Экономика

контракты

Сергей Пинькас: «Техника уже поставлена армии и участвует в боях, а денег еще нет»

Сергей Пинькас: «Техника уже поставлена армии и участвует в боях, а денег еще нет»

С марта по октябрь Кабинет министров полностью обновил топ-менеджмент государственного концерна «Укроборонпром», в управлении которого находится более 130 предприятий оборонно-промышленного комплекса. Еще до смены власти и начала боевых действий в Донбассе правительство готовило госконцерн к реструктуризации, запланировав ликвидацию убыточных предприятий. Война внесла коррективы в этот план, загрузив заводы работой. Правда, финансовые показатели госконцерна это не улучшило. О том, почему сократилась выручка предприятий и кому продает оружие «Укроборонпром», «Капиталу» рассказал первый заместитель генерального директора концерна Сергей Пинькас.

В ущерб себе

— Как проведение АТО повлияло на деятельность предприятий госконцерна?

— В этом году у нас сформировался внутренний рынок. В Украине появилась потребность в военной технике, которая раньше в основном шла на экспорт. Было поставлено задание: все, что производили и отправляли за рубеж, оставлять внутри страны для выполнения задач Минобороны, МВД, Нацгвардии.

— Сохранив экспортные поставки, компании госконцерна могли бы увеличить доход за счет валютной выручки. Каких финансовых результатов ждете, приостановив экспорт?

— Если говорить о количестве единиц техники, которая была реализована, то оно не изменилось. Но выручка сократилась в четыре с половиной раза. На экспорт у нас цена свободная — как договорились, так и продали. На внутренний рынок работаем с незначительной рентабельностью — предприятия концерна не зарабатывают на государстве. Еще важно, что в силу специфики бюджетного законодательства мы вынуждены вкладывать оборотные средства при работе над госзаказом. Сегодня большое количество техники уже по факту поставлено армии и даже участвует в боях, а денег еще нет. Идут определенные процедуры, в том числе тендерные. Но до конца года с нами должны рассчитаться.

— То есть контракты с Минобороны еще не заключены?

— Еще два месяца назад Министерство обороны должно было проводить с нами тендер. Невозможно заключить договор без процедуры, длящейся 40‑45 дней, что непростительно долго в условиях военного времени. В итоге внесли изменение в правительственное постановление, упростив процедуру. Но все равно есть определенный процесс. Тем временем технику нужно ремонтировать в тот день, когда она приходит на завод. Работать в таком формате было нашим решением. Но предоставляя услуги и технику без предоплаты, «Укроборонпром» вынужден искать заемные средства, в том числе, проводя перераспределение финансов внутри концерна. Брали деньги в долг у тех предприятий, у которых они были, и передавали тем, которые на тот момент нуждались в финансах для производства.

— В банках деньги брали?

— Все наши предприятия на 95‑97 % уже переведены на обслуживание в госбанки. В них и зарплатные проекты, и активы. Там же решаем вопросы по кредитованию. Сейчас нам нужны кредитные линии под доступный процент. Переговоры по этому поводу ведутся. С коммерческими банками сложнее, так как мы не можем предоставить в залог под кредит имущество. Оно государственное. Единственное, что можем заложить, так это выручку по потенциальному контракту. Но не всех такой залог устраивает.

— А кредит под госгарантии?

— Госгарантии актуальны при импорте комплектующих, необходимых для производства военной техники в Украине. Многие западные компании готовы производить для нас, но при условии предоставления госгарантий. Думаю, в скором времени этот вопрос будет обсуждаться на уровне правительства.

Болезненный разрыв

— В июне президент Петр Порошенко поручил прекратить сотрудничество в сфере оборонно-промышленного комплекса (ОПК) с Россией. Москва предъявляла требования о компенсации в связи с расторжением договоров?

— Такого рода решения никогда не бывают простыми. Как разорвать кооперационные и технологические отношения, которые формировались более двадцати лет? Есть оборудование, например, ракеты, корпуса для которых делали у нас, потом отправляли в Россию, где их начиняли и возвращали назад на предприятие в Украину, чтобы поставить дополнительные установки. И затем снова отправляли заказчику в Россию. Теперь этот процесс остановлен. Потеряли и россияне, и мы. С другой стороны, нужно понимать, что сегодня это вооружение может применяться против нашей страны. Поэтому в течение суток после решения о прекращении сотрудничества предприятия концерна остановили проекты с Россией. О частных компаниях, в том числе и о «Мотор Сич», мы не можем говорить, так как они нам не подчиняются.

— А что насчет санкций?

— По этому поводу велась переписка. Вполне возможно, что штрафные санкции могут быть. Но решение прекратить сотрудничество было не односторонним. Россия также расторгла договоры, и есть невыполнение по контрактам. Если в отношении нас будут судебные иски, мы ответим встречными. Но пока мы не намерены инициировать судебные разбирательства.

— Понятно, что с Россией сотрудничество в сфере ОПК возобновится не скоро. «Укроборонпром» ищет новые рынки сбыта или будет ориентироваться на внутренний?

— А никто не говорит о том, что если раньше продавали за границу, то теперь только внутри страны. Нужно исходить из возможностей производственного комплекса, который может выпустить определенное количество техники. Допустим, 150 танков в месяц. Если мы понимаем, что у Вооруженных сил есть заявка на удовлетворение потребностей своих частей для защиты границ, например в 300 танков, то первые 300 единиц мы направим им. Если будет остаток, то у нас есть отработанные рынки и партнеры, которым мы можем продавать нашу продукцию. Другой вопрос, накопила ли Украина сегодня достаточную массу вооружения, чтобы возобновить экспорт? Пока такого ощущения нет. Старую технику нужно менять на более новую и усовершенствованную. В любом случае, говоря о текущем годе, тяжело делать какие‑либо выводы, поскольку 2014‑й — очень сумбурный. Тогда как к 2015 г. мы будем понимать, какой запрос будет от военных по государственному оборонному заказу. Станет ясно, сколько наши производственные мощности позволяют дать на внутренний рынок и останется ли что‑то на экспорт.

— В какие регионы мира есть возможность отправлять продукцию?

— Азия и Африка — основные регионы, заинтересованные в нашей продукции. Во-первых, их устраивает цена. Военная техника украинского производства гораздо дешевле западных аналогов. К тому же вооруженные силы этих регионов имеют базу обслуживания и ремонта техники, которая поддерживалась с советских времен. Поэтому им выгоднее работать с нами.

Военные издержки

— Как сказалась потеря предприятий «Укроборонпрома» в Донбассе на производстве техники? Удается компенсировать потери за счет предприятий в других регионах?

— Здесь не все так просто. Правильнее говорить не о замещении на территории страны, а о поиске других решений, в том числе о закупке импортных аналогов или перепрофилировании производства существующих предприятий. В Донецкой и Луганской областях всего 18 предприятий госконцерна (14 % от общего количества. — «Капитал»). По некоторым предприятиям, которые работали на территории АТО, нам удалось сохранить технологии и людей. Сейчас они работают в других регионах. Нужно понимать, что задача-минимум — сохранение технологий, задача-максимум — сохранение практики производства. В технологическом процессе участвует документация и очень небольшое количество людей. Смогли ли мы сохранить всех? Нужно честно сказать, что нет. Как нам известно, часть из них работает на предприятиях ОПК России.

— В 2013 г. у прежнего руководства «Укроборонпрома» были планы по реструктуризации госконцерна. Уже готовили список убыточных предприятий к ликвидации. Вы эти планы пересмотрели?

— Пока взяли паузу. Но сам подход к реструктуризации пересмотрен в связи с тем, что нам диктует время. В том виде, в котором реструктуризация концерна должна была осуществляться, она неприемлема. Грубо говоря, предлагалось слить предприятия, сэкономив на бухгалтерии и на охране. А дальше что? Мы сторонники иного подхода. За основу предлагаем взять кластерную модель производства. Например, кластер может объединить предприятия бронетанкового направления. При этом, условно говоря, 20 % акций в объединении будет принадлежать частному инвестору. Однако государство сохранит за собой контрольный пакет и право управлять предприятием, но получит возможность работать на чужих деньгах. Не исключено, что уже в ближайшее время мы будем готовы презентовать эту модель более детально.

 

Биография

Пинькас Сергей Владимирович родился в 1981 г. в семье военнослужащего. Имеет три высших образования, кандидат экономических наук. Женат, воспитывает двух дочерей. До августа 2014 г. работал первым заместителем городского головы города Цюрупинска (Херсонская область). С октября назначен первым заместителем генерального директора «Укроборонпрома».

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама