных шахт будут учитываться также балансовые запасы угля, — говорит Вивчаренко. — Программа реструктуризации углепрома сейчас дорабатывается, проходя последние корректировки». В Минэнергоугля предполагают развивать 35‑40 перспективных госшахт (с дальнейшей их приватизацией), 26‑30 шахт планируют законсервировать (с возможностью возобновления добычи в будущем) и 29 шахт закрыть.

Условия

Правда, аналитики не склонны называть предстоящую реструктуризацию углепрома реформированием. «Вместо реформ будет банальное закрытие убыточных шахт», — говорит Юрий Корольчук. И уж тем более никто не ожидает успешной приватизации и привлечения иностранного капитала в углепром. «Сегодня иностранный инвестор занимает выжидательную позицию в отношении Украины, — рассказывает управляющий директор компании с иностранными инвестициями «Энергетические ресурсы Украины» Андрей Фаворов.

Заманить инвестора в украинскую угледобычу тяжело еще и потому, что геологические условия не позволяют отнести отечественный уголь к высоко привлекательным секторам инвестирования. «Большая глубина добычи, высокая взрывоопасность из‑за выбросов метана, малая толщина пластов, а также наличие большого количества круто падающих пластов (то есть расположенных под большим наклоном к горизонту) увеличивают себестоимость добычи и снижают инвестиционную привлекательность отрасли в целом», — поясняет директор ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Владимир Власюк. Тем более что в последние годы в мире разведаны новые месторождения (Мозамбик, Монголия, Индонезия), которые по своим природным условиям значительно превосходят условия Донбасса. Именно там и развиваются новые крупные угольные проекты.

Из подобных регионов (уже развитых и развивающихся) Украина обречена сегодня завозить уголь. По словам замначальника департамента по вопросам промышленных ресурсов ГП «Держ­зов­ніш­інформ» Алексея Шевцова, кроме ЮАР, теоретически поставки энергетических марок угля могут осуществляться из Польши, Колумбии, США, Австралии, Индонезии, Вьетнама и России. Причем с точки зрения соотношения цены покупки и стоимости логистики, по мнению Фаворова, российские угли являются наиболее привлекательными.

Цена вопроса

О стоимости угля из ЮАР, поступление которого ожидается на днях, предстоит только догадываться. Правительство пока не называет эти цифры. Подсчитать цену импортного топлива взялись аналитики, взяв за основу спотовые котировки южноафриканского угля калорийностью 6 тыс. ккал за кг в порту Ричардс Бэй на условиях FOB. «Если уголь прибудет в середине октября, значит, он был законтрактован в начале сентября, а в тот период он стоил примерно $ 68‑69 за т, сейчас (в октябре) — $ 66 за т», — говорит начальник аналитического отдела ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Александр Крайников, предполагая, что фрахт до порта «Южный» составит не менее $ 25 за т. «Если же закупка угля осуществлялась позднее (середина сентября, к примеру, с поставкой в октябре), то это будет на $ 1‑2 за т дешевле», — предполагает аналитик (что практически равно средней себестоимости украинской добычи угля).

У Корольчука цифра получилась несколько выше — $ 110‑120 за т, так как эксперт, помимо фрахта, включил в стоимость и другие платежи, например НДС и доставку на ТЭС. Этот результат сравнялся со средним показателем себестоимости украинского угля — 1,5‑1,65 тыс. грн за т с учетом дотаций, зарплат и соцвыплат шахтерам, доставки потребителю.

Что касается мировых цен на энергетический уголь, то они в нынешнем году, выражаясь словами аналитиков, демонстрируют «боковой тренд с наметившейся недавно относительно слабой тенденцией к снижению». Это объясняется умеренным спросом со стороны ключевых потребителей в Европе и Азии. «Выход Украины в качестве покупателя энергетического угля весомого влияния на мировые котировки пока не оказал, — подчеркнул Шевцов. — В частности, котировки на южноафриканский уголь за август-сентябрь 2014 г. снизились в среднем на 6‑8 %, на угли при экспорте из портов Балтийского моря (Польша, Россия) — на 5‑6 %».

Аналитики отмечают, что мировые цены имеют тенденцию незначительно колебаться под влиянием сезонных факторов, но рост стоимости угля если и возможен, то не «драматический», а весьма умеренный. Например, октябрьские цены на южноафриканский уголь составляют $ 66 за т, до конца 2014 г. они могут подняться до $ 69 за т. «В среднем в 2015 г. уголь на мировом рынке будет продаваться по $ 68 за т, в 2016 г. — по $ 70‑71 за т и в 2017 г. — по $ 72‑74 за т», — прогнозирует Крайников. Впрочем, последние законодательные инициативы в Китае могут внести существенные коррективы в этот прогноз. С 15 октября минфин КНР ввел пошлины на ввоз энергетических углей, чтобы защитить внутреннее производство. В результате предложение угля на других рынках может вырасти и обвалить цены на него.

Андрей Фаворов: «Реформу надо было начинать 20 лет назад»

Управляющий директор компании с иностранными инвестициями «Энергетические ресурсы Украины» Андрей Фаворов рассказал «Капиталу» о состоянии отрасли и перспективах ее реформирования

— На ваш взгляд, сегодня подходящее время для проведения реформирования углепрома?

— Реформирование угольной отрасли надо было начинать и реализовывать лет 20 назад, а сейчас необходимость резко возросла. В первую очередь важно искоренить коррупционные схемы, преимущественно в сфере дотаций госшахт. Далее — создать угольную биржу, которая заложит правильные основы функционирования рынка. Лучшие из оставшихся угольных предприятий следует выставить на продажу.

— Есть ли экономический смысл восстанавливать разрушенные шахты и дотировать добычу угля на них?

— Полный отказ от собственной добычи в пользу импорта стратегически был бы неправильным решением, отрасль добычи можно и нужно развивать. В то же время шахтный метод (с использованием в основном человеческого труда) — не самый эффективный способ добычи угля. Существуют современные технологии, позволяющие добывать уголь в разы эффективнее. Такие технологии могут появиться в Украине только с приходом иностранного инвестора.

— Сколько можно сэкономить бюджетных средств, закрыв (не возобновив) работу на некоторых убыточных шахтах?

— До 15 млрд грн бюджетных средств, то есть полный объем государственных дотаций. Исторически «дотированный» уголь вытеснял с рынков сбыта экономически конкурентные шахты и не позволял им развиваться. Следует наращивать добычу угля, востребованного как в Украине, так и на мировых рынках.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама